Линкор "Новороссийск" – бывший "Джулио Чезаре" ("Юлий Цезарь") – был передан Советскому Союзу по репарациям из состава ВМС Италии в феврале 1949 года. Корабль взорвался в 280 метрах от берега в Севастопольской бухте в 1.30 ночи 29 октября 1955 года. Через 2 часа 45 минут судно опрокинулось и затонуло.

До сих пор нет ответа на главный вопрос – отчего произошел взрыв, ставший причиной катастрофы. По одной из версий правительственной комиссии, разрушение носовой части линкора (пробоина в днище – более 150 кв. м.) было вызвано взрывом немецкой неконтактной магнитной мины с тротиловым эквивалентом более тонны.
Мина, установленная немцами в годы войны, ушла якобы в илистое дно бухты и взорвалась после того, как на месте стоянки линкор "расшевелил" ее своим якорем.
По другой версии корабль подорвали подводные диверсанты, высаженные с иностранных подводных лодок. Была возможность проникновения в бухту сверхмалых подводных лодок. Так могло быть, поскольку ворота в боно-сетевом заграждении на входе в бухту весь 1955 год не закрывались.
Береговая шумопеленгаторная гидроакустическая станция "Сатурн-12" была отключена в связи с профилактикой. А противолодочные дозорные корабли в точке несения дежурства у входа в главную бухту отсутствовали.
Бытовала и версия взрыва боезапаса в носовых погребах линкора, но своего подтверждения не получила.
После взрыва за короткое время на верхней палубе в кормовой части линкора собралось 7 адмиралов и 28 старших офицеров. На гибнущий корабль многих из них привела боязнь быть обвиненными в самоустранении от участия в спасении корабля.
Но качество спасательных работ от обилия начальства не улучшилось. Перед тем, как линкор опрокинулся, в его кормовой части на верхней палубе было собрано более 900 матросов и старшин, которые уже не могли бороться с проникновением воды в судно. Даже когда крен корабля приблизился к критической отметке, команду покинуть линкор моряки не услышали. Они находились на палубе, пока не стали скатываться в воду…
Работы по спасению оказавшихся внутри перевернутого корабля 200 моряков начались с опозданием. Первых двух матросов смогли поднять из полузатопленного кубрика только в 6 утра 31 октября. Всего было спасено лишь 9 человек. В то время, когда корма корабля еще торчала из воды, а внутри линкора был слышен стук живых людей, член Военного совета ЧФ вице-адмирал Николай Кулаков приказал экипажам 4 спасательных судов вылавливать трупы в бухте. Очевидно, это было сделано для того, чтобы скрыть от севастопольцев масштабы трагедии.
Спасти моряков, поврежденный корабль было возможно. Котлы и главные машины от взрыва не пострадали и были подготовлены к работе. С 17-метровой глубины линкор мог уйти своим ходом к берегу, на мелководье, и там "сесть" на грунт. Но такого приказа не поступило. Пять офицеров – инженеров-механиков во главе с капитаном 3 ранга Ефимом Матусевичем вместе с 202 моряками из БЧ-5 погибли на своих боевых постах.
Никого из виновников трагедии не привлекли к суду. Капитана линкора Хуршудова отправили на пенсию. Никто из погибших и выживших моряков линкора не был награжден.
Все происшедшее 29-31 октября 1955 года было засекречено. Из гибели "Новороссийска" не были извлечены необходимые уроки. Подтверждение тому – ход спасательных работ на подлодке "Курск" много лет спустя.

Водоизмещение линкора "Новороссийск" 29 тысяч тонн, длина 182 метра, ширина 28 метров, осадка 10,4 метра. Вооружение – 30 орудий, максимальная скорость хода – 28 узлов (52 км/час). Численность экипажа – 1462 человека.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике