Слава богу, теперь там воюют без нас…

15 февраля исполняется 20 лет со дня вывода советских войск из Афганистана Ковровчанин Игорь Кашеваров - человек скромный, и работа у него сугубо мирная. Он работает в аварийной...

15 февраля исполняется 20 лет со дня вывода советских войск из Афганистана
Ковровчанин Игорь Кашеваров – человек скромный, и работа у него сугубо мирная. Он работает в аварийной службе коммунального предприятия. Игорь мало похож на героя, а между тем именно он – один из участников афганской войны. Накануне грядущего 20-летия вывода советских войск из Афганистана Игорь Кашеваров с особым волнением всматривается в черно-белые, неважного качества фотографии друзей-сослуживцев. Кто-то вернулся оттуда в "черном тюльпане", иные навсегда ушли за два прошедших десятилетия: Снимков не очень много.

– Фотографировать там не разрешали, – словно оправдывается Игорь Владимирович. Но и этих немногих снимков хватает, чтобы вернуться памятью в те годы:
Игорь родился в деревне Черноситово Ковровского района. Родители работали в мелеховском карьероуправлении: отец – экскаваторщиком, мать – дробильщицей. После окончания восьмилетки поступил в ковровский механический техникум транспортного строительства. Готовился к реализации своей мечты – стать воином-десантником: занимался стрельбой, парашютным спортом, совершил несколько прыжков во Владимире и Вязниках.
В марте 1986 года мечта сбылась – Игоря Кашеварова призвали в ряды Советской армии и направили в "учебку" ВДВ в городок Гаджукай в Литве. Гоняли там молодых бойцов по полной программе, тем более, что заранее было известно: подразделение готовится к отправке в Афганистан. После окончания полугодовой учебы десантников построили на плацу и объявили о предстоящей командировке для исполнения интернационального долга.
"Кто не желает – шаг вперед!" – скомандовал комбат.
Из всего батальона шагнул лишь один. Остальные двинулись к самолетам. Через несколько дней младший сержант Кашеваров оказался в расположении 345-го отдельного горнострелкового Ферганского полка, дислоцированного в Баграме. Новоприбывшего распределили в разведроту, находившуюся в Паншерском ущелье. Начались суровые будни военной службы.
Для выполнения боевой задачи десантников обычно высаживали на место проведения операции с вертолета.
– Во время первой же такой высадки я и мои товарищи попали под обстрел, – вспоминает Игорь Кашеваров. – Отсиделись в окопе, обошлось. Мне там вообще везло поначалу:
Нести службу приходилось в условиях адской жары – температура в тени поднималась до 50 градусов. Вылазки в кишлаки, разведка и сопровождение армейских колонн по шоссе – таковы были основные задачи десантников. В каждом разведвзводе на вооружении находилось по два БМП и БТРа. Обстрелы случались практически ежедневно. Чувство опасности со временем несколько притуплялось, но напряжение было постоянным, иногда оно становилось просто невыносимым: Но парни в голубых беретах держались, несмотря ни на что.
15 февраля 1987 года было объявлено перемирие. Однако в тот же день душманы начали яростный обстрел наших частей в Паншерском ущелье. В соседнем полку даже взорвались склады боеприпасов. Со своим АК-74 сержант Кашеваров, вскоре ставший заместителем командира разведвзвода, не расставался ни днем, ни ночью. Стрельба велась постоянно. За ночь часовые запросто выпускали по 2-3 магазина. Во взводе то и дело были потери, правда, в основном – раненые.
27 апреля – этот день Игорь Владимирович запомнил навсегда – разведчики попали под обстрел в районе кишлака Заманкор. Вот здесь-то удача и отвернулась от него: Игорь Кашеваров получил тяжелое ранение. Осколки мины перебили левую ногу сразу в нескольких местах, медикам пришлось собирать ее буквально по частям. Раненого вначале отправили в медсанбат, затем на вертолете вывезли в Баграм, а оттуда – в центральный госпиталь в Кабул. Через месяц тяжелораненого сержанта эвакуировали в 340-й окружной госпиталь в Ташкент. Война для Игоря закончилась. Но мытарства по госпиталям только начинались.
Вспоминать о тех месяцах он не любит – столько вокруг лежало молодых ребят без рук, без ног. После Ташкента был 114-й окружной госпиталь в Красногорске под Москвой. Там сержанта выхаживали более полугода. Для реабилитации даже отправили в санаторий на Черноморское побережье. А потом в госпитале имени Бурденко центральная военно-врачебная комиссия вынесла свой приговор: из армии комиссовать. Орден Красной Звезды "за Афган" Кашеварову вручили только в 1992-м в Нижнем Новгороде, да и медаль несколько запоздала: Но тогда, покинув, наконец, госпитальную палату, о наградах он думал меньше всего.
– Домой пришел – на белые халаты смотреть не мог, – вспоминает Игорь. – Правда, моя Галина, с которой я дружил еще до армии и которая ждала меня все это время, – медсестра. Ирония судьбы! Женился, стал, вроде бы, втягиваться в мирную жизнь. Но все равно тянуло на службу:
В 1989 году, в том самом, когда завершилась 10-летняя афганская эпопея, Кашеваров добился восстановления в армии, где остался на сверхсрочную службу. Правда, служить довелось во внутренних войсках. С 1993 года прапорщик Кашеваров перевелся вначале в танковый, а потом в мотострелковый полк. Служил командиром взвода тренажерного комплекса.
А в 2002 году в составе миротворческих сил ветеран Афганистана отправился в 15-месячную командировку в Косово – в кадрах вспомнили про его боевой опыт. Российские миротворцы сопровождали школьные автобусы с сербскими детьми через албанские анклавы, прочесывали местность, выезжали на патрулирование. На память об очередном пребывании за границей с автоматом в руках остались медаль миротворца от ООН и медаль "За взаимодействие с миротворческим силами Украины".
С друзьями-"афган-цами" Игорь Владимирович не теряет связи до сих пор. 15 февраля для них – особенная дата, в которой перемешаны скорбь памяти и радость встречи.
– Теперь мне война уже больше не снится, – без тени улыбки говорит прапорщик запаса. – А раньше часто по ночам с кровати вскакивал. Очень хочется съездить в Афганистан, побывать в тех местах, где приходилось воевать. Однако это вряд ли когда-нибудь окажется возможным – там воюют до сих пор. Слава богу, теперь уже без нас:

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике