предприимчивость

Посуда из мельхиора – прекрасный подарок к Новому году

Во владимирском ЦУМе "Валентина" многолюдно. Но в одном из отделов, где продают столовые приборы и посуду, покупателей особенно много. И большая часть из них – женщины. Моя стремительная спутница уже там. Глаза у нее загораются. Умоляющий взгляд обращен ко мне. Но я старательно не замечаю ее немого призыва: моему уставшему от долгих российских дорог "жигуленку" надо срочно купить выхлопную трубу. И все же реакцию любимой на покрытые золотом и серебром милые ее сердцу безделушки я запомнил: слава Богу, теперь не надо ломать голову над тем, что подарить ей в новогоднюю ночь. И вскоре я уже один возвращаюсь в универмаг, а затем отправляюсь на "Кольчуг-Мицар", где производят очаровывающие наших прелестниц изделия.

На складе готовой продукции – интересующий меня товар, аккуратно уложенный в стильную, красочную упаковку. Менеджер предприятия рассказывает мне о "тактико-технических данных" предлагаемых товаров. Гарантия на столовые приборы и посуду – полтора года. Но, если соблюдать правила их хранения и эксплуатации, сроки "жизни" кольчугинских изделий составят от тридцати до пятидесяти лет. Столовые приборы изготавливают из нейзильбера (в переводе с немецкого – "новое серебро"), или мельхиора (обиходное название нейзильбера) и покрыты двадцатичетырехмикронным слоем серебра 99,99 пробы. Золото толщиной в полмикрона наносится на подслой серебра. Последнее, как известно, убивает болезнетворные микробы. Так что пользоваться изделиями "Кольчугцветмета" не только приятно (красивая же вещь!), но и полезно. Меня убеждать больше ни в чем не нужно, но собеседник, похоже, уже сел на любимого конька. "Посуду делают из нейзильбера и латуни. Ее внутренняя поверхность покрывается оловом, а наружная – никелем или двуслойным покрытием никель-хром. Исследования, проведенные учеными, показали: наша посуда куда лучше сопротивляется болезнетворным бактериям, чем медная".

Продукция предприятия – лауреат конкурсов "100 лучших товаров России", "Московское качество", "Российская марка". Завод выпускает почти 300 видов разнообразной продукции из нейзильбера: ложки, вилки, щипцы, супницы, блюда, подносы, ножи, подстаканники, чайники, кофейники, ведерки для охлаждения шампанского, подставки для столовых приборов, кольца для салфеток… (пошла писать губерния!). Изготавливают их из материалов, разрешенных Министерством здравоохранения для применения в продовольственном машиностроении и пищевой промышленности. Вся продукция сертифицирована. На каждое изделие наносится фирменное клеймо – гарантия высокого качества товара. "По желанию заказчика мы наносим на выбранный им набор его "герб", – так мой собеседник завершил первую часть своего повествования, – пусть каждый почувствует себя князем или графом".

Каюсь, своим воинственным скепсисом (сказалось-таки "низкое" происхождение – дед был кучером у барина – и пионерско-комсомольское прошлое) я, кажется, поделился с рассказчиком.

"Ну, и покупайте вилки и ножи из нержавейки. Через пять лет кусочки пищи, въевшиеся в металл, превратятся в яд. Травитесь на здоровье!" "Боже, – подумал я, – дома-то сплошная нержавейка. Что с детьми будет?!" (после непродолжительной перебранки с женой в тот же вечер я вынес-таки все отравленное "железо" на помойку). Естественно, что целый набор ложек, вилок и ножей пришлось дарить ей сразу же (действительно – недорого), иначе я вряд ли бы встретил следующее утро.

Но, кажется, я немного отвлекся. Между тем менеджер продолжал свой рассказ: "Нейзильбер – хитрый сплав цинка, никеля, кобальта и меди. В Кольчугино его привез торговый дом "Богау и Ко", в 1902 году выкупивший основной пакет акций предприятия у его основателя, московского купца Александра Григорьевича Кольчугина. Последний, кстати, приобрел у местного купца Соловьева бумажную фабрику в селе Васильевка (ныне, естественно, город Кольчугино) и превратил ее в меднорасковочные мастерские. От них и пошел "Кольчугцветмет", на базе которого организован ЗАО ТД "Кольчуг-Мицар" ("Вот скука-то – экскурс в заводскую историю мне и вовсе ни к чему!") Но менеджер не унимался. Поведал, что мельхиор и по внешнему виду, и по жизнестойкости не уступает настоящему серебру. Из него под немецким руководством немецких дизайнеров делали чайные коллекции. Основным предметам придавали форму колокола, и новые изделия в патриархальной Руси шли нарасхват. Только после революции и почти до конца сороковых годов прошлого столетия кольчугинцы не выпускали изделия из нейзильбера: спросом тогда пользовались солдатские котелки, примусы и медные чайники…

Историческое отступление кончилось. Дальше речь пошла о том, как ухаживать за столовыми приборами и посудой из мельхиора. Это еще можно было послушать: рано или поздно придется инструктировать жену. "Нельзя использовать грубые пасты и порошки. Лучше всего применять "Солей" – средство для чистки изделий из металла. Потемнения приборов бояться не стоит – это естественное самооксидирование серебра. Чтобы избавиться от него, следует промыть ножи и вилки в теплой мыльной воде и почистить мягкой тряпочкой, смоченной в смеси нашатырного спирта с зубным порошком. Затем насухо вытереть. Освежить их внешний вид можно, если промыть в теплой воде с питьевой содой (50 граммов соды на литр воды) или в теплой мыльной воде с нашатырным спиртом (столовая ложка нашатыря на литр воды), а затем сполоснуть в чистой воде и вытереть мягкой тканью".

Оказалось, что и это еще не все: "Нашу продукцию охотно берут дорогие рестораны: нравится им, что у нас ассортимент товаров для сервировки стола широк и изыскан. Солидные банки и компании приобретают их, чтобы украсить логотипом своей фирмы. Торговые предприятия привлекает относительно невысокая цена при отменном качестве и изысканном дизайне".

Но самое интересное рассказчик приберег к концу: "Наша продукция служит долго и передается из поколения в поколение. Словно из исторических музеев перебираясь на наши столы, серебро создает особую атмосферу трапезы, становится частью отечественной культуры. За накрытым соответствующим образом столом не станешь, чавкая, пережевывать магазинную котлету или хрустеть подгоревшей жареной картошкой. Семейный обед становится праздником, превращает обычный прием пищи в особый ритуал…".

Признаюсь, по дороге меня одолевали тревожные мысли: "Макароны на серебряной посуде смотреться не будут. И селедка "под шубой" или без – тоже. Моя поймет это сразу. К сервизам этим она еще новый интерьер потребует, стиль одежды (и не только ее!) поменять захочет… Значит, придется на все это зарабатывать. И водочки не попьешь, и пивком не побалуешься. Она ж такая, что заставит все сделать, что ей в голову взбредет. Впрочем, другие не лучше. Так что крепись, мужики! Но, как бы там ни было, без них, прелестниц, и их капризов жизнь намного скучнее будет. Так что подарки к Новому году нам всем покупать придется".

Корней Старый.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике