За преступление ли наказание?

Сказать по правде, я в душе содрогнулся, увидев написанное большущими буквами название статьи в "Призыве" от 5 декабря 2008 г. "Тварь ли я дрожащая или авторское право имею?".

Сказать по правде, я в душе содрогнулся, увидев написанное большущими буквами название статьи в "Призыве" от 5 декабря 2008 г. "Тварь ли я дрожащая или авторское право имею?". Сразу вспомнил героя романа Достоевского Родиона Раскольникова, безжалостно убившего старуху-процентщицу и ее простодушную сестру. На деле же оказалось, что речь идет всего лишь об обычном правовом споре, который длится между авторами и пользователями уже не один год и до сих пор все еще не решен однозначно. Попробую высказать свою точку зрения на поднятую в вышеназванной статье тему.
Действительно, с авторским правом в России не все в порядке. И этому способствовало не только нежелание пользователей соблюдать это авторское право, но и несовершенная законодательная база, которая значительно усугубляла конфликт интересов. Именно поэтому операторы кабельных сетей связи "били челом" в различные органы законодательной власти с предложениями скорректировать определения в законодательных актах, дабы сформулировать взаимоотношения авторов и пользователей их правами максимально понятно.
Что касается утверждений, приведенных в вышеназванной статье, то мне бы хотелось обратить внимание на, мягко говоря, неточности их изложения, что приводит, может быть, даже и к не намеренному, но все же введению читателя в заблуждение.
Во-первых, изменения в статьи 1329 и 1330 части четвертой Гражданского кодекса РФ (далее – Кодекс) касаются не авторского права, которое так рьяно защищает ОО "РАО" (глава 70 Кодекса), а прав, смежных с авторским (глава 71 Кодекса), что совсем не одно и то же. И то, что это понимает депутатский корпус Законодательного Собрания области, вызывает с нашей стороны только искреннее уважение. И уж точно никакому "обстрелу" депутатский корпус никакой "тяжелой артиллерией" не подвергался.
Во-вторых, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, рассмотревшая в судебном заседании дело по иску ОО "РАО" к ООО "Жанр" о взыскании авторского вознаграждения, не просто отменила решение и определение предыдущих инстанций как незаконные, а направила дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. И это совсем не одно и то же, хотя теперь нам доказывать суду первой инстанции свою правоту будет значительно сложнее.
Оператор сети кабельного телевидения, ретранслируя передачи эфирного вещания, лишь усиливает телесигнал и не является вещателем. Он не формирует телепрограммы, в которых используется авторское право, а лишь осуществляет их доставку до абонента посредством своего оборудования в режиме реального времени. И эту деятельность он осуществляет по лицензии Россвязьнадзора на услуги связи для целей кабельного вещания. А тот, кто хочет вещать в кабеле, получает лицензию Росохранкультуры на кабельное вещание. Это может быть любой эфирный телеканал, желающий заключить договор на распространение своего сигнала помимо эфира еще и в кабеле.
Чтобы было понятней, можно привести аналогию с услугами почтовой связи. Почта тоже доставляет абонентам периодические печатные СМИ по подписке. А в составе этих СМИ наверняка используются произведения, охраняемые авторским правом, – литературные, музыкальные, фотографические, живописные и т.д. И если общество по управлению имущественными правами на коллективной основе должно получать вознаграждение за ретрансляцию, то получается, что и почта обязана выплачивать авторское вознаграждение за пересылку произведений автора в составе периодических изданий, что, мягко говоря, является совсем некорректным по отношению к услуге связи.
А теперь объясню, почему Российскому авторскому обществу, защищающему права авторов на использование в передачах музыкальных произведений, брать деньги с операторов кабельных сетей связи за ретрансляцию в кабеле выгоднее, чем с эфирных вещателей. По упомянутому в статье постановлению правительства № 218 от 21 марта 1994 г минимальная ставка авторского вознаграждения за воспроизведение выпущенных в свет произведений в передачах эфирного вещания – 1% от общей суммы доходов, а за воспроизведение произведений в передачах кабельного телевидения – 5 % от общей суммы доходов.
Постановление родилось еще в период, когда владельцы кабельных сетей привлекали абонента в основном трансляцией по кабелю видеофильмов на собственном канале, не особо утруждая себя "очисткой" авторских прав. И кроме абонентской платы за кабельное телевидение, доходов у "кабельщиков" не было. Но времена изменились. И теперь операторы кабельных сетей лишь ретранслируют десятки эфирных телеканалов, уже "очистивших" авторские права при составлении своих программ. ОО "РАО" деньги с "эфирщиков" за авторские права в программах, выпущенных в эфир, уже получило, взяв 1% с общего дохода. Но хочется получить за эти же программы еще раз при ретрансляции их по кабелю. Причем уже 5% не с одного вещателя, а с нескольких тысяч операторов кабельной сети, у которых в общем доходе не только абонентская плата за кабельное телевидение, но и доходы от Интернета, ip-телефонии, проектирования и строительства сетей связи, продажи различного оборудования и т.д., которые не имеют никакого отношения к авторскому праву на использование музыкальных произведений.
Мы не спорим, что, как указано в статье, право на передачу в эфир и право на передачу по кабелю являются двумя разными самостоятельными действиями по использованию произведений. Но почему ОО "РАО" считает, что авторское вознаграждение должен платить именно оператор сети связи, а не вещатель, захотевший выходить помимо эфира еще и в кабеле и заключивший договор на услугу связи с оператором. Ведь ни в статье 1270 ГК РФ не написано, что вознаграждение за сообщение путем ретрансляции должен платить ретранслятор, а не вещатель, который захотел получить дополнительный доход от ретрансляции, ни в п.п.ii п.1 ст.11 bis Бернской конвенции не упоминается, что разрешение на любое сообщение для всеобщего сведения по проводам или беспроводной связи должна брать именно иная организация, а не та, которая захотела сделать ретрансляцию через иную организацию. На мой взгляд, именно из-за неоднозначности толкования законодательных актов упомянутые в статье разбирательства в Верховном суде закончились признанием прав ОО "РАО" по отношению к оператору сети кабельного телевидения ООО НРЭТФ "РЭТ" Железноводска (а не Ставрополя, как упомянуто в статье). Кстати, что касается уже упомянутого постановления правительства № 218 от 21 марта 1994 г, то следует отметить, что решением Верховного суда РФ от 12 сентября 2007 г. признан недействующим и не подлежащим применению раздел III "Порядок начисления и взимания авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений" Положения о минимальных ставках авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений, утвержденного постановлением. Кассационная коллегия Верховного суда 6 ноября 2007 г. определила: решение Верховного суда от 12 сентября 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу правительства – без удовлетворения. Таким образом, механизма начисления и взимания авторского вознаграждения по вышеупомянутому постановлению не стало.
В статье еще упоминается недавняя проверка ООО "Жанр" городским УБЭП, которая якобы выявила юридически не оформленные отношения с каналами. Но ни в 2008, ни в 2007 годах такой проверки не было, вряд ли можно считать наш ответ, датированный 15 июня 2006 г., начальнику ОРЧ БЭП при УВД Владимира А. Севастьянову на вопросы, заданные в письме с исходящим номером 43/3-1822 от 1 июня 2006 года, недавней проверкой городского УБЭП.
Кроме того, в статье приводится информация, что ООО "Жанр" активно готовится к переходу на цифровое вещание, стараясь захватить в нашем регионе солидный кусок рынка. О каком еще рынке идет речь? Ведь передача по кабелю сигнала в цифре будет осуществляться на том же самом рынке! Причем цифровой базовый пакет подразумевает уменьшение абонентской платы для тех же абонентов, которые уже платят по единому тарифу за услуги. И нет никакой агрессивной политики, а есть прилежное старание следовать положениям "Концепции развития телерадиовещания в Российской Федерации на 2008 – 2015 годы", одобренной распоряжением правительства России № 1700-р от 29 ноября 2007 г. и желание повысить качество ретрансляции телевизионного сигнала. Еще в марте 2007 года Дмитрий Анатольевич Медведев назвал переход на цифровое вещание первоочередной задачей в осуществлении концепции федеральной целевой программы развития телерадиовещания в России.
Теперь по поводу изменений воззрения на авторское право его "бывшего адепта" Василия Герзеля. На ниве защиты авторских прав в структуре РАО он проработал более двадцати лет. И авторско-правовое общество считал и до сих пор считает своим вторым домом, признавая его как одну из самых солидных и авторитетных организаций. По рекомендациям врачей-офтальмологов ему категорически запрещалось пользоваться компьютером, и это явилось основным аргументом ухода из РАО в сентябре 2005 года, в возрасте 73 лет. В годы работы в РАО основанием для его работы служили в первую очередь федеральный закон "Об авторском праве и смежных правах", Бернская конвенция, присоединение России к которой произошло в марте 1995 года, постановление правительства РФ от 21 марта 1994 г. № 218 и толкование руководства РАО норм законодательных актов. Василий Михайлович остался приверженцем соблюдения авторского права. Однако впоследствии, ознакомившись с толкованием статей вышеуказанных законодательных актов другими ведущими юристами, специализирующимися в области авторского права, он пришел к выводу, что РАО не всегда ведет свою политику во взаимоотношениях с операторами кабельного телевидения в рамках правового пространства.
Ну и, наконец, меня окончательно обескуражило заявление представителя ОО "РАО" на территории нашей области Сергея Пасмурова, к которому, в отличие от депутатов, обратился "Призыв". По его утверждению эксперт, к помощи которого прибегало ООО "Жанр", первый заместитель председателя совета исследовательского центра частного права при Президенте РФ Александр Маковский, опубликовал комментарий к Гражданскому кодексу, в котором указывает, что ретрансляция признается сообщением передач, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц для организации кабельного вещания, и подлежит получению разрешения у организации, управляющей имущественными правами. Ну, убей меня, нигде я в комментарии такого указания Маковского не видел! Налицо вольная трактовка определений работниками РАО. В отличие от Сергея Пасмурова привожу дословную цитату из комментария. "В соответствии с требованиями ст. 2 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам в подп. 7 и 8 п. 2 ст. 1270 ГК включено дополнение, направленное на учет современных технических достижений в сфере теле- и радиовещания, согласно которому сообщение кодированных сигналов признается соответственно сообщением в эфир или сообщением по кабелю, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц самой организацией эфирного или кабельного вещания либо с ее согласия".
На запрос о роли кабельного оператора в процессе формирования сообщения произведения для всеобщего сведения А.Маковский в своем ответе Совету Федерации от 19 июня 2007 г. разъяснил, что "оператор кабельной сети не осуществляет использование результатов интеллектуальной деятельности в гражданско-правовом смысле, а поэтому не должен и получать соответствующее разрешение у правообладателей". "В отношении упоминания "ретрансляция" следует подчеркнуть, такое упоминание лишь означает, что, получая у правообладателя соответствующее разрешение, на использование произведения путем сообщения по кабелю, вещатель должен специально оговорить возможность осуществлять ретрансляцию этого произведения".
"Ретрансляцию как деятельность, основанную на разрешении на вещание, необходимо отличать от авторских правомочий использовать произведение путем передачи его в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (подп. 7 и 8 п. 2 ст. 1270 ГК)". "Если одна организация вещания предоставляет другой организации вещания право на сообщение определенных передач, представляющих аудиовизуальные произведения, то речь идет об авторско-правовом правомочии передачи произведения в эфир. Если же речь идет о передаче вещания телекомпании в течение, например, трех часов в сутки, то в данном случае речь идет о ретрансляции".
Из комментария видно, что в Кодексе так "наворочено", что без разъяснений юристов достаточно сложно разобраться в определениях некоторых понятий. Именно из-за этого и возникают неоднозначные толкования, в том числе и судейским сообществом, положений, связанных с использованием объектов авторского права. И именно поэтому мы и ратуем за четкость и однозначность формулировок в законодательных актах. А авторское право мы всецело признаем и нарушать его никоим образом не желаем. Хотим только, чтоб все было по справедливости.

Альберт Скворцов, директор по информационным технологиям и средствам массовых коммуникаций ООО "Жанр".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике