Мир хижинам – война дворцам

В некоторых СМИ то и дело появляются публикации с нападками на любые начинания городской администрации по благоустройству Владимира. Касается ли это открытия Ледового дворца спорта, строительства нового планетария,...

Ретроград воинствующий как подвид нового социума
":К сожалению, там очень много руин, которые требуют расчистки, а у нас чересчур много воинствующих ретроградов, готовых грудью заслонить каждый телеграфный столб:"
(Дэвид Герролд "День проклятия")

В некоторых СМИ то и дело появляются публикации с нападками на любые начинания городской администрации по благоустройству Владимира. Касается ли это открытия Ледового дворца спорта, строительства нового планетария, планов по благоустройству заброшенного детского парка за Дворцом творчества юных. Авторы не гнушаются самых жутких эпитетов, выдавая на-гора столько "журналистских расследований", что кровь стынет в жилах. Сицилия просто отдыхает:
Есть люди, которые во всем видят только дурное или хотят заставить поверить в это других. Планетарий в здании бывшей церкви – плохо, но ультрасовременный планетарий в городском парке – еще хуже! Развалины так и не построенного детского парка – ужасно, но приведение его в цивилизованный вид – и вовсе кошмар. Самое интересное: своих идей по благоустройству города они не предлагают, но яростно противятся всему, что пытаются сделать другие. Раньше таких граждан называли ретроградами. А их разновидность, особенно активно размножающуюся в последнее время, – ретроградом воинствующим.
Ретроград воинствующий трубит во все трубы, звонит во все колокола, изучает СНиПы, книжки читает, берет словари, собирает уличкомы! Да и флаг бы ему в руки, если бы не одно "но". Ничего нового сам он не предлагает. Почему? Это и понятно. Чтобы что-то сделать, нужны идеи, средства и желание. А ничего этого у ретрограда воинствующего нет. Ответ "сделаем все, дорогие граждане, как вы пожелаете – как только будут деньги" раздается на протяжении многих и многих лет. Но, увы: Построить что-либо сам ретроград воинствующий не способен. Он ждет манны небесной. Когда, например, из федерального бюджета прольется золотой дождь, настолько обильный, что мы все с вами окажемся в райском саду под мандариновыми деревьями и финиковыми пальмами. И на каждого из нас придется по целому гектару финиковых насаждений.
Учиться самому изыскивать средства, привлекая к благоустройству реально работающий бизнес, ретроград воинствующий не способен, это ему "стремно": эх, кабы чего не вышло! Притянут еще, найдут нарушения, нагрянут с ревизией, жди беды! Пусть лучше все останется как есть. Ретроград воинствующий скорее будет рыдать на руинах бывшей Выставки достижений народного хозяйства Владимирской области, вспоминая босоногое детство, игру в классики или в "войнушку" среди развалин социалистического строительства. Или как, повзрослев, потягивал портвейн в старом Комсомольском сквере, загаженном бродячими собаками и шелухой от семечек, гонял на лавочках "Жигулевское" с водочкой, закусывал шницелем "Железнодорожный" в пропахшей кислыми щами столовке и свято верил в светлое будущее. Теперь на его лицо набегает мутная слеза гнева при виде современных зданий на месте старой родной помойки: "Понастроили тут, коммерсанты поганые!" И в нехитрых извилинах его полушарий сами собой складываются строчки: "От лица общественности и всего прогрессивного человечества заявляем:" И летят "телеги" по инстанциям – от прокуратуры до администрации президента. Дело привычное: бывало, и самому Леониду Ильичу Брежневу жильцы подписывали коллективные письма, жалуясь, что у них в подъезде не меняют перегоревшие лампочки.
Ретроград воинствующий уже забыл о том, что в тот же Комсомольский сквер с наступлением сумерек и в советские времена без пары боевых гранат лучше было и не соваться. Как он сам уносил ноги от "ментов" в той же "восьмисотке", когда перебрал в загоне танцплощадки, куда на трезвую голову и заявиться было страшно.
Зато с тихой радостью он вспоминает, как весело маршировал пионером, пел песни про Ленина и компартию, а потом, окопавшись в какой-нибудь совершенно бесполезной конторе, терпеливо ждал, когда же сам собой у нас устроится коммунизм. В котором не надо думать, как заработать на кусок хлеба и на квадратный метр жилья. А теперь, как оказалось, надо думать. Но думать в годы босоногого детства далеко не всех научили. Зато в советские годы обучили клеймить и припечатывать к стенке. Это ретроград воинствующий усвоил на всю жизнь. Ничего не уметь делать самому, но раздирать в пух и прах все то, что хотят и умеют сделать другие.
Но все бы это было ничего. Старому поколению есть что вспомнить и хорошего из нашей прежней жизни, а потому и Комсомольский сквер для него – это и былые хорошие пенсии, и бутылочка кефира с серебряной фольгой на крышечке, и низкая квартплата, и многое-многое другое. Пожилые люди терпеливы и не склонны к огульной хуле. Хуже другое. Ретроград воинствующий как человеческий подвид в массе своей вовсе не такой и пожилой человек. Напротив, он ретив, как боевой конь, и зверски бодр, как кадровый, хотя и слегка перезрелый звеньевой с красным флажком на первомайском параде. Он вовсе не из тех, кто распивал по молодости ликеро-водочные изделия в подъезде, потому как податься в бывшем социалистическом раю было некуда.
Это человек новой формации, новой номенклатуры. Бегающий по ковровым дорожкам к властным кабинетам, пытающийся играть на людских эмоциях. Ему на самом деле вовсе не так и тошно от нового Ледового дворца спорта, но он изображает недовольство его бесполезностью для пожилых. Это эдакий розовощекий бодрячок при должности, который с удовольствием воспользуется всем тем, что организовано людьми дела. Он хорошо закусит и выпьет в дорогом ресторане, съездит на фешенебельный курорт, обставит добротной мебелью новую квартиру. И прольет вместе с пенсионерами слезу о парках и скверах – местах вовсе не его, а чужой молодости.

Людмила ГУСЕВА
Фото Р. Новикова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике