Свадьба с санкции Политбюро

Продолжаем публикацию воспоминаний дипломата и разведчика Вадима Мельникова. Сегодня его рассказ о встречах с Кристиной Онассис и ее мужем Сергеем Каузовым.

ШПИОНСКИЕ СТРАСТИ

Свадьба с санкции Политбюро

Продолжаем публикацию воспоминаний дипломата и разведчика Вадима Мельникова. Сегодня его рассказ о встречах с Кристиной Онассис и ее мужем Сергеем Каузовым.

В середине января 1979 г. сотрудники советского консульства в Париже были буквально шокированы появлением в нем супружеской четы, невероятной своим смешением – греческая миллиардерша Кристина Онассис и советский безработный коммунист Сергей Каузов…

В 1976 г. Кристина Онассис, дочь "золотого грека" Аристотеля Онассиса, возглавлявшая после его смерти "империю торгового флота", прибыла в Москву и встретилась с Сергеем Каузовым, работавшим тогда в одном из отделов Совфрахта. Позднее Сергей командируется для работы по линии Совфрахта. В Париже первоначально встречи Каузова и Кристины носили скорее деловой, чем личный характер. Но свидания в Париже, шалости в Рио-де-Жанейро привели к тому, что любовь расцвела, поцелуи стали прилюдными. Начали поговаривать о женитьбе. Воспротивились родственники Кристины и их друзья: как же так, в семью входит коммунист?

Отреагировал и Запад. Заволновалось НАТО. Ведь если Кристина официально поставит своего мужа Сергея Каузова во главе торгового и танкерного флота "Олимпик Маритим", то советское правительство получит его в свое распоряжение.

В дело вмешался Вашингтон и добился, чтобы эти торгово-транспортные суда плавали не под советским флагом, а под американским. Зато советское правительство имело право заменить греческие судовые команды своими людьми.

Деловые круги Европы и США тоже грозились разорвать с "Олимпик Маритим" всяческие отношения, если Кристина осуществит свой "каприз".

ЦРУ утверждало, что Сергей Каузов – кадровый офицер КГБ. "Как только он покинет свой пост в Совфрахте, государственном ведомстве морского фрахтования, это значит, что он посвящает себя выполнению задания, названного "План Олимпия": обольстить богатую наследницу Аристотеля Онассиса, чтобы наложить щупальца КГБ на один из трех частных флотов, наиболее важных в мире".

Дело шло к свадьбе. Советская сторона настаивала, чтобы Каузов вернулся в Москву и руководил флотом Онассиса из кабинетов Совфрахта. Кристина поставила условие: если Сергея не отпустят работать в ее компании на Западе, то она разорвет контракты с Советским Союзом на 1977 г.

Миллионы уплывающих долларов заставили Москву задуматься. Каузов прибыл в Москву, наскоро развелся с женой, оставив ей малолетнюю дочь, провел много времени в кремлевских кабинетах. Для принятия решения заседало Политбюро. Непосредственное участие в этом "сложном" деле принял и лично Л.И.Брежнев. И Сергей Каузов получил благословение на брак – не на небесах, а в Кремле. С условием, что регистрация брака состоится только в Москве, а сам Каузов должен сдать партбилет в ЦК КПСС "на хранение".

Давление на Кристину продолжалось, но она настаивала на своем и опровергала слухи о Сергее как "вымышленные и бездоказательные".

В начале августа 1978 г. в Центральном Дворце бракосочетания г.Москвы состоялась свадебная церемония. 27-летняя обладательница несметных богатств Кристина Онассис и 37-летний, теперь уже безработный, советский коммунист Сергей Каузов обменялись кольцами и стали мужем и женой. На церемонии присутствовали всего одиннадцать приглашенных. Из родственников и близких невесты на свадьбе никого не было.

Пока на Западе волновались, спорили, сплетничали, молодые супруги проводили свой медовый месяц на озере Байкал. А потом вернулись в Европу. В Париже, в одну из многочисленных, раскиданных по свету квартир Кристины.

И вот в середине 1979 г. они оказались в советском консульстве.

Кристина и Сергей были приняты мною. Оказалось, что Сергею именно я и был нужен. Оба они были счастливы, делились впечатлениями о Москве, жизни в Союзе. Говорили, что чуть позже поедут в Лондон, затем в Швейцарию. Произвели очень хорошее впечатление. Кристина оказалась болтушкой, много говорили о Москве, сокрушалась, что сама не умеет готовить, поэтому пришлось взять домработницу. А проживали они в двухкомнатной квартире матери Сергея на Мосфильмовской улице. Конечно, позднее они купят там две-три квартиры и обустроят их по европейскому образцу.

В беседе принимала участие моя жена. Пока она общалась с Кристиной, мы с Сергеем поговорили о деле. Наша встреча длилась примерно 35-40 минут. Затем Сергей предупредил меня, что он в будущем еще "навестит" меня в консульстве. Поговорили еще немного. Кристина шутила, смеялась. Очень простая, веселая и общительная женщина. Уже прощаясь, она пригласила нас к себе в гости, на обед. Как она выразилась, "по русскому обычаю".

Примерно через неделю Сергей вновь появился в консульстве и проделал ту же операцию с письмом в конверте. Передал приглашение на обед, назначив точную дату и место встречи. По моей просьбе, на обед были приглашены и генеральный консул с женой. А мне, чтобы участвовать в этом обеде, пришлось запрашивать Москву. Ответ был получен положительный.

Обед состоялся 29 января 1979 г. Вчетвером мы подъехали на машине к дому Кристины Онассис на авеню Фош. Это самый богатый и респектабельный район Парижа. Встретили нас сам Сергей и бонна. Сергей выглядел молодцом, в темно-сером костюме, который так шел к его светлым волосам и голубым глазам. Проводил нас в маленькую гостиную, мебель и обои которой были одного цвета и рисунка. На стене – большое фото отца вместе с Кристиной, карандашный портрет брата Кристины – Александра. Почти сразу же вошла Кристина. Одета неброско – темно-серая юбка, сиреневая блузка (правда, все от Диора), в тон сапожки. Из украшений – цепочка с бриллиантами на шее, такие же цепочка и браслет на руке, часы и небольшое колечко с бриллиантом. Легкий макияж приятно оттенял персиковый цвет лица. С улыбкой подошла к нам. Бонна внесла приготовленный аперитив. Оказалось, что Кристина алкоголь не употребляет, не курит, но и не стесняет курящих. Немного выпили, немного поболтали о пустяках. Затем на автомобилях отправились в пригород Парижа, где находится семейный ресторанчик Онассисов под названием "Кок Арди" ("Отважный петух"). Ресторанчик невелик, очень уютный. На территории ресторана – сад и бассейн, в который посетители бросают монеты, надеясь побывать здесь еще раз.

Меню. Заказ. Обед. Я сижу рядом с Кристиной, напротив – Сергей. Ведем тихую беседу. Кристина возмущается решением советских властей в отношении Сергея. "Почему его исключили из партии? Ведь это же самый коммунистический коммунист!" – произносит она. Успокаиваю ее и объясняю, что его не исключили, просто у нас такой порядок – перед поездкой за границу необходимо сдать партийный билет в ЦК. Смеется. Сергей вступает в разговор: "Вот когда в Москве будет открыта наша контора, а я буду ее генеральным директором, партбилет будет снова у меня на груди". О Москве Кристина готова говорить всегда – ей нравится наш рынок (обожает творог), продукты в "Березке", любит кока-колу (доставляли прямо из Новороссийска большими партиями пепси-колу). Ей очень нравятся Италия, Франция, Испания и, конечно, Россия. Не любит Скандинавию, Англию. К США относится по-всякому, хотя и родилась в Нью-Йорке. Предпочитает большую часть жизни проводить в Париже.

К десерту нам с Сергеем (все остальные отказались) подали "Кальвадос" 1893 г. Превосходный.

Около полуночи, закончив трапезу и наговорившись, выходили из ресторана. Только открыли двери, как попали под вспышки фоторепортеров. Это знаменитые вездесущие папарацци! Каким образом выследили Кристину – приходится только удивляться. Фотографии, которые должны были появиться на следующее утро в газетах и журналах, не нужны ни Кристине, ни тем более мне. Репортеры окружили нас возле машин. Кристина умоляла их, даже плакала, чтобы они не передавали фотографии в редакции. Каким-то чутьем я понимал, что идет самый обыкновенный торг. Минут пятнадцать переговоров завершились тем, что Кристина уверила нас – фотографии не появятся. Позднее я узнал, что это стоило Кристине кругленькой суммы. Фотографии действительно не появились.

Кристину больше не встречал, но с Сергеем виделся еще несколько раз. В мае он пришел в консульство и поведал, что в Нидерландах открывается одна из контор компании "Олимпик Маритим". Он направляется туда работать. И строит собственный танкер, решив назвать его "Данилой". В честь своего отца. Потом и его следы потерялись в нефтяных волнах империи "золотого грека"…

Известно мне одно: брак впоследствии распался, детей не было, хотя Кристина так этого желала. Последний брак Кристины состоялся в 1984 г., когда она связала свою судьбу с богатым французом Тьери Русселем. В этом браке родился первый ребенок Кристины -дочь Афина, наследница сказочного богатства. Но и этот брак долго не просуществовал…

Самая богатая женщина мира скоропостижно скончалась в Буэнос-Айресе в 1988 г.

Вадим Мельников.

Фото из архива автора.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике