Соглашение, родившее разногласия

Вновь накаляются страсти вокруг бывшей узловой больницы ж/д станции Ковров. "Бывшей" – потому как даже никто из городской администрации не знает, как после множества реорганизаций это учреждение официально именовать.

Пять дней – и будь здоров?

Впечатление от посещения с виду добротной 4-этажной больницы жуткое. Жаль энтузиазма прошлого – предшествующие поколения советских людей строили-строили – а для чего? Сейчас, как в гражданскую, многие больничные палаты – крест-накрест досками заколочены. И надпись: "Все ушли в отпуск!" То есть целыми отделениями врачей и медсестер руководство вынуждено отправлять в отпуска – их труд якобы не востребован.

На третьем этаже здания еще в декабре прошлого года привечали больных "дневного" стационара. Но вот уже идет слух, что и эти койки, занятые 4 часа в день, подлежат секвестированию. Похоже, методика "пять дней – и будь здоров!" от министра здравоохранения Зурабова не заставит себя долго ждать.

Распиливать "железку" начали давно. И инструментом было Генеральное тарифное соглашение 2002 года между Департаментом здравоохранения области, Областным фондом ОМС и Ассоциацией главных врачей лечебных учреждений. Каждому ЛПУ поручался конкретный муниципальный заказ – и соответствующее финансирование. И, не дай Бог, какой-нибудь главврач переступит черту!

А как не переступить? Жизнь богаче чиновничьих циркуляров. Разве мог "Владмедстрах" при теоретическом планировании знать, что "железка" в Коврове пользуется куда большим авторитетом у пациентов, чем остальные больницы. Наплыв посетителей оказался выше заложенной нормы. Пришлось "за черту переступить": в 1 квартале 2003 года перерасход денег на лечение больных составил 210 тысяч рублей. И понеслось…

Коэффициентом по здравому смыслу

К узловой больнице тут же был применен т.н. "понижающий коэффициент". Железнодорожных медиков стали ущемлять в финансировании. Дальше – цепная реакция: врачи без денег стали отказывать больным и лоббировать платные услуги. Раздоры и склоки в больнице на этой почве постоянны. Городская мэрия занимает в этих спорах позицию стороннего наблюдателя.

Финансовое ущемление показалось руководству "железки" унизительным. Оно обратилось в прокуратуру. Советник юстиции Э.Селезнев из облпрокуратуры провел проверку и ответил медикам (цитируем): "Введение понижающих тарифов не должно отразиться на качестве оказываемой населению медпомощи, и тем более – не ограничило право пациентов на выбор лечебного учреждения".

Прокурор оперирует сослагательным наклонением: не должно, дескать, отразиться. А уж если отразилось – он ни при чем.

Но закон не должен допускать двусмысленного трактования. Так рассудили и медики. Подали челобитную в ЗС области – мол, истолкуйте насчет тарифов по муниципальному заказу, господа депутаты! Председатель ЗС Анатолий Бобров прислал ответ. Цитируем постановляющую часть: "Что касается введения понижающего коэффициента, который предусмотрен пунктом 7.4 Генерального тарифного соглашения, по-видимому, данная норма вступает в противоречие с действующим законодательством." И тут, как видим, до конца неясно.

Куда хворому податься?

Есть на Руси присказка: "Законы-то у нас хороши – да вокруг одни торгаши!" Этот архаизм благополучно перекочевал в новейшую историю. Пока они там, наверху, торгуются, перекрывая "железке" кислород, больной люд спасается самолечением.

Можно подкрепить веру в народную медицину одним высказыванием. Писатель-эмигрант Георгий Владимов пишет из Мюнхена критику Анненскому: "Бедные, наивные эсэнгэвцы, кто вам всем внушил, что в Германии лучшие медики, нежели в нашем Отечестве? Ведь все приезжают сюда (в Германию) только умирать, что вполне достижимо и в России. Даже больше скажу – в России, бывает, что и вылечивают, как было с Солженицыным, какими-то народными средствами пользуют, вроде вытяжки из гриба – чаги. А здешние эскулапы – исключительно по "науке", поэтому гроб гарантируется уверенно".

Анатолий ПАРФЕНОВ.

г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике