В зону он больше не хочет

Недавно представители владимирского Детского фонда посетили воспитательную колонию для несовершеннолетних, что в поселке Ликино

В зону он больше не хочет

Как сделать, чтобы "малолетки" не становились рецидивистами

Недавно представители владимирского Детского фонда посетили воспитательную колонию для несовершеннолетних, что в поселке Ликино. Руководство заведения акцентировало внимание гостей на одном из своих подопечных. Очень здесь переживают за судьбу 20-летнего Вити Коробкова. И вот почему.

Дайте "угол"

Свою историю Виктор рассказал "Призыву" довольно охотно. Хочет он, чтобы его услышали там, на свободе. Разговаривал он и с председателем владимирского Детского фонда Лидией Мордасовой, очень просил помочь. Лидия Александровна обещала вплотную заняться проблемой Виктора. Все дело в том, что после освобождения из колонии, а это будет в ближайшие месяцы, ему некуда идти. Дома его никто не ждет, да и нет у него дома.

Виктор родом из Иванова. Его родители разошлись, когда ему не было еще и пяти лет. Жить он остался с мамой, но был ей не очень нужен. Мамочка пила и развлекалась иными способами. Легко понять, какая жизнь была у маленького Вити. Вот и довела его эта жизнь до колючей проволоки, за которую он попал в 16 лет за серьезную драку. Почти сразу, как парень лишился свободы, мать исчезла из его жизни.

– Она меня ни разу не навещала, хотя знала, где я нахожусь. А года три назад мама вообще пропала без вести. С отцом я не общался, он с нами не жил, – рассказывает Витя. – Видел я его всего несколько раз в жизни. А год назад письмо пришло от дальней родственницы – пишет, что отец умер.

Мать пропала, отца не стало, братьев, сестер нет. Близких, кого хоть сколько-нибудь заботила бы судьба этого молодого человека, тоже нет. Даже дом, в котором он когда-то жил с мамой, давно продан. Еще пару лет назад сотрудники колонии пытались найти пропавшую маму Коробкова. Но после шести безрезультатных запросов, отправленных по бывшему месту жительства, надежда найти ее окончательно пропала.

Виктор на судьбу не жалуется, родителей в своей тяжкой доле не винит, наоборот, благодарит за то, что жизнь дали. И вера в будущее у него осталась. Надеется на свои силы, только просит на свободе определить ему "угол". Работу обещает найти себе сам. Только вот когда Витя говорит, что за решетку больше – ни-ни, отношение к этим его словам скептическое. Сотрудники колонии хотят верить в добрые намерения своего подопечного, тем более, что Витя Коробков зарекомендовал себя хорошо. Однако статистика оказывается красноречива. Не менее 70% таких "положительных детей" очень скоро вновь попадают на зону, только уже на "взрослую".

Есть ли шансы стать невозвращенцем

И не мудрено, что попадают. Каковы шансы, например, у Вити Коробкова встать на ноги и найти свое место в жизни, а не на нарах? Никто и не думает оправдывать этого молодого зека за то, что он когда-то покалечил человеческую жизнь. Свою вину перед обществом он искупает уже пятый год. Но ведь он, будучи ребенком, оказался не нужен своим родителям и вырос, как трава в поле. Среди 200 заключенных воспитательной колонии ребят из благополучных семей можно пересчитать по пальцам. Остальные – те, которых жизнь выбросила за борт. Лишаясь присмотра по выходе на свободу, эти «коробковы", наступая на старые грабли, входят в те самые 70%.

Чтобы максимально облегчить жизнь своих воспитанников на свободе, в ликинской колонии работает инспектор по трудовому и бытовому устройству осужденных. Примерно за полгода до выхода на свободу очередного заключенного здесь начинают выяснять – а в какую среду он попадет?

– Чаще всего в неблагополучную,- рассказывает инспектор Ирина Белова, – но ситуация у Виктора Коробкова действительно сложнее других. Ребят, у которых нет никого и ничего, единицы. Естественно, они требуют к себе максимального внимания, хотя мы стараемся обеспечить их необходимыми атрибутами «вольной жизни".

Паспорт, гражданство, прописка, по возможности, место работы или учебы – все это определяют осужденному до того, как он освобождается. Сложность с Витей Коробковым в том, что возвращаться в родной город Иваново он не желает. Остаться жить он хочет во Владимире или в области. "Привязать" человека к городу, с которым его прежде ничего не связывало, весьма проблематично. Председатель владимирского Детского фонда Лидия Мордасова уже пытается помочь Вите Коробкову. А кто возьмется помогать другим заключенным детям-сиротам?..

Евгения ЦВЕТКОВА.

г. Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике