Обложка четверга

Ищем садик для малышей, с которыми трудно Детский сад бывает без комплексов. Но напрасно думать, что здесь собираются невоспитанные дети. В таком дошкольном образовательном учреждении вместе с обычными...

Детский сад бывает без комплексов. Но напрасно думать, что здесь собираются невоспитанные дети.
В таком дошкольном образовательном учреждении вместе с обычными ребятами играют малыши с ограниченными возможностями здоровья.

Детям – общение, воспитателям – преференции
Картинка с городских улиц. Первые сентябрьские дни. Две дамы идут вдоль забора детского сада. Одна плачет:
– Зачем я это сделала, зачем его отдала?!
Вторая ее успокаивает:
– Ну, так со всеми бывает! Не переживай! Привыкнете – какие ваши годы!
Волнующие и хлопотные для родителей, отдающих детей в садик, первые недели – дело обычное. Однако эти заботы покажутся весьма приятными тем, чьи чада в дошкольные учреждения не попали. А для родителей детей с ограниченными возможностями доступ в детский сад – это выход на новый уровень жизни. И, поверьте, это не пафосные слова. Быть запертым в стенах дома вместе с больным ребенком – испытание тяжкое. Поэтому наши законодатели предусмотрели возможность, во-первых, внеочередного приема в дошкольные образовательные учреждения детей с ограниченными возможностями, а, во-вторых, услугу эту сделали абсолютно бесплатной для желающих. Кроме того, областной бюджет поддерживает рублем педагогов, работающих с такими малышами. И, как отмечали в территориях, именно эта мера позволила обратить внимание воспитателей и нянечек на "проблемных" дошкольников.
И все же возможность посещать детский сад обеспечивают в конкретных муниципалитетах по-разному.
Округ Муром – один из тех, где интеграция детей-инвалидов в дошкольное образование поставлена на современный уровень. Городской детский сад №26 стал опытно-экспериментальной площадкой, где апробируются новые варианты создания безбарьерной среды. Группы собираются с учетом специ-фики заболеваний. Но при этом педагоги придерживаются принципа социума: ребенок никогда не заговорит, если попадет в компанию неговорящих сверстников. Поэтому, например, в группе ребят с проблемами зрения здесь сегодня полный день проводят трое невидящих малышей. Для них – поручни по всем маршрутам передвижения, для остальных – яркие цвета в помещении для ориентира, а для всех – ни одного острого угла.
Дети с пугающим диагнозом ДЦП, но сохраненным интеллектом в одной группе с ребятами, которые внешне ничем не отличаются от сверстников, считающихся вполне здоровыми. Более того, среди здешних воспитанников есть ребята-аутисты, дети с задержкой умственного развития и другими не менее тяжелыми диагнозами.
Этот детский сад, конечно, особенный. Есть специально оборудованный спортзал, сенсорная комната, плавательный бассейн, несколько "сухих" бассейнов, обширный медицинский блок, где сосредоточены основные физиокабинеты, где работают так называемые "узкие" специалисты – психолог, дефектолог, логопед, офтальмолог.
Но педагоги рассматривают сегодня этот детсад как базовый для работы с родителями детей с ограниченными возможностями.
– Это, по сути, центр помощи семьям, воспитывающим детей-инвалидов, – говорит начальник управления образования округа Муром Валентина Клещевникова. – Наши специалисты стараются не оставлять ни такие семьи, ни таких родителей. Поэтому 80 процентов дошкольников с большими проблемами здоровья у нас интегрированы в систему образования. Они либо посещают детский сад, либо к ним приходят педагоги, либо они пользуются услугами групп кратковременного пребывания.
Кроме того, родители этих малышей получают доплату (771 рубль), которую могут также использовать на оплату дополнительных занятий со специалистами.
Таким многопрофильным дошкольным учреждением могли бы гордиться все муниципалитеты. Но во многих пока ограничиваются созданием специальных групп в обычных ДОУ. Например, в Меленковском районе в одном из детских садов есть группа, которую посещают дети с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Наполняемость небольшая – пять человек, но реально ходят сюда многие дети разного возраста. Воспитатели имеют преференции: сокращенный рабочий день и 20-процентную доплату.

Как обычно – вопреки
Во Владимире взгляды на проблему доступности дошкольных учреждений для детей с ограниченными возможностями разошлись.
Оксана Мишина рассказывает:
– Может, кому-то не везет, но нашего ребенка в детский сад звали несколько раз. У нас ДЦП, и приглашали в "ортопедический" сад №31. Наша проблема в другом: сейчас важно поставить ребенка в буквальном смысле слова на ноги. А смогут ли в садике заниматься этим? Будут ли там необходимые реабилитационные комплексы? А, кроме того, живем мы в Энергетике, и возить ребенка даже не в другой район областного центра, а на другой конец города для нас проблематично – собственного транспорта нет.
А Елена Гогина садик своему ребенку не нашла по другой причине:
– Несмотря на то, что наша девочка с тяжелой формой ДЦП, до 4 лет мы возили ее в Дом малютки во Владимире, где была организована для таких детей группа. А теперь сидим дома – нам в ноябре восемь лет, и мы никому не нужны. Обзванивали садики и везде получали отказ – принимают только детей с навыками самообслуживания. У нас их пока нет. В следующем году, очень надеюсь, начнется у нас учеба, а пока – сидим.
Мамы "тяжелых" детей констатируют: если бы хотя бы на четыре часа отдать ребенка в группу кратковременного пребывания, то им было бы легче и в физическом плане, и в моральном: оставаться каждый день без выходных и праздников со своим горем – невыносимо!
Наши собеседники, называя достаточно высокие показатели получения детьми-инвалидами образовательных услуг в системе дошкольного воспитания (по области этот показатель равен 55 процентам), признавали, что не всегда и сами родители готовы воспользоваться одной из форм интеграции – принять педагога дома. И одна из причин – дети-инвалиды рождаются, в том числе, в асоциальных семьях. С их представителями наладить диалог очень сложно.
Среди территорий, где дети-инвалиды становятся дошкольниками, называются наиболее часто, кроме уже упоминавшихся, – Муромский, Вязниковский, Камешковский районы, город Ковров. В последние годы их движение в садики подкрепили бюджетные вливания: доплаты идут и в садики, и конкретным педагогам. И один из результатов того, что эти ребята перестали быть затворниками, – их следующий статус: они чаще, чем раньше, идут в школу. И не важно, будет ли это обучение на дому либо коррекционная школа, а иногда и обычная общеобразовательная, главное, что родители получают возможность видеть успехи ребенка, казалось бы, приговоренного медиками к бессилию и бесславию.
Но: Рассказываю и родителям, и чиновникам об уникальном детском саде, который открылся в Москве. В нем собраны все новейшие технологии и методики для того, чтобы в безбарьерной среде воспитывать толерантных детей. В группах рядом с обычными детьми – ребята с диагнозами ДЦП, синдромом Дауна, с различными отклонениями здоровья. И заведующая детским садом Мария Прочухаева констатирует: это у родителей есть комплексы, а дети просто дружат, ссорятся, мирятся и играют вместе.
– Ну, что вы, для нас это – мечта, – самая яркая реакция чиновников.
– Да мы и памперсы, и ходунки, и еду принесем, только возьмите в садик, – обозначают наш средний уровень родители.
– Не знаю, смогут ли наши воспитанники и родители спокойно отнестись к тому, что в группе будет еще и ребенок, например, с трясущейся рукой – одной из легких форм ДЦП? – задает вопрос заведующая одного из ДОУ области. – А если потребуют родители вывести такого ребенка, что буду делать?
В этой заочной дискуссии все же прозвучало главное – что делать? Мы уже обсуждаем движение. Главное, чтобы детские комплексы неполноценности не влияли на взрослый подход к проблеме интеграции детей с ограниченными возможностями в детские сады – пусть даже в обычные, типичные, но такие необходимые.

Светлана САЛАТАЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике