Все началось со странных слухов – запасы соли в России иссякают. Этого было достаточно, чтобы по всей стране народ бросился в гастрономы, сметая соль с прилавков в огромных количествах. В некоторых регионах объем продаж вырос в 10-12 раз.

Естественно, подскочили и цены. За январь и февраль цена на соль выросла на 45%. Местные власти изо всех сил старались убедить людей, что запасы соли достаточны, и незачем закупать ее впрок. Бесполезно! Кое-где соляная паника перекинулась на сахар (он подорожал на 33%). Люди начали делать стратегические запасы и этого продукта.

Соль и спички всегда считались предметами первой необходимости, не товаром, а символом. Их запас всегда должен быть в доме на "черный день", на случай войны или голода.

Что ж, в истории России голод и войны случались не раз, однако советская власть прославилась тем, что всеобщий
дефицит возникал и в мирное время. Нехватка товаров стала не просто экономическим, но и культурным явлением. Этой теме посвящались научные исследования, она вошла в литературу, фольклор, ну и, конечно, анекдоты: "Что будет, если советская власть победит в Сахаре? Дефицит песка".

Многочасовые очереди за самым необходимым врезались в память старшего поколения, которого почти не коснулся новый капиталистический образ жизни.

Впрочем, соляной ажиотаж затронул не только эту категорию. По словам главы департамента продовольствия правительства Москвы, в момент апогея паники объем продаж соли увеличился почти в 10 раз. Затем он постепенно начал снижаться, но и в начале марта спрос превышал норму в 3-5 раз.

Даже Москва со всеми ее дорогими ресторанами, гипермаркетами и прочими атрибутами столицы нефтяной державы, не застрахована от приступов потребительской паники, когда народ сметает с полок предметы первой необходимости. За фасадом растущего благосостояния в России кроется потаенное чувство неуверенности в завтрашнем дне.

Постоянный рост нефтяных и газовых цен приносит России огромные доходы; какая-то их часть перепадает и простым людям. Правительство увеличивает социальные расходы: в результате количество людей, живущих за чертой бедности, сократилось. Аналитики говорят об общем повышении покупательной способности населения; СМИ трубят о потребительском буме, а инвесторы, вложившие деньги в производство потребительских товаров в России, радостно "стригут купоны". Социологические опросы показывают, что растет число людей, считающих, что по сравнению с прошлым годом их положение улучшилось, и ожидающих новых позитивных изменений.

Одновременно Кремль укрепляет власть государства, ограничивает конкуренцию на политической арене и выхолащивает демократические институты, лишая общественность сколько-нибудь значимого участия в принятии решений. А общественность, похоже, от этого не слишком страдает. Как и в других нефтяных государствах, граждан устраивает предлагаемый властями обмен политических свобод на материальное благосостояние.

Но если в экономическом плане люди чувствуют себя в большей безопасности, то вопросы социологов на другие темы дают иной результат, говорящий о чувстве незащищенности. Так, данные опросов, проведенных социологическим агентством "Левада-центр" указывают, что, по мнению граждан, власть сегодня менее профессиональна, более коррумпирована и забюрократизирована, чем в 2001 году, когда Путин сменил Ельцина, и все ждали перемен к лучшему.

Сегодня государство считают коррумпированным, непрофессиональным и оторванным от народа почти столько же людей, как и в 1998 году, когда нефть стоила $10 за баррель, что привело к реальному финансовому кризису.

Граждане России готовы отказаться от участия в политическом процессе, но в глубине души не верят в способность властей позаботиться о народе и обеспечить его безопасность. 70% россиян считают, что в их жизни стало меньше уверенности, чем в 2001 г., 65% заявили, что в ней стало меньше радости, а 60% ответили, что стало больше страха.

Российские потребители наслаждаются открывшимися новыми возможностями, но при этом скорее готовы поверить абсурдным слухам о дефиците соли, чем заверениям властей о том, что беспокоиться не о чем.

Потребительский бум в России часто воспринимается как признак формирования среднего класса, но, возможно, дело здесь в другом – люди лихорадочно пытаются урвать по максимуму, поскольку боятся, что этот волшебный мир изобилия может рухнуть в любой момент.

Маша Липман.

По материалам сайтов www.inopressa.ru и www.eurosport.com подготовил Виктор Алехин. Фото Рудольфа Новикова. г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике