Встреча для вас

Алла Баянова: "Я всю жизнь была просто русская"

Среди артистов, с которыми мне посчастливилось встретиться, – легендарная Алла Баянова. Песни в ее исполнении и сегодня понятны и близки людям.

– Алла Николаевна, вашу жизнь легкой не назовешь. Но вам всегда удается быть очаровательной женщиной. Есть какой-то секрет?

– Чтобы вызывать интерес других, нужно быть интересной себе. Прежде всего – сохранить душевное равновесие. Озлобленная, унылая женщина и самой себе будет противна. Нельзя поддаваться жестокости жизни, нельзя отвечать агрессией на агрессию. И не нужно притягивать к себе отрицательные эмоции, все время жалуясь на жизнь. Увидеть хорошее – это требует работы.

Женщина должна быть интересна себе прежде всего внешне. Для этого не обязательно быть красивой или богатой. Достаточно вкуса или ума. А если есть и то, и другое, любая женщина найдет способ понравиться и себе, и окружающим.

– В вашей жизни самым долгим был румынский период…

– Мне нелегко жилось в Румынии: Антонеску упрятал меня за колючую проволоку.

Наше семейство, привыкшее к кочевьям по отелям и случайным квартирам, в Бухаресте неожиданно обрело дом – красивую и уютную квартиру. И вот в хмурое мартовское утро 1941 года раздался настойчивый звонок. Было 4 часа утра. Отец открыл дверь. Вошли четыре человека, отвернув лацканы, показали значки сигуранцев – румынского КГБ. Они перерыли всю квартиру, рылись в белье, в книгах, в бумагах.

Я ничего за собой не чувствовала, политикой никогда не занималась. Однако ордер они предъявили именно на мой арест. Сунули меня в машину, привезли в свою контору и там объяснили, что я арестована за исполнение русских песен. Сутки меня продержали на стуле, потом усадили в джип и привезли на вокзал. А дальше лагерь…

Там, за колючей проволокой, я увидела все сливки румынской интеллигенции. Многих я знала, но общаться нам не разрешали.

– Сколько вы пробыли в лагере?

– Год и несколько месяцев. Дело мое, видно, где-то все-таки рассмотрели, и решили освободить.

Приехала в Бухарест, домой. А дома пусто. Родители все продали и отдали негодяям, что обещали им освободить меня. Я жила дома и каждую пятницу ходила в сигуранцу отмечаться.

– И долго так продолжалось?

– До одной интересной встречи, изменившей всю мою жизнь.

Однажды в сигуранце начальник оскорбил меня грязным предложением и пообещал сослать "в один конец". Я в слезах выскочила на улицу и чуть не угодила под роскошный автомобиль. Молодой красивый человек, который выскочил из машины, долго кричал на меня, а потом вдруг замолчал и говорит: "Я вас узнал".

Так я встретилась с румынским помещиком Стефаном Шендра, который потом стал моим мужем. Стефан был очень богат и вхож к королю. Оба были любителями автоновинок. Вскоре Стефан отвез меня и мою маму в роскошное имение в 600 км от Бухареста, и я стала помещицей. А когда Стефана забрали, начался страшный период моей жизни. Отец еле двигался, у него же было больное сердце. Мама, закованная в гипс, умирала от рака позвоночника. Работы не было. Мне казалось – это конец…

– Но ведь вы были так известны в Бухаресте. Неужели устроители концертов не нуждались в такой певице?

– В Министерстве культуры кричали, что я эксплуататор, кулак и т.д. Они бы мне не дали петь, но возникла нужда в русской певице. А кто? Ну, конечно, Баянова. Я начала работать.

– Ваши украшения, Алла Николаевна, неотделимы от вашего стиля. Что значат они для вас?

– Я действительно люблю украшения, когда они блестят, создают радостное настроение, ощущение праздника. Люди, которые приходят ко мне на концерты, ждут ярких впечатлений. Особенно женщины скучают по празднику, и я стараюсь не обмануть их надежды.

– Вспомните какой-нибудь смешной случай из своей жизни?

– В жизни всего много, и смешного тоже. Я работала с Петром Лещенко. Балерина Тася танцевала "Умирающего лебедя". На одном из концертов в Одессе она дрыгала своими руками-крыльями и наконец "умерла". Петр подкатил к ней сзади огромное бутафорское яйцо. И когда Тася встала раскланиваться, зрители увидели "свежеснесенное" яйцо. Реакцию публики описывать не стоит.

– Имеют ли право люди знать все о жизни "звезд"?

– Частично они должны знать, чтобы любить их с большим рвением или же, наоборот, призадуматься, а не ошибаются ли они в своих симпатиях. Но если талант велик, ему прощается многое. Если же вы имеете в виду интимную сторону жизни, то это простое любопытство и не более, которое не стоит удовлетворять.

– Каково ваше отношение к политике?

– Политика исковеркала мне жизнь. Меня считали то белогвардейкой, то красной, а я была ни та и ни другая. Я всю жизнь просто русская, и счастлива, что это понимают мои зрители.

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры России.

Фото автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике