В ожидании Патриарха

Когда выйдет этот материал, страна, вероятно, уже будет знать "имя России". Осиротевший патриарший престол обретет своего наследника. Кто бы ни был будущий Патриарх всея Руси, с его восшествием...

Когда выйдет этот материал, страна, вероятно, уже будет знать "имя России". Осиротевший патриарший престол обретет своего наследника. Кто бы ни был будущий Патриарх всея Руси, с его восшествием на московскую кафедру связано немало ожиданий. Вот на них и стоит, на наш взгляд, обратить внимание в первую очередь.
Российское общественное мнение во многом оказалось заложником привычных представлений о лидере и его избрании. Поэтому в СМИ развернулась бурная дискуссия о личных достоинствах и пороках потенциальных кандидатов на патриарший престол. Несмотря на всю некрасивую возню и пресловутый "черный пиар" с вбросом компромата на конкурентов, соотечественники продемонстрировали некоторую трезвость – критическое отношение к процессу, который претендовал изначально на то, что "у нас будет не так, как у светских". Понять происходящее в России можно в сравнении с событиями, которые, как кажется, не имеют к нам отношения.

Как в песне Армстронга поется…
Если в США избрание Барака Обамы было почти религиозным действом – "кричали женщины "ура!" и в воздух чепчики бросали", то у нас давно отвыкли от излишней идеализации личностей, добравшихся до заветной власти. Для Штатов Обама воплощение американской мечты: любой натурализованный гражданин может стать "всем". Мой старый приятель-священник, частенько бывающий по делам в США, не без основания предполагает, что идеальным президентом в ближайшем будущем должна стать чернокожая лесбиянка-инвалид и мать пятерых детей. Это и есть олицетворение американской политкорректности. Обаму ждали с почти религиозным трепетом. Он – мессия (спаситель) американского народа. Семьдесят лет назад Луи Армстронг сделал популярным негритянский спиричуел "Let my people go". Это знаменитые библейские слова пророка Моисея к египетскому фараону: "Отпусти мой народ". Столетия чернокожие, томясь в рабстве у бледнолицых, мечтали о свободе и отождествляли себя с евреями. И вот Америка, считающая себя "новым Израилем", дождалась исполнения вековых чаяний.
Другой вопрос, является ли Барак Обама самостоятельным политиком, а не отрабатывающим "концепцию" героем. Есть все основания считать, что с толерантностью в США далеко не все так однозначно. Американский шериф, рассуждая о российских и своих проблемах, повторял мне рефреном одну мысль: все у вас будет хорошо, у вас же нет цветных. Это – не расизм (хотя как тут не вспомнить аналогичную ситуацию в "Брате-2"), это – здравый смысл. Каждый четвертый афроамериканец сидел, каждый седьмой еще сидит. Преступность в США носит расовый характер – факт, о котором не любят говорить. Так Америка платит за рабовладельческие плантации прошлых времен. Избрание Обамы – пропагандистский шаг в целях достижения общественного согласия, консолидации нации перед лицом новых угроз. Для этого нужна религиозная идея. А равенство и свобода у них восполняют ее отсутствие.
Президент-мессия должен преодолеть финансовый кризис (деньги – это серьезно!), дать работу населению, спасти пенсионные фонды и программы кредитования жилья. Он также призван установить мир на Ближнем и Среднем Востоке, уничтожить террористов, вывести войска из Ирака, вернуть Америке роль мирового лидера. Надо признать, в своих запросах американцы прагматичны. А вот чего ждет российский обыватель от "сакрального выбора"?

На что надеемся?
К сожалению, вся пропагандистская кампания отражает полную "разруху в головах". Никакой четко означенной идеи мы в наших СМИ не увидим. В этом мы сильно отстаем от наших заокеанских партнеров. Те давно привыкли не "отражать", а "формировать" реальность. России консолидация нации необходима больше, чем американцам. У нас сохраняется пропасть между богатыми и бедными, к тому же кризис в небогатых странах обещает быть пострашнее, чем в государствах зажиточных. По границам России сплошные очаги локальных конфликтов, угрожающих целостности страны.
Надо признать, что освещение в СМИ кончины патриарха Алексия было не только возданием уважения к памяти почившего, но и сознательной популяризацией церковной идеи. В отличие от Америки, Россия остается страной с сильным традиционалистским сознанием, ее население тоскует по утраченным "отеческим" отношениям власти и общества. Возможно, покойный святитель и не обладал всей гаммой достоинств, которой его щедро наделили после кончины, но он был до мозга костей русским епископом, любившим и молившимся за свой народ. И очень хорошо, что "четвертая власть" напомнила населению об этом.
Но, как водится, искреннее чувство почитания почившего патриарха сменилось безудержной критикой живых иерархов. Вместо того, чтобы использовать возникшее позитивное настроение у народа к церкви, его опять стали погружать в атмосферу подозрений и сплетен. Речь не идет о том, что нами правят совершенные и, тем более, святые люди. Однако призвание к служению может произвести в человеческой душе переворот. Тот, кто был слабым, станет сильным. Предопределенности нет. В этом, кстати, основа христианского отношения к жизни.

О душе стоит подумать
Священнослужителей часто обвиняют в разных грехах: сребролюбивы, малообразованны, пассивны, зависимы от земной власти. Порой эти упреки справедливы. Но надо дать церкви шанс обрести духовную силу. Пока большинство наших детей выбирает карьеру и бизнес, а не духовное поприще. Во многих городах и поселках невозможно найти кандидата в священники из местных. Не родились!
Чтобы у страны появились свои молитвенники, надо умерить цинизм и оставить место священному. Нельзя вырастить защитников Отечества, если все время втаптывать в грязь свою армию, историю Отечественной войны. Да, было все. Были преступления и предательство. Но не это оказалось главным.
У наших соседей-поляков сложился культ папы Иоанна-Павла II. Многие юноши, вдохновленные его примером, посвятили себя служению католической церкви, стали ревностными пастырями. Но они чтут не только усопших. Своих духовных лиц они защищают. Мой знакомый католик часто говорит, что в России любят повторять то, что в Европе пишут о церкви и римском папе коммунистические газеты.
Нам надо научиться быть разборчивыми. Нам надо дорожить своим прошлым. Патриаршество связывает нас и с Русью ушедшей, и с зарубежной Россией, и с другими православными церквями. Главное же заключается в том, что патриарх – молитвенник и предстатель пред Богом за свой народ. Может быть, новому архипастырю удастся укрепить церковь и ее авторитет. Она станет для нас спасительной опорой в мире относительных нравственных ценностей. Нам не стоит беспокоить Бога по пустякам, как делают это американцы. Самые страшные раны мы нанесли себе сами. Минувший век едва не закончился самоубийством страны. Может быть, возвращение к идеалам отцов вернет внутренний мир нашему народу?

Михаил Воронов, религиовед

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике