байки-шоу

Брат-журналист,смотри, не обломай перо!

13 января – День российской печати

С одной стороны, "Бумага все стерпит", а вот с другой – "Что написано пером, не вырубишь и топором" и "Слово не воробей. Вылетит – не поймаешь!" Вот в этих непростых условиях и делают свое странное дело работники средств массовой информации. Любуйтесь… Но только – любя!

Мастерство
не пропьешь

Дело было лет восемь назад с одним сотрудником областного радио. Накануне раннего выхода его программы в эфир в шумной компании, где пили не только чай, он засиделся аж до половины пятого утра. Встав из-за стола, отяжелевший, но не сломленный корреспондент отправился прямиком в эфирную студию, уповая на найденную поколениями журналистов в вине истину: "Мастерство не пропьешь!"

Смятение и ужас охватили хозяев квартиры (они только что наконец выдворили самых стойких гостей и принялись мыть посуду), когда в несусветную рань из радиоточки донесся до боли знакомый и изрядно притомивший всех за ночь голос: "Дорогие друзья! Я горячо приветствую всех тех, КТО, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, ВСЕ ЕЩЕ С НАМИ!!!"

Кстати сказать, остальной текст программы был выдан в эфир безукоризненно!

"Сельский час"
в пивной

В вязкие годы застоя все без исключения СМИ почти ежедневно были обязаны радовать страну небывалыми успехами советского сельского хозяйства. Двух подрабатывавших на радио газетчиков "бросили на село". Езжайте, мол, куда хотите – у нас на каждой ферме есть свой герой труда!

На ферму с голодающими коровами и изможденными доярками им ехать не хотелось, а, наоборот, – хотелось выпить чего-нибудь поинтереснее молока. Вот талантливые, но циничные ребята и взяли с собой магнитофон в пивную.

– Мы ведем свой радиорепортаж прямо из коровника! – бесстыдно наговаривал на пленку на фоне гула забегаловки первый автор. Шум буфета вполне сходил за отдаленное мычание коров-рекордисток.

– Вы слышите, как звенят подойники! – громыхая кружками вторил ему напарник.

– Вот первые струи пенной влаги ударили в днище! – просветленно вещали они, разливая "Жигулевское" перед включенным микрофоном.

Подошла буфечица.

– Маргарита Петровна, расскажите нашим радиослушателям, сколько литров … продукции … прошло сегодня через ваши руки? Как обстоит дело с санитарными нормами на участке?

– Да уже почитай четвертая фляга! Нормы мы соблюдаем, беспощадно боремся с разбавителями продукта и вообще неуклонно перевыполняем план! – рефлекторно, "как учили" отвечала она.

…Самое смешное то, что умело смонтированный репортаж очень хвалили на планерке. И никому не было дела до кислого молока или разбавленного пива – тогда главное было, чтобы говорились "правильные слова".

В поисках "мудреницы"

Вместе с перестройкой в прессу пришла реклама. Ныне не существующая владимирская газета в середине 90-х расхваливала "Биопотенцер" – маленький плоский приборчик, чудесным образом влияющий на "мужскую силу". Хвалили его мощность, простоту и компактность.

Следующий рабочий день редакции был практически сорван! Свежий номер газеты доверительно сообщал, что "этот прекрасный прибор по своим габаритам не больше обычной женской МУДРЕНИЦЫ!"

Любители и знатоки женщин терялись в догадках: где у женщины находится это самая "мудреница", как она выглядит и как бы с ней при случае познакомиться поближе? Выдвигались самые смелые и нескромные версии…

А оказалось, что реклама сравнивала "Биопотенцер" с простой ПУДРЕНИЦЕЙ, которая и впрямь у каждой женщины всегда при себе.

Когда сказала партия: "Скорбеть!"

В ноябре 1982 года "страна оделась в траур" – умер Брежнев. В обкоме решили черной краски для газет не жалеть. Писать километры лицемерных сожалений о вожде, уже несколько лет стоявшем одной ногой в могиле, способен не каждый даже совсем прожженный журналист…

Был найден гениальный выход! Из архива извлекли газету за март 1953 года – тогда оплакивали Сталина. Тут же стало ясно, как и о чем писать: кто-то отправился на "стихийный" митинг тракторного завода, кто-то фотографировать заплаканных ткачих в черных косынках. На большой лист из "сталинского" номера выписали все эти жуткие заголовки: "Теснее сомкнем ряды…", "Ты навсегда со своим народом…" и т.п. Состряпавший свою заметку сотрудник выбирал из списка более-менее подходящее название, "цеплял" его к материалу и вычеркивал из перечня, как уже использованное.

… Но все-таки по-человечески многим было жаль нелепого Ильича, встретившего по настоянию "товарищей" свои последние дни на трибуне насквозь лживой "демонстрации трудящихся".

Владимирский централ напомнил про стройбат

Эпоха гласности впервые допустила журналистов даже в тюрьмы. На первый раз десятку корреспондентов показали бараки "общего режима" знаменитого Владимирского централа. (Дело в том, что самые страшные убийцы и грабители сидели в камерах и интервью в те времена еще не давали. Зато "на общем" содержались вполне нормальные "бытовые преступники", которые использовались на разных хозяйственных работах).

Желая "похудожественнее" отобразить разницу в содержании "отпетых" и "простых" осужденных, корреспондент в спешке выдал: "Барак "общего режима" очень напоминает армейскую казарму – те же двухъярусные койки, застеленные теми же солдатскими одеялами. На спинке каждой кровати табличка с фамилией, СТАТЬЕЙ И СРОКОМ НАКАЗАНИЯ "бойца"(!!!).

Все вышло в печать как ни в чем не бывало.

Люблю Некрасова, особенно его стихи "Онегин"

Другой корреспондент другой владимирской газеты тоже любил, "чтоб было художественно". Воспевая русскую зиму, он искренне процитировал "знакомые всем строки Николая Алексеевича Некрасова: "Зима! Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь!"

Когда же с одобрения бдительного руководства материал был опубликован, в редакцию заявились "добренькие" коллеги со словами: "Мы уважаем в тебе патриота русской поэзии, но это строчки из романа в стихах Александра Сергеевича Пушкина "Евгений Онегин". Это, между прочим, изучают в четвертом классе самой средней школы!"

На что автор ответил: "Зато я в армии заводил дизель на 20 минут раньше, чем положено по нормативу!"

Очерк "с душой" и "пусканием злого духа"

А эта трагическая история случилась не в нашей области, а в соседней. Корреспондент заводской многотиражки написал громадный очерк о ветеране труда. Как говорится, "очерк с душой", который положено начинать очень издалека: "Вот уже сорок лет Семен Петрович одной и той же дорогой ходит на ставший родным завод. Проследуем за ним… Вот он поправил свою рабочую кепочку, привычно свернул за угол…" И т.д. и т.п. На две газетные страницы.

Беда в том, что в дурацком выражении "привычно свернул за угол" в слове "свернул" буквы "с" и "в" куда-то девались, а на их место встряла буква "п". (Попробуйте уж сами представить, что за словечко получилось!)

… На следующий день "ставший родным завод" встречал ветерана задорным юморочком:

– Что же ты, Петрович, каждый день, как до угла доходишь, так … это самое… злого духа в штаны пускаешь? Неужто сдержаться не можешь? Подумать только, все сорок лет, на этом самом месте… Неужели ни разу не изменил традиции? Правильно пишут в газете: "Петрович – мастер этого дела. Если чего решил, то от своей линии никак не отступит!" А может, тебе все-таки таблеток каких попить? Чтоб полегче за угол заворачивать? Чтоб не сносило с дороги!!!

Короче, уволился ветеран с родного завода. Ровно через четыре дня после газетного выступления. Все потому, что хоть и был человеком крепким, но при этом очень душевно ранимым.

Михаил ЯЗЫНИН.

Рис. Натальи ХАМАЕВОЙ.

г.Владимир.

P.S. Братья и сестры! В будни и праздники будьте осторожней со словом. Люди ведь не бумага, и стерпеть способны далеко не все.

Ради праздника прости нас, любимый читатель!

Слезы корректора

хит-парад газетных опечаток

Вместо: "Лечение опорно-двигательной системы…" напечатано: "Лечение порно-двигательной системы…"

– "присяжные задседатели",

– "зарплата $300, далее повешение (имелось в виду "повышение"

– "Итальянский магазин приглашает продавца-консультанто" (набрали с акцентом),

– "Требуется менеджер по пропажам сотовых телефонов",

– "Приглашаем товароедов",

– "Малое предприятие приглашает на работу вшей-мотористок",

– "Цифровая настойка мониторов" (вместо "настройка"),

– "Даты. 7 февраля. Православный праздник Иконы Божьей Матери, именуемый "Утопи мои печали",

– "Солдаты едят солдат" (надо: едят собак),

– "Генеральный секрецарь Л.И.Брежнев",

– "Вы можете пописаться на нашу газету!" (вместо "подписаться"),

– "Умудрились на всю область…" (в первом слове выпала буква "р"),

– "Выступление камерного хора" (в последнем слове вместо "о" набрали "е"),

– "Отдалась родине сполна, не получила и ужа" (надо – "угла").

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике