С праздником, медики!

Накануне профессионального праздника медиков Ирина Арнольдовна предпочла говорить не о достижениях, а о проблемах отрасли

Директор департамента здравоохранения области Ирина ОДИНЦОВА: Нам не хватает около 1,5 тысячи врачей

Накануне профессионального праздника медиков Ирина Арнольдовна предпочла говорить не о достижениях, а о проблемах отрасли

– Ирина Арнольдовна, проблемы здравоохранения во Владимирской области слишком отличаются от общероссийских?

– Нет. Главное – это дефицит материальных и кадровых ресурсов. Причем дефицит кадров становится таким же актуальным, как и материальный дефицит. Но грядет реформа здравоохранения. В будущем одно из условий работы медучреждений будет соответствие лицензионным требованиям. Учреждения, которые не соответствуют требованиям, будут закрываться. Освободятся кадры.

– Но при этом может не хватить самих лечебных заведений.

– Верно. А еще может не хватить медпомощи. Или эту помощь будут оказывать частные медицинские учреждения. Идет такая политика, что объемы бесплатной помощи и то, как она должна предоставляться, должны быть оформлены в стандарты. Когда они будут четко определены в отношении каждого конкретного заболевания (какой перечень услуг и действий должен при нем предоставляться), тогда бесплатную помощь смогут оказывать и частные клиники – в пределах стандарта. А все, что свыше его, будет предоставляться за плату.

– Сколько специалистов сейчас не хватает по области?

– Сейчас у нас около 5 тысяч врачей по области. Это 70 процентов от того, что должно быть. Не хватает около 1,5 тыс. медиков. Но вот в отношении некоторых специальностей вопрос уже стоит критически.

Прежде всего, это участковые врачи. У их кабинетов всегда очереди. Это такая рутинная работа, которая требует обхождения. Здесь нет исследовательской деятельности, которая существует, например, в стационаре. Поэтому укомплектованность участковых сегодня – чуть больше половины.

Не хватает неанотологов, хирургов, реаниматологов, невропатологов, ЛОР-врачей. Почти в каждой медицинской отрасли специалистов не хватает.

У нас сейчас вакантны несколько сот должностей. Разве что гинекологов во Владимире столько, сколько нужно.

– Молодежи приходит мало?

– Раньше к нам приходило около 100 молодых специалистов в год, сейчас только 20-30. Их не стали меньше выпускать медицинские вузы. Просто они находят работу или в частных клиниках или вне медицины. И это уже проблема государственного масштаба.

– Сейчас зарплата врача?..

– 3 тысячи. Но многое зависит от стажа, от ставки и т.д. Начинают с 1800 рублей.

– Зарплата маленькая, семью кормить надо. Не поэтому ли некоторые врачи берут взятки? Вам пациенты жалуются на врачей, нечистых на руку?

– Конечно. Но когда я говорю пациенту: “Напишите мне про врача, который заставил вас заплатить”, он отказывается.

Проблема взяточничества в здравоохранении возникла не только из-за низкой зарплаты, но и из-за пациентов, желающих отблагодарить врача за лечение. Я противник этого. Есть стандарт, по которому учреждение должно вас лечить бесплатно. Да, есть и платные услуги. Но их оплата должна идти через кассу, а не напрямую к врачу.

Взятки берут в тех учреждениях, где это разрешает делать главный врач. Там, где он видит ситуацию, отслеживает и противится ей – порядок.

– В каких больницах области борются со взяточничеством?

– Центр реабилитации спортивной медицины. Порядок по этой части – в кожвендиспансере. Вряд ли существует эта проблема в тубдиспансере. Нет жалоб на областную детскую клиническую больницу.

– А на какие учреждения в основном идут жалобы?

– На областную больницу, онкодиспансер, больницу “Скорой помощи”.

– В чем плюсы нашего здравоохранения?

– Сильная сторона российского здравоохранения в целом – душевность в работе с больными. Врачи и медперсонал душой за них переживают.

– Душевность – это хорошо. Но, согласитесь, что многим важнее получить квалифицированную медицинскую помощь?

– Нужно и то, и другое. Если брать в целом по российским технологиям, которые имеются и в московских клиниках, и в крупных клиниках других городов, и в крупных учреждениях нашей области, то мы конкурентоспособны. Что касается нашей области, то она имеет все, что должна иметь.

Например, должны мы на своем уровне оказать медпомощь больным с определенным заболеванием. Мы ее оказываем. По ряду позиций мы предоставляем даже такие медуслуги, которые должны оказывать в федеральных клиниках. Это связано с внедрением и работой ангиографической установки, развитием рентгенохирургических методов обследования и лечения.

Кроме того, у нас есть ядерно-магнитный томограф, и можно достичь высокого уровня диагностики.

Владимирская область на общероссийском фоне смотрится неплохо, даже учитывая то, что у нас нет академической базы, НИИ и т.д.

– Насколько тяжела работа врача с психологической точки зрения? Каково это – сообщать пациенту и его родным тяжелый диагноз?

– Я по специальности педиатр. Несколько лет после института работала в детском отделении. Мне работа очень нравилась. Однако пришлось поменять место работы, и я перешла в онкодиспансер.

Онкология всегда стоит обособленно. Врачи других специальностей тоже воспринимают ее как особую. Здесь работать очень тяжело. Приходится контактировать с тяжелобольными людьми. Может быть, вообще нужно философское переосмысление жизни, чтобы работать в онкологии.

Пациенты смотрят на врача, как на последнюю надежду. Нужно решить для себя, как выстраивать с ними отношения, вести диалог. Без чуткости не обойтись. Очень важно подобрать правильные слова при беседе с пациентом – от этого будет зависеть, станет ли он бороться за жизнь или опустит руки.

Но и у врачей других специальностей тоже есть свои трудности. Например, педиатры. Врач приходит в семью и видит, что родители не хотят заниматься ребенком. Ребенок болеет. Разве врач останется равнодушным? Он начинает воспитывать мать, отца. Иногда наши педиатры занимаются даже вопросами лишения родительских прав. Это тоже очень сложные моменты.

– А разве за годы работы врач не привыкает к чужой боли, не становится к ней равнодушным?

– Врачи со временем “черствеют”. Но эта профессиональная “черствость” – форма защиты. Она обязательно нужна – нельзя все беды пациентов пропускать через себя. Иначе долго так сам не выдержишь. Нужно найти какую-то нишу, которая бы помогла тебе самому сохраниться как специалисту, и в то же время научиться правильно вести себя с пациентом, правильно с ним говорить.

Беседовала Екатерина Георгиева.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике