Приговор: присудить… свободу

В редакцию газеты "Призыв" пришло письмо от Людмилы Ивановны Масленниковой, матери убитого 19 лет назад Олега Меркулова. Об этой трагедии и о суде над убийцей, состоявшемся почти два...

В редакцию газеты "Призыв" пришло письмо от Людмилы Ивановны Масленниковой, матери убитого 19 лет назад Олега Меркулова. Об этой трагедии и о суде над убийцей, состоявшемся почти два десятилетия спустя, "Призыв" сообщал 17 июня прошлого года. Убийцу признали виновным и… освободили. Остался без ответа один вопрос: а где же справедливость?

Напомним фабулу событий, случившихся в первомайский день 1989 года. К некоему Игорю Шагину домой зашли приятели, с которыми тот отправился за город, где их уже поджидала компания из 10-12 человек. В процессе праздничного "отдыха" распивались спиртные напитки. Один из присутствующих показал принесенный в сумке обрез одноствольного охотничьего ружья. Хозяин "ствола" – Морозов, взял обрез и патроны и вместе с парочкой друзей отошел от компании в лес. Там они поупражнялись в стрельбе по деревьям. А через час, вернувшись к костру, узнали, что за это время произошла драка с парнями, отдыхавшими рядом.
Шагин отобрал у Морозова обрез и последовал к месту, где отдыхала другая компания, с которой и вышла ссора. Здесь вновь вспыхнула драка, Шагин выстрелил сначала вверх, перезарядил обрез и направил его на одного из парней – грянул выстрел, парень упал замертво.
На следующий день Шагин узнал, что его разыскивает милиция. С паспортом и военным билетом на имя Жильцова, которые он похитил у своего знакомого, подозреваемый уехал в Ростов. Там он и жил долгие годы, работал в котельной, обзавелся гражданской супругой. А затем – попал в руки правосудия.
3 октября 2008 года приговором Кольчугинского городского суда 46-летний Игорь Шагин был признан виновным в совершении умышленного убийства.
Жертвой Шагина стал житель Кольчугина, учащийся ГПТУ№5 Олег Меркулов. Районная Фемида отмерила Игорю Шагину лишение свободы сроком на 8 лет – по старому, еще советскому УК.
В связи с тем, что ст. 48 УПК РСФСР предусматривала освобождение лица от уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет, приговором суда Шагина освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преступления.
В то же время приговором Кольчугинского городского суда с Шагина в пользу матери погибшего Масленниковой Людмилы постановлено возместить материальный и моральный вред в сумме 288 308 рублей.

За сроком давности
Итак, срок давности. Все чаще в судебной практике встречаются факты явки с повинной: "я убийца и насильник, прошу осудить и отпустить на волю". Судьи не виноваты – таков закон, он предписывает людям в мантиях приговаривать убийц к : свободе.
Закон не учел, что кольчугинский убийца до совершения преступления дважды был судим, причем одна судимость была за нанесение тяжкого вреда здоровью человека.
По второй судимости убийца был освобожден условно-досрочно в марте 1989 года, а в мае – совершил новое преступление – убийство.
Закон не учел, что гибель любимого внука не смог перенести его дедушка, скончавшийся от сердечного приступа. Не учитывались муки и горе матери, потерявшей своего сына, горе сестры, потерявшей любимого брата. По своей сути суд стал наказанием не для убийцы, а для матери убитого юноши.
На заседании суда Игорь Шагин произнес: "Я не хотел убивать этого мальчика и прошу суд объективно (!) подойти к рассмотрению моего дела".
Подсудимый заранее знал свой приговор, его не мучили угрызения совести, он хотел только скорее вернуться к сытой и спокойной жизни, какой он жил 19 лет в соседней области с гражданской женой. Ему даже не пришла в голову мысль попросить прощения у несчастной матери за содеянное им зло.
Теперь о второй части решения суда – взыскать в пользу потерпевшей Людмилы Масленниковой 288 308 рублей. "По возмещению материального и морального ущерба, – говорит Людмила Ивановна, – я до сих пор не получила ни копейки и, скорее всего, не получу никогда. В лице погибшего сына я потеряла опору и поддержку в старости, его смерть унесла мое здоровье. Лекарства и лечение стоят дорого, а я уже 5 лет на пенсии, но продолжаю работать, иначе лечиться будет не на что".
Суд оценил моральный и материальный ущерб матери убитого в несколько сот тысяч рублей, сам Шагин совершенное им злодеяние оценил скромнее – предложил компенсировать матери материальный ущерб в размере 1 тысячи рублей, а моральный – в размере 50 тысяч. Предложенные суммы он обосновал своей финансовой несостоятельностью. Впору было посочувствовать человеку: Гражданская жена Шагина приехала в суд на недешевой иномарке, и проживают они в собственном крепком доме.

Гуманна ли такая гуманность?
Из разговора с судебным приставом Ярославской области, куда вернулся жить Шагин, Людмила Ивановна узнала, что Шагин уволился с работы, чтобы с него не могли вычитывать назначенные судом деньги. Работает он неофициально, такое сегодня вполне возможно.
"Если у него осталась хоть капля совести, – говорит Людмила Ивановна, – пусть он ежемесячно перечисляет мне хотя бы по 10 рублей, каждый раз вспоминая при этом, что лишил жизни ни в чем не повинного перед ним человека и разрушил жизнь всей нашей семьи".
Из показаний Людмилы Масленниковой в суде: "Мой сын был очень добрым и миролюбивым человеком, он не любил ссор, драк и не умел драться. Урокам физкультуры всегда предпочитал уроки математики и физики. У него были другие интересы в жизни: учеба, увлечение радиоэлектроникой".
Так почему за давностью событий убийцы возвращаются на волю?
Возможно, положение о сроке давности гуманно и логично. Но думается, здесь опять перекос в законодательстве, причем в пользу преступников. Чувства и права потерпевших в расчет никто не берет…

Владимир СОПУНОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике