В разбойничьих местах не слышен стук топора

На территории Кадиева ключа - заповедного уголка в Камешковском районе, рубят лес, под топор идут неохватные корабельные сосны, - сообщили наши читатели. Журналисты "Призыва" отправились в лесной дозор.

На территории Кадиева ключа – заповедного уголка в Камешковском районе, рубят лес, под топор идут неохватные корабельные сосны, – сообщили наши читатели. Журналисты "Призыва" отправились в лесной дозор.

Две лесные беды
Доехать зимой до Кадиева ключа можно на тракторе, лесовозе или внедорожнике. Владимир Александрович Кузнецов, и.о. начальника Камешковского лесничества, советует отправляться в поездку без лишних объяснений и распахивает дверь "уазика". Асфальтовая дорога довольно быстро заканчивается: добро пожаловать в камешковскую глубинку!
Кадиев ключ на географических картах не значится. У местных жителей и краеведов есть такая история об этом участке леса. Когда-то здесь проходила дорога в соседнюю Ивановскую область, на Шую. До соседей-ивановцев, к слову, чуть больше километра. И недобрая слава была у этого места, говорили, что хозяин у леса – лихой человек Кадий. Разбойник промышлял тем, что устраивал набеги на проезжающие обозы.
Сегодня Кадиев ключ – место безлюдное. Замерла под снежным безмолвием, едва обозначив свое присутствие талым снегом, речка Тальша. Еще лет десять назад Кадиев ключ оправдывал свое название: здесь били три сильных родника. Сейчас их нет, но вдоль берега появилось несколько ключиков.
До ближайшего населенного пункта, деревни Семинигино, около километра. А до делянки, где арендаторы ведут вырубку, – метров 250. И, скорее всего, наши читатели возмущались именно этим фактом. Однако поводов для беспокойства нет.
Владимир Кузнецов поясняет, что работы ведутся согласно планам лесоустройства.
– По Лесному кодексу, рубка лесов первой группы запрещена, но в так называемом Кадиеве ключе леса только второй группы. Территория реки и сам ключ находятся в особо защитном участке леса – берегозащитном. Здесь рубка запрещена и, как видите, не ведется.
Видим. Действительно, делянка арендаторов значительно дальше. 14-й квартал, где расположен Кадиев ключ, в отчетах лесничих – это 90 гектаров лесных насаждений, большая часть которых приписана к Новкинскому участковому лесничеству. Сейчас этот лес в аренде. Рубка была на делянке площадью 2,8 га. Двигаемся к ней, и по дороге Владимир Кузнецов замечает, что буквально перед нами, может быть, днем раньше, были здесь непрошеные гости. Оставили после себя три пенька и свежий след трактора. Самовольщики! Вторая беда наших лесов после пожаров. Хотя, как отмечают инспекторы, в прошлом году удалось существенно ограничить их участие в лесозаготовке. И это при том, что вместо 15-ти осталось пять проверяющих. А леса Камешковского лесничества, к слову, занимают 51 тыс га. "Черные лесорубы", по словам лесничих, побаиваются их и милиции: хорошо работают, редкое совместное с лесничеством патрулирование обходится без поимки правонарушителей.
На ближайшей к Кадиеву ключу делянке рубки закончены. Весной арендаторы должны сдать их вычищенными и начать лесовосстановление. Напомним, что после вступления в силу Лесного кодекса они ведут полный цикл работ – рубки, посадки, охрана леса от пожаров и т.п.
Корабельные сосны тоже остались. Хотя специалисты оценивают их достоинство иначе – не с исторической точки зрения. Владимир Кузнецов смотрит на одну из таких красавиц и замечает, что ее возраст – лет 85 (на этом участке, по его мнению, возраст самой старой сосны – 90 лет). А спелой она считается после 81 года.
– Хотя, – оговаривает он, – сосна спелая может быть и 40-, и 60-летняя.
Коммерческая заинтересованность проявляется к дереву и диаметром от 8 см. Но у наших арендаторов техники для обработки такой древесины нет, поэтому они начинают рубки деревьев диаметром 32 см и выше.
Кстати, как и у людей, внешний вид дерева очень обманчив. И метровая елка с задорно задранными кверху лапами может оказаться 40-летней молодушкой, не представляющей никакой коммерческой ценности.

А рубить-то нечего?
В поисках жалобщиков въезжаем в Семинигино. Здесь прописаны три человека. Директор лесничества замечает одну "странность": из этого населенного пункта не было ни одного обращения за дровами. Но в конце единственной деревенской улицы мы замечаем вязанку. Откуда дровишки, узнать не удается: тиха и пустынна семинигинская улочка. И, как сказал Владимир Кузнецов, никто из здешних жителей не жаловался в лесничество на рубки в Кадиевом лесу. Хотя при обращении лесничие, как госслужащие, обязаны ответить, к примеру, на запрос в письменном виде: кто, зачем, на каком основании производит рубки.
Кстати, о дровах. Ценность леса измеряется процентным соотношением хвойных – то есть хозяйственно-ценных пород деревьев. Но хвойной, например, считается делянка, где в равных пропорциях присутствуют и лиственные породы деревьев, и ели с соснами.
– С введением нового Лесного кодекса у нас существенно сократился объем рубок, – поясняет руководитель Камешковского лесничества. – Под сплошные рубки раньше ежегодно было отведено 42 тыс. га, а сейчас – 8,4 га по лесному регламенту.
Причина – большой объем "неприкосновенных" лесов первой группы. Пенкинское лесничество, к примеру, стало зеленой зоной. Хотя раньше там была лесохозяйственная часть. Летом депутаты Законодательного Собрания области приняли решение о рубке в зеленых зонах, ведь и там есть больные, перестойные, гибнущие деревья. Но пока нет параметров, как производить рубку, процента вырубки, срока повторяемости и т.п.
Мы проезжаем мимо зеленой зоны города Камешково. Тут перестойный лес. Но и он пока неприкосновенный. В зеленых зонах введены добровольно-выборочные рубки, а лучше, по мнению специалистов, вернуть сплошные – так легче и быстрее можно было бы обновить лес, посадив новый – хвойный.
Почему именно хвойный? Во-первых, осина, береза, ольха и прочие лиственные красавицы пробьют себе путь к новой жизни сами. А во-вторых, государство ориентирует лесничих на выращивание хозяйственно-ценных пород. Ель и сосна – вне конкуренции. Осину и березу, причем даже перестойную, берут комбинаты, выпускающие ДСП, ДВП.
Черная или серая ольха ценится выше березы и осины. Но в любом случае "бизнес на лиственных" не процветает. Одна из причин – большое транспортное плечо. Например, в Камешковском районе путь переработчиков к производству ох как неблизок – 50 и более километров.
: Остался за поворотом Кадиев лес. "Уазик" вырулил на асфальтовую дорогу, чтобы вскоре вернуть нас к цивилизации. Непривычный январский пейзаж – мало снега и стена сухой травы – "цеплял" взгляд. Лесничих такая картина удручает: ждут жаркого сезона – высокая трава будет гореть, стоит только населению в лес пойти.

Важно
До недавнего времени Кадиев ключ значился в реестре особо охраняемых памятников природы регионального значения. На него оформлены необходимые документы, но статуса, подтверждающего его неприкосновенность и уникальность, сейчас он не имеет. Причина – чисто бюрократическая. 14 ноября прошлого года после выхода постановления губернатора "О создании государственного автономного учреждения "Дирекция особо охраняемых природных территорий" областная госохотинспекция начала передавать свои полномочия по учету памятников природы новой организации. И статус Кадиева ключа должны определить и оформить специалисты дирекции. Вполне вероятно, что в этом году он будет.

Светлана САЛАТАЕВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике