Встреча для вас

Ирина Печерникова: Про меня сплетничали больше, чем про Мадонну

Когда смотришь фильмы "Первая любовь", "Доживем до понедельника", восхищаешься игрой и красотой Ирины Печерниковой. На финале конкурса "Учитель года-2003" в Москве у нее была очень маленькая роль – вручить одному из финалистов приз. В этот момент пошли кадры из "Доживем до понедельника", которому недавно исполнилось 35 лет. Когда ее пригласили на сцену, зал ахнул. Печерникова такая же, как и много лет назад.

И при встрече с ней после конкурса я ощутил в ней мягкость, романтизм, моментами грусть в речи…

– Скажите, Ирина, у вас никогда не возникало подозрения, что вас взяли на роль лишь благодаря вашей красоте?

– Не задумывалась над этим. Я никогда не считала себя особенно красивой. Скорее, киногеничной, сценичной. На экране я выгляжу иначе, чем в жизни. Наверное, поэтому меня редко узнавали на улице. Однажды меня пригласили на "Мосфильм" на встречу с режиссером, которому понравились мои фотографии. Я пришла и долго сидела с ним в одной комнате, не понимая, почему он нервничает и смотрит на часы. Наконец вошла ассистент, и он сердито спросил у нее: "Где же Печерникова?"

– И все-таки из нескольких претенденток на роль Натальи Сергеевны были выбраны именно вы.

– Мне сказали: современный фильм, про школу. Я особо не заинтересовалась, больше любила классику. Но когда узнала, что режиссер – Ростоцкий и что Тихонов будет играть – нет, по-моему, женщины, которой не нравился бы Тихонов, – я согласилась на пробы. Прочитала сценарий и поняла, что про такую школу я хочу сыграть.

– И знаете, все были уверены после этого фильма, что у вас с Вячеславом Тихоновым был роман.

– (Улыбается). Какой там роман! Нас просто "поженили". И длилось это заблуждение лет десять. Я уже замуж вышла, уехала из страны, а все еще считалась "женой Тихонова". Во время съемок я, конечно, была влюблена в Вячеслава Михайловича, но как девчонка, издали, как моя героиня, затаенно и трепетно.

– Ваше долгое отсутствие на съемочной площадке породило много слухов. Как вы к ним отнеслись?

– Как это ни странно, про себя слушаю с удовольствием. Первую сплетню услышала на втором курсе Школы-студии МХАТ. Я тогда уже играла в театре. И в раздевалке через тонкую перегородку услышала, как говорят, будто я чуть ли не сплю с кем-то ради работы на сцене. А я еще даже ни с кем не целовалась. У меня истерика случилась до удушья, убежала в актовый зал, забилась в декорации. Борис Николаевич Симонин – удивительный старик, преподавал у нас изобразительное искусство, – вытащил меня из декораций, достал фляжку, налил в крышечку коньяку, заставил выпить и все рассказать. А потом сказал: "Милая, пока говорят, значит, в тебе что-то есть – или талант, или женщина ты необыкновенная. Вот когда перестанут говорить, налей себе рюмочку коньяку, сядь перед зеркалом, помяни меня, посмотри себе в глаза и спроси: "А почему перестали говорить?" И его слова стали для меня программой на всю жизнь. Сколько же я потом о себе слышала!

Умирала раз десять. В Америку уезжала. Наркоманкой была, алкоголичкой, самоубийством заканчивала, по-моему, каждый год. С кем только не спала. Какая там Мадонна! Симонин мне тогда еще сказал: "Обращай внимание на того, с кем ты "спишь", кого тебе в полюбовники дают, если стоящий – гордись, а нет – насторожись". Я так и жила. Меня часто не узнавали, и случалось, сижу, а рядом про меня говорят! И не какие-то серые истории, нет, все время что-то бурное.

– В вас многие влюблялись?

– Наверное… Только по прошествии энного количества лет узнаю, что, оказывается, меня любили.

– Ирина, как вам кажется, актерская профессия деформирует личность?

– Деформирует не более, чем любая другая, но жизнь иногда ломает. Я не обобщаю, говорю о себе. Ведь личная жизнь – это тоже работа, а все силы уходят в театр, как в прорву. Театр – как болезнь. Есть актеры, у которых не сложилась судьба в театре, и уже возраст, понимают, что уже ничего не будет, кроме"кушать подано", но они не могут уйти, они доигрывают маленькие роли и живут этим. Чужие страсти оказываются важнее собственных.

– Но ведь есть актрисы, которые с возрастом жалеют, что у них нет детей, потому что они всю жизнь служили театру и не хотели ему изменять.

– Я много думала об этом. Но сказать, что жалею, не имею права. У меня был выбор. И иметь ребенка, которому будешь отдавать только то, что останется после театра. А я знала, что театр – это уже бесповоротно. Если я семью нормальную не могла создать, все как-то мимо, то о каком же ребенке… Я выбрала свой путь.

– Не знаю, Ирина, имею ли я право спрашивать. И все-таки, как складывалась ваша личная жизнь?

– Во время съемок в очередной картине в Польше со мной случилось несчастье. По сценарию мне надо было прыгнуть с высоты в сугроб, я прыгнула, а под снегом оказался пень. Тяжелый перелом ноги, со смещением. Меня через некоторое время привезли в Москву. Полгода я промаялась в больничных покоях. Меня выписали, и друзья привели меня на концерт ВИА из Польши. Места были прекрасные – первый ряд. Руководителем и солистом ансамбля был симпатичный молодой человек, который, как мне казалось, не сводил с меня глаз.

Это была любовь с первого взгляда. Мы поженились, через год уехали в Швецию на заработки. И три года я там промучилась. Швеция, мне показалось, – замороженное государство. С таким невыносимым благополучием во всем, что пропадает потребность даже думать о каком-то самовыражении, творчестве. В сытости и покое нужно обладать большой внутренней силой, чтобы сопротивляться и что-то создавать. Я не выдержала. Стала все чаще вырываться на родину под предлогом проведать маму. Да и муж не написал в Швеции ни одной мелодии, пал жертвой шведского счастья. Потом я окончательно вернулась в Москву, мы расстались.

– Вы счастливы?

– Да, я живу с любимым человеком, актером и режиссером Александром Соловьевым. Мы были знакомы давно, а поженились в конце 1996 года.

Счастлива тем, что нет-нет, да и пригласят на творческую встречу со зрителями. Видя, как тебя принимают, понимаешь, что не зря живешь и творишь на этой земле.

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры России.

фильмография

"Каменный гость" (1966 г.), "Доживем до понедельника" (1968 г.), "Первая любовь" (1968 г.), "Города и годы" (1973 г.), "Открытие (Рукопись академика Юрышева)" (1973 г.), "По собственному желанию" (1973 г.), "Вариант "Омега" (1975 г.), "Два капитана" (1976 г.), "Личное счастье" (1977 г.), "Первые радости" (1977 г.), "Голубой карбункул" (1979 г.), "Необыкновенное лето" (1979 г.), "34-й скорый" (1981 г.), "Набат на рассвете" (1985 г.), "Анна Карамазофф" (1991 г.).

Личное дело

ПЕЧЕРНИКОВА Ирина Викторовна родилась 2 сентября 1945 г. в городе Грозном. Окончила Школу-студию при МХАТ в 1966 г. С 1966 г. – актриса театра им. Ленинского комсомола, с 1968 г. – Академического театра им. Вл. Маяковского, в 1978-1990 гг. – академического Малого театра. В кино с 1966 года. Первая роль – Донна Анна в фильме "Каменный гость". Заслуженная артистка РСФСР.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике