Дать ли добро на зло?

Против эвтаназии выступают как эксперты, утверждающие, что общество к подобному шагу не готово, так и церковь, считающая, что жизнью человека распоряжается Бог

Против эвтаназии выступают как эксперты, утверждающие, что общество к подобному шагу не готово, так и церковь, считающая, что жизнью человека распоряжается Бог

На днях общество было взбудоражено известиями о том, будто бы верхняя палата парламента России готовит проект закона, который позволил бы безнадежно больным людям добровольно уходить из жизни. Но спикер палаты Сергей Миронов тут же заявил, что Совет Федерации не готовит закон об эвтаназии и даже не собирается этого делать. Однако дыма без огня не бывает. Тема эвтаназии в России уже не раз обсуждалась на высшем уровне. В Совете Федерации, чтобы успокоить общественное мнение, говорят, что не готовят законопроект о добровольном уходе из жизни, а лишь пытаются исследовать эту проблему.

Смерть должен заверить нотариус
Председатель комитета по социальной политике Совета Федерации Валентина Петренко, одна из инициаторов законопроекта, заявила, что в медицинские круги направлены "материалы для обсуждения" проблем тяжелобольных и актуальности эвтаназии для России.
– Однако эвтаназия не должна стать массовым явлением, – пояснила Петренко. – Она может быть выходом для людей, не имеющих надежды выздороветь, измученных болью и желающих избавиться от мук.
По замыслу инициаторов законопроекта, процедура добровольного ухода из жизни должна выглядеть так: больной сначала устно должен сообщить своему лечащему врачу о желании умереть. Затем написать заявление и заверить его у нотариуса. Потом это заявление попадает на рассмотрение консилиума медиков.
Далее, если медики подтвердят диагноз, заявление пациента будет рассматривать специальный совет при администрации региона. В совет войдут медики, адвокаты, представители прокуратуры и общественных организаций. На рассмотрение такого заявления им будет отведено два месяца. За это время совет обязан выяснить, не оказывали ли на больного давление и что он действительно настаивает на своем решении. В этот срок больной еще может передумать. Ну и последняя стадия – лишь дело техники.

Хочу жить!
Несмотря на свои 87 лет и перенесенный недавно инфаркт миокарда, Галина Федоровна, как ей ни тяжело, сама встает на ноги:
– Уж очень жить хочется, -рассказывает она. – Во время войны на фронте я немало повидала, как наши бойцы до последнего вздоха боролись за жизнь. У них и научилась стойкости.
Николай Александрович, теперь уже покойный пациент областного онкологического диспансера, несколько месяцев мучился, умирая от рака горла. Все это время рядом с ним была его семья – жена и дети. И каждый день общения с родными приносил больному радость.
"Когда больной умирает, врач умирает вместе с ним", – эту медицинскую мудрость готов повторить каждый врач. Поэтому эвтаназию доктора не признают категорически.
– Нас воспитывали в духе гуманизма, – говорит начальник городского управления здравоохранения, врач-эндокринолог Владимир Савинов. – Поэтому мы противимся самой мысли проводить эвтаназию. Это очень сложная проблема. В мире она так и не решена.
По моим данным, сегодня во владимирских лечебных учреждениях нет больных, для которых была бы возможна эвтаназия. Я считаю, что у нас гораздо больше других проблем, на которых надо заострить внимание законотворцам, чем разработка проекта об эвтаназии.
Введением эвтаназии, уверены как владимирские врачи, так и их российские коллеги, государство желает избавиться от проблем с тяжёлыми больными и попросту не выделять средств на их лечение. С докторами солидарен и депутат Госдумы Сергей Колесников. Но кроме медицинской, он видит в проблеме и криминальную составляющую:
– Сегодня, учитывая уровень коррупции, преступности в нашей стране давать еще одну возможность, если хотите, убийства людей во имя собственности, во имя жилья, во имя денег, наследства – немыслимо.

Бог дал – бог взял
Православная церковь – ярый противник введения эвтаназии в России. Священнослужители уже назвали законопроект греховным, потворствующим убийствам, а сам процесс эвтаназии приравняли к абортам. Причем божий гнев обрушится не только на того, кто желает подобным способом покинуть этот мир, но и на того, кто ему в этом способствует.
– Может, болезнь, которая послана человеку, искупит его грехи и в вечности он будет с Богом, – говорит отец Владимир, настоятель Николо-Галейского храма.
– Для христианина неприемлемо участие в смерти другого человека, какими бы ни были мотивы, – сказали "Призыву" во Владимирской епархии. – Никто, кроме Бога, не может решать, сколько жить человеку.

Наталья ШАПОШНИКОВА.

Фото Рудольфа НОВИКОВА.
г.Владимир.

А как у них?

Нидерланды легализовали эвтаназию в 2001-2002 годах, с оговорками, Бельгия – тоже в 2002-м. С некоторыми оговорками закон об эвтаназии был принят в 1998 году в штате Орегон (США).
Во Франции и Британии смертельно больным людям позволяют отказываться от лечения.
В Германии эвтаназия запрещена законом и влечет за собой наказание в виде лишения свободы до 5 лет. В феврале 2007 года суд Швейцарии разрешил людям, страдающим, в том числе, тяжелыми психическими заболеваниями, добиваться права на эвтаназию.
Хотя Голландия стала первым государством, где эвтаназия принята официально, дебаты в стране по этому поводу продолжаются. Большинство больных, попросивших о добровольном уходе из жизни, получили отказ.

Народный опрос "призыва"

Что вы думаете об эвтаназии?

Светлана, сборщица:
– Для безнадежно или тяжело больного человека, это один из выходов, чтобы не мучить себя и не мучить родных. Хотя, с другой стороны, это, конечно, самоубийство, выполненное руками доктора. В любом случае однозначного мнения здесь не существует.

Кристина, ученица 7-го класса:
– Когда ветеринар предлагает усыпить неизлечимо больное животное, чтобы не мучилось, хозяева всегда соглашаются. Это называют гуманностью. А если человек безнадежно болен и сам просит облегчить его страдания, почему нет?

Виталий, столяр:
– Все, наверное, зависит от случая. Я, слава Богу, с такой ситуацией не сталкивался. Есть вероятность злоупотребления законом. Именно поэтому за принятие окончательного решения должен отвечать не один, а несколько, не связанных между собой людей.

Алексей, начальник отдела:
– Наше общество пока не готово к этому. С принятием закона об эвтаназии, боюсь, перестараются и будут убираться неудобные люди, насморк которых уже будет служить поводом для эвтаназии.

Опрашивала Маргарита КОРОЛЕВА. Фото Рудольфа НОВИКОВА. г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике