В бой идут одни старики

СТРЕЛЬБЫ НЕДЕЛИ Накануне Дня Победы владимирские ветераны Великой Отечественной вновь взялись за оружие и ощутили себя солдатами

Областной военкомат дал им возможность пострелять из боевого оружия, вновь нюхнуть пороху, а потом провести время в кругу товарищей у солдатской кухни со ста фронтовыми граммами.

Для большинства ветеранов возможность пострелять из настоящего оружия – не самое главное. Важнее встретиться с боевыми товарищами, вспомнить военные годы и поднять чарку в память о павших в боях друзьях. Акция, которую придумал облвоенком Николай Сеньшов при участии главного федерального инспектора Геннадия Веретенникова, получилась очень удачной.
Виктор Федорович Мусатов после стрельбы из автомата поделился с "Призывом" ощущениями:
– Отстрелял нормально. Руки дрожат, зрение уже не то, но навыки-то остались! Иногда неплохо стариной тряхнуть.
Виктор Федорович попал на фронт в 18 лет, но даже сейчас, спустя 60 лет, не может вспоминать о войне спокойно.
– Было очень страшно на фронте, – признается ветеран со слезами на глазах. Со слезами счастья от того, что все же пришла Победа, со слезами скорби по погибшим товарищам.

У всех ветеранов свои фронтовые истории. Своей с нашими читателями поделился Андрей Ефимович Конов.
– О том, что наступила война, я узнал утром 22 июня 1941 года в ремесленном училище, где я учился. Люди бегали и кричали: "Война!"
Странно, но тревоги не было. Мы были настроены на победу и думали, что станем создателями Победы. Потом уже, когда поняли, что война – это страшно, рассуждать было некогда.
Меня, 15-летнего паренька, из училища отправили домой, в Рязанскую область. Там я работал до 1942 года. Затем в военкомате стали формировать отряды, и меня отвезли в Воронеж. Моя задача заключалась в восстановлении железнодорожных путей после бомбежек и обстрела. Во время одной из них меня и зацепило. Сгоряча я даже не обратил на рану внимания. Спустя несколько минут мне сказали, что я ранен, а затем отправили на поезде обратно домой лечиться.

У старшего мичмана Николая Филипповича Кротова свой фронтовой путь. В 1941 году его призвали на фронт из Кировска в Мурманск.
– Под Петрозаводском наш эшелон начали обстреливать немцы с воздуха. Нам, пацанам, это было в новинку. Самолеты летают, стреляют – мы ведь раньше такого нигде не видели.
В Мурманске, пройдя ускоренный курс подготовки, Николай Филиппович был поставлен рулевым-сигнальщиком на корабле класса малый охотник за подводными лодками.
– Первую свою медаль – "За боевые заслуги" – я получил в 1942 году, когда без потерь удалось высадить морской десант у мыса Пикшуев. А в 1944 году в Кольском заливе нам удалось потопить вражескую подлодку, которая охотилась за нашими транспортами. Пять часов мы следили за ней, но все-таки наши акустики ее обнаружили. Мы забросали нужный квадрат глубинными бомбами. Спустя пару минут из- под воды на поверхность стала подниматься солярка, а затем и обломки немецкой субмарины. Лодка оказалась большой, экипаж больше ста человек. Это была значительная победа.

Офицер скомандовал: "Ветераны, становись!" Старики привычно выстроились в одну шеренгу.
– Я от души вас всех поздравляю, – начал военком. – С удовольствием хочу вручить вам грамоты со специально разработанными значками, которые сделаны в стиле Суворова. На четырех гранях его слова "Слава", "Отвага", "Родина" и "Честь". Спасибо вам, отцы, за Великую Победу!
Растроганные ветераны благодарили. Николай Сеньшов заметил, что слово "спасибо" не соответствует уставу:
– По уставу нужно отвечать: "Служу Отечеству!", ну или, как на фронте – "Служу…"
– Советскому Союзу! – гаркнули отцы.
А затем генерал скомандовал: "А теперь в палатку, шагом марш!".
В камуфлированной палатке уже были накрыты праздничные столы. Для ветеранов играла военная музыка, были налиты фронтовые сто грамм, которые они первым делом подняли за Победу и за тех, кто этой победы так и не увидел.

Макс Ефремов.
Фото Рудольфа НОВИКОВА.
Деревня Масленки.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике