Как русский солдат с "фрицем" обнимался

За шестьдесят лет, казалось бы, о Великой Отечественной сказано все или почти все, но у каждого солдата, побывавшего на войне, своя история.

Мой отец – обычный воин

Мой отец, старший сержант 48 тяжелой минометной бригады Борис Петрович Горчаков, не дожил до 50-летия Победы несколько дней. Теперь остается только сожалеть, что в свое время мало расспрашивали его о том, как он воевал. Не трус и не герой – обычный воин, за девять лет службы прошел от Дальнего Востока до Берлина.

В 1939 году он ушел на службу в армию, демобилизовался только в 1947, пройдя всю войну, закончив ее в Чехословакии. Срочную службу проходил на Дальнем Востоке в артиллерийских войсках. Уже готовился к демобилизации, когда Гитлер объявил войну. Все с нетерпением ждали, когда отправят на фронт, но оставлять без прикрытия восточные рубежи тоже было нельзя. Почти год оставались служить у китайской границы.

Проехал мимо дома

В апреле 1942 полк направили на передовую. К месту дислокации эшелон шел около трех недель. Больше всего волновался, когда подъезжали к родному Мурому. Почти три года он не был на родине и вот они, знакомые места, уже видны из проемов в теплушке. С дороги послал телеграмму домой, чтобы встретили эшелон. Но он сильно запаздывал. Мать и сестра несколько дней дежурили на вокзале, а в тот день прийти не смогли. Очень хотелось хоть на минутку забежать домой, но отставать от своих нельзя. Так и проехал мимо, не повидавшись с родными, еще на долгих шесть лет.

Свой среди чужих

Со своей артиллерией пришлось пройти по всей европейской части страны. В одном из боев под Минском, чтобы застать противника врасплох, их батарея должна была атаковать с тыла. Пробираться предстояло по топким белорусским болотам, а потом еще шесть часов стоять по пояс в воде, ожидая приказа "огонь!".

Фашистов гнали на Запад, но каждый бой стоил больших усилий и потерь. Бой за взятие обозначенной высоты шел больше суток. Один за другим падали бойцы. Борис один остался возле орудия, а вскоре и его оглушило разорвавшимся неподалеку снарядом. После грохота и канонады провалился в полную тишину. Несколько часов провалялся на мартовском снегу, очнулся, когда бой уже затих. Когда пришел в себя, увидел, что все поле усыпано убитыми бойцами. Понял, что надо искать своих. Рядом располагалась еще одна наша батарея, возможно, там кто-то остался, и двинулся туда.

Была уже глубокая ночь, когда набрел-таки на расположение своих. Там тоже полегло много бойцов. Другие тут же спали, завернувшись в шинели. Надо было устраиваться на ночлег. Дело это не новое, надо только найти компанию человека четыре-пять, чтобы было теплее. Искать долго не стал, увидел скрючившегося солдата и пристроился рядом. Всю ночь укрывал его своей шинелью, но тепла не чувствовал, дрожал от холода. А когда рассвело, увидел остекленевшие глаза и каску со свастикой на том, с кем делил ночлег. Это было немецкое расположение и ночевал он в обнимку с убитым фашистом. Хорошо, что в живых на батарее противника никого не было, а то неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая жизнь. Пришлось скорее искать своих.

Пол-Европы прошагали, полземли

В одном из боев уже на подступах к границе от разорвавшегося рядом снаряда получил еще одну контузию головы. Не хотел отставать от своего полка и в госпиталь не поехал, лечился в медсанбате. При минометном обстреле батареи получил ранение руки, попал в полковой госпиталь, но, недолечившись, отправился догонять своих. Потом были еще два ранения, но и их залечивал в походных условиях. Воевал в Венгрии, Румынии, Чехословакии. Поверженный Берлин увидел уже на пятый день после Победы. Его стены были сплошь исписаны, но нашел место и поставил свою фамилию "Б.Горчаков".

Дома до сих пор хранятся его боевые награды: медали "За боевые заслуги", "За взятие Берлина", "За победу над Германией" и орден Отечественной войны второй степени.

Внесен в областную книгу памяти "Солдаты победы". 32 400 человек было призвано на фронты Великой Отечественной из Муромского военкомата с 1941 по 1945 год. Примерно каждый пятый погиб или пропал без вести. На 1 мая прошлого года в живых оставалось около 1200 ветеранов войны. Меньше, чем за год, эта цифра значительно уменьшилась.

Людмила Кузнецова.

округ Муром.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике