Колонисты убили Мастера

75-летний мастер производственного обучения Николай Линьков был убит на своем рабочем месте в плотницкой мастерской Ликинской детской колонии.

ШОК

Колонисты убили Мастера

75-летний мастер производственного обучения Николай Линьков был убит на своем рабочем месте в плотницкой мастерской Ликинской детской колонии. Убили его молотком и заготовкой для табуретки двое малолетних "подопечных" мастера. Как такое могло случиться? Наши корреспонденты постарались выяснить это.

Как это было

Все видели, как Алексей Ефимов и Илья Горностаев, уроженцы Кольчугина, вошли в кабинет мастера за стеклянной перегородкой. В этом не было ничего особенного. Войти и спросить мастера о чем-либо мог каждый воспитанник. Охраны тут не положено.

Пацаны – одному 15, другому 16 лет – выметнулись из дверей мастерской и бросились бежать. Их задержали сверстники, понявшие, что просто так тут не бегают. Все догадались: что-то случилось.

Когда узнали, что произошло, пожалели, что тех двоих уже изолировали. В отличие от пацанов-убийц, которые прибыли в колонию недавно, многие здешние ребята провели в Ликино несколько лет и успели оценить искреннее желание отцов-командиров помочь выпутаться из беды. В Ликино запрещено обращение “гражданин начальник”. Даже начальника колонии полковника Ивана Абрамчука приказано называть по имени-отчеству.

Когда стало известно, что мастер умер в реанимации больницы, не приходя в сознание, колонисты выдохнули, как один:

– Эх, Ивана Ивановича подвели.

Полковника называют судогодским Макаренко

За 7 лет, что Абрамчук у руля, сослуживцы оценили его строгость. Десятка полтора офицеров добровольно сняли погоны и ушли из системы, поняв, что не сработаются с ним. Нельзя опаздывать на работу, нельзя прийти с перегаром после "вчерашнего". Нельзя явиться в мятом мундире. Нельзя- небритым. Нельзя повышать голос.

Для ребят это не мелочи. История колонии помнит массовое неповиновение воспитанников на этой почве. По тревоге подняли курсантов Владимирской школы милиции. Им пацаны тогда и открыли душу: лучше умереть, чем быть униженными.

Колонию расформировали. В ее стенах открыли ЛТП, а детскую “зону” отстроили заново. Среди строителей-командиров были офицер Абрамчук и мастер Линьков. Они бок о бок трудились в новой колонии, открывшейся в 1982 году.

Сегодня Ликинская колония занимает четвертое место среди 64 детских колоний России. В прошлом году 217 воспитанников освобождены досрочно. 4 года пустует дисциплинарный изолятор – в нем нет нужды.

На свой страх и риск полковник отпускает воспитанников на похороны близких людей. Его предупреждали:

– А если не вернется, убежит? Ему еще 4 года сидеть.

– Я ему верю, – отвечал Абрамчук.

И очередной “отпускник” обязательно возвращался. Предать Ивана Ивановича, его дружбу и доверие здесь считается “западло”. Из этой же серии – и убить мастера. Поэтому двум убийцам здесь лучше не оставаться.

Экскурсии останутся

Узнав о происшествии в колонии, звонят мамы осужденных ребят:

– Иван Иванович, обязательно поддержите ребят.

После разговора с подростками в жилой зоне (уютных помещениях, где стены оклеены обоями, висят картины, на подоконниках цветы, чистые постели) мы вышли во двор. Кругом чисто подметено и только у крылечка несколько окурков. Пацан небольшого росточка поднял их. Полковник по-отцовски погладил стриженую голову.

В школе мы услышали вопрос, обращенный к начальнику колонии. Верно ли, что для лучших классов по-прежнему будут экскурсии во Владимир, Суздаль, а для здешних спортсменов – выезды на состязания.

– Верно, – ответил полковник.

И уже для нас сказал:

– Надо мне собрать всех воспитанников и все им объяснить.

Отец и сыновья

Полковник Абрамчук хочет пригласить на место умершего мастера его сыновей Владимира и Алексея. Они, как и отец, -золотые руки. Тем более, что оба отслужили в той же Ликинской колонии. Оба имеют офицерские пенсии.

Встретились мы с ними в родительском доме, где были накрыты поминальные столы. Отмечали “девять дней”. Дом сыновья с отцом построили новый, ему всего 2 года. Жить бы да жить…

Услышав наш разговор о продолжении дела отца, нервно включилась в разговор молодая женщина в траурной косынке.

– Вы зовете, а не знаете, что это за труд в зоне. Наши мужья умирают молодыми, мой ушел в 39 лет.

Владимир ее успокоил. Потом обернулся к нам и отрезал:

– В зону ни ногой.

Алексей промолчал.

Да и возможно ли работать там, где убили отца? В Ликино в каждой семье кто-нибудь да трудится в зоне, но это не для слабонервных.

Был в колонии случай, когда взяли в заложники завуча школы Веру Карелину. Она продолжает учительствовать. “Бомбили” классы, а педагоги их восстанавливали. Было покушение на охранника.

Эти случаи стали забываться. Если бы не недавнее ЧП.

Провожали Николая Николаевича всем поселком. Так до него хоронили только одного человека, бывшего начальника колонии Ивана Назарова. На кладбище при местной церкви оба упокоились рядышком.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Фото
Рудольфа НОВИКОВА.

Судогодский район.

Другое мнение

Слишком к ним лояльны

Владимир Орехов, глава администрации Ликинского сельского округа:

– Вы видели, как живут осужденные? В каждом корпусе телевизоры, видео. Мясо дают каждый день, яйцами кормят. Я в армии служил, нас там так не кормили. Спонсоров у них больше, чем у меня. Родители чего только не везут.

На ребят не крикни, голоса не повысь, а они ведут себя по-хамски. Грубят. Мы об этом не понаслышке знаем. У нас в каждом доме кто-то в зоне работает.

Колония грант Сороса выиграла, 2700 долларов. Только что об этом сообщили. Радоваться бы, а тут такое ЧП.

Николай Николаевич был Мастер с большой буквы. Сколько изб по округе срубил, а сколько бы еще поставил, когда бы 33 года не отдал работе в колонии.

Я считаю, что он герой, жизнь свою пацанам отдавал. А они это оценили?

ВЕРСИИ

Им не нравился "пионерлагерь"

По мнению следствия, пацаны-убийцы обиделись на замечание мастера, и решили выяснить с ним отношения. В это время остальные вышли из мастерской в курилку. Контролер только что произвел сверку, и следующая перекличка должна была состояться через 15 минут. График проверок жесткий. Но и за четверть часа можно убить.

Один из убийц осужден за нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Второй – за хулиганство с избиением человека.

Мать одного из них рассказала, что ее сын часто уезжал в Москву на Курский вокзал. Когда его возвращали, она стелила ему чистые простыни. Он сбрасывал их и спал на тюфяке и на полу.

Поэтому легко поверить, что новичкам колония не нравилась. Они говорили, что не хотят мотать срок в “пионерском лагере”. Что лучше попасть во “взросляк”.

Сообщалось, что подростки-убийцы состоят на учете в психдиспансере. В колонии таких сведений нет. Но и здесь думают, что именно душевное нездоровье подталкивает мальчишек выбирать криминальную романтику.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике