Дважды “похороненный” и дважды победивший

Услышав о гибели своего сына в бою, родные не поверили. И оказалось - правильно. Виктор Елизаров остался жив. Но ему пришлось это доказывать:

Услышав о гибели своего сына в бою, родные не поверили. И оказалось – правильно. Виктор Елизаров остался жив. Но ему пришлось это доказывать:

Полковник в отставке Виктор Прохорович Елизаров живет в Москве, но всю летнюю пору проводит на своей малой родине в Камешковском районе. 15 лет назад, после того
как во Владимирской области в канун 50-летия Победы
была издана "Книга памяти", в гости к ветерану приехали его родственники из Камешкова.
– Дядя Витя, здесь в книжке про тебя написано! – с детской непосредственностью поделился внучатый племянник. – Вот, смотри!
На 283-й странице 5-го тома черным по белому значилось: "Елизаров Виктор Прохорович, род. 1924, Камешковский р-н. Мл. лейт. Погиб в бою 11 сент. 1944. Похоронен в Польше".
У полковника тогда дрогнуло сердце. Опять его заживо "похоронили" – теперь уже во второй раз, причем свои же земляки:
Осенью 1944-го к камешковцам Елизаровым пришел неожиданный гость. Местный военком хмурился и старался держаться подчеркнуто официально. Если "похоронки" на погибших на фронте бойцов доставляли родственникам обычные почтальоны, то вручать уведомления о каждом убитом офицере полагалось лично военному комиссару.
– Ваш сын, комсомолец, гвардии младший лейтенант Виктор Елизаров погиб, как герой, в боях при освобождении Польши:
Но родители тогда не поверили военкому. И как оказалось, не зря!
В том бою 11 сентября 1944 года 1881-й самоходный артиллерийский полк поддерживал огнем наступающие советские воинские части близ местечка Радзим в Восточной Польше. Младший лейтенант Елизаров командовал СУ-76 – самоходкой, вооруженной 76-миллиметровым орудием. Такие машины, дешевые и простые в изготовлении, были наиболее распространенными в войсках. Их тысячами собирали в тылу. Однако воевать на таких "самоходах" было опаснее, чем в пехоте. Двигатели машин работали на авиационном бензине, емкость топливных баков составляла полтонны, а брони практически не было. Экипажу Елизарова не повезло. Немецкий снаряд поразил их самоходку. Машина загорелась. Когда после окончания боя однополчане вернулись на место боя, то нашли лишь покореженное оплавленное железо. Четырех самоходчиков во главе с их командиром внесли в число погибших и отправили "похоронки" по месту жительства.
:В начале победного 1945-го прибывший в свою часть из госпиталя офицер доложил командиру полка:
– Гвардии младший лейтенант Елизаров прибыл после излечения для дальнейшего прохождения службы!
Изумлению сослуживцев не было предела. Командир сгоревшей самоходки неожиданно воскрес из мертвых. Оказывается, Елизарова вынесли с поля боя санитары, отправившие тяжелораненого в тыловой госпиталь. А командование полка в суматохе никто об этом не уведомил.
Виктору Елизарову доводилось и прежде терять боевых друзей и машину. С ноября 1943-го, с той поры как он впервые понюхал пороху, за год непрерывных сражений, случалось всякое. Уроженец города Камешково, Витя учился в железнодорожном техникуме в Коврове, когда началась война. В 1942-м, едва достигнув 18-летия, прямо с 3-го курса пошел добровольцем в армию. Юношу направили в Пушкинское танковое училище, эвакуированное из-под осажденного Ленинграда в Рыбинск. После окончания ускоренного курса командир взвода Елизаров в составе 55-й танковой бригады 3-й танковой армии 1-го Украинского фронта принял свой первый бой во время освобождения Правобережной Украины. Воевал молодой офицер на легендарном танке Т-34. Под его началом в составе танкового взвода состояло 3 такие боевые машины.
27 января 1944-го неподалеку от Белой Церкви "тридцатьчетверка" Елизарова была подбита. Танк сгорел, но экипажу удалось спастись. Виктор попал в госпиталь, а потом, подлечившись, получил новое назначение – на 1-й Белорусский фронт в состав 1881-го самоходного артполка. Самоходки приняли активное участие в знаменитой операции "Багратион" – освобождении Белоруссии. Среди болот и бездорожья, где тяжелые танки вязли и не могли пройти, более легкие самоходки были порой самыми грозными "сухопутными линкорами". Не ожидавшие главного удара в столь непроходимых местах, немцы стали бросать позиции и отступать. Под напором советских войск фронт стремительно откатывался на запад. Вскоре части 1-го Белорусского фронта перешли государственную границу и приступили к освобождению оккупированной нацистами Польши. Именно там самоходка Елизарова была уничтожена, а сам он вновь тяжело ранен.
После возвращения в строй лейтенанта Елизарова прямо с фронта направили в Ленинградское высшее военное танковое училище. Пройдя переподготовку, он уже в должности командира роты отправился в командировку в Нижний Тагил принимать новые танки – все те же, хотя и модернизированные Т-34. Теперь под его началом было уже 10 таких машин. Виктор рвался на фронт, но отправка почему-то задерживалась. Потом была Победа, мир, ощущение счастья и радости оттого, что начинается новая мирная жизнь. А вскоре пришел приказ, согласно которому часть Елизарова эшелоном отправлялась на Дальний Восток – на новую войну, теперь уже с Японией. После тяжелейших маршей по пустыням в условиях жары и пыльных бурь, преодолев фанатичное сопротивление самураев, советские танкисты дошли до побережья Тихого океана. Т-34 лейтенанта Елизарова в последний раз бил по врагу в Порт-Артуре, бывшей русской крепости, захваченной врагом во время русско-японской войны 1904-1905 годов.
– У меня два дня Победы! – всегда подчеркивает Виктор Прохорович.
После окончания боевых действий и массовой демобилизации перспективного офицера Елизарова, награжденного орденами Красной Звезды и Отечественной войны, имевшего с десяток медалей, в том числе "За боевые заслуги", "За Победу над Германией" и "За победу над Японией", оставили в армии. Впереди были годы службы в Сибири, перевод в Москву, учеба в академии, смена воинской специальности.
В 1958-м курсанта Военной академии химической защиты имени маршала Тимошенко неожиданно вызвал начальник отдела кадров. Оказалось, что 10 декабря 1944-го "убитый" Елизаров приказом Главного управления кадров Наркомата обороны был исключен из списков офицерского состава как погибший в бою. Его фамилия даже значилась в списках погребенных в братской могиле в польском городе Раддынь Варшавского воеводства. И вплоть до 18 сентября 1945-го в списках офицеров Советской армии того же ГУК НКО Елизаров не значился! После боя 11 сентября 1944-го по 18 сентября 1945-го целый год и одну неделю Виктор Елизаров официально числился убитым и, получается, находился в армии незаконно и воевал с японцами в статусе призрака:
Потом, правда, приказ об его исключении из армии был отменен. Но неразбериха в документах осталась. Кадровик в академии "по секрету" показал личное дело офицера Елизарова, на котором поперек учетной карточки красными чернилами было выведено "Убит". И как быть с таким курсантом? В пору всеобщей подозрительности у особо бдительных начальников даже появились сомнения, а настоящий ли это лейтенант Елизаров? Или, может, это немецкая разведка подсунула вместо убитого героя своего человека?
– Впору было доказывать вновь, что я – это я. Впрочем, до абсурда тогда не дошло, но, кажется, меня спецслужбы втихаря все-таки проверяли, – с легкой улыбкой машет рукой полковник Елизаров. – Время было такое. Но ничего, разобрались:
Воинскую карьеру Виктор Прохорович закончил в 1977 году в звании полковника и в должности заместителя начальника инженерного факультета той самой академии химической защиты, где он когда-то учился сам. Ветеран активно включился в общественную жизнь столицы, вел (и продолжает вести) большую патриотическую работу среди молодежи. А в 1994-м его вновь "похоронили" – во владимирской областной "Книге памяти".
Когда полковник Елизаров, "обрадованный" родственниками, попытался разобраться, почему же его, вопреки очевидности и здравому смыслу (в Камешковском районе его знают многие), занесли в списки погибших фронтовиков, то камешковский военком официально с подписью и печатью сообщил "уважаемому ветерану Великой Отечественной войны", что все в порядке – "имеются данные из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации о погибших в период Великой Отечественной войны, где фигурирует Ваше имя".
"Книга памяти" с тех пор не переиздавалась. В ней Виктор Прохорович Елизаров по-прежнему значится погибшим в бою почти 65 лет назад.
– Да что об этом говорить, я-то жив, – сокрушенно вздыхает фронтовик, – а вот моего друга и однополчанина Кости Лазарева в "Книге памяти" почему-то нет. Он был родом из села Второво, мы с ним вместе уходили в армию и воевали. Костя, тяжело раненный в одном из тяжелейших боев на Правобережной Украине, в январе 1944 года умер у меня на руках. Но если меня, живого, записали в убитые, то о Лазареве просто забыли:
Виктор Прохорович Елизаров, дважды "похороненный" и дважды победивший, еще полон сил и энергии. Он помогает сотрудникам музеев, встречается со школьниками, участвует в работе ветеранских организаций. Старый танкист по-прежнему в строю – назло всем смертям, и реальным, и мнимым.

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике