Обложка четверга

Секреты счастья великого мастера попсы Этот год у родоначальницы отечественного авантюрного детектива Татьяны Поляковой дважды юбилейный: 14 сентября она отмечает 50-летие, а в марте отпраздновала 30-летие со дня...

Секреты счастья великого мастера попсы

Этот год у родоначальницы отечественного авантюрного детектива Татьяны Поляковой дважды юбилейный: 14 сентября она отмечает 50-летие, а в марте отпраздновала 30-летие со дня свадьбы. Она вполне может сказать о себе: "Жизнь удалась!" Накануне юбилея писательница открыла "Призыву" секреты искусства быть счастливой. Итак, Татьяна Полякова, прямая речь.

О творчестве
Когда берусь за новый детектив, пишу по 10-14 часов в день примерно месяц, и меня желательно не выдергивать из состояния сосредоточенности на том необъяснимом внутреннем кипении, которое, наверное, и называется вдохновением. В это время я отказываюсь от интервью, съемок, встреч, потому что если перегоришь, то лучше сразу бросать начатое.
Я по натуре спринтер: если накопилось, что сказать, я должна сразу все выплеснуть. Не представляю, как можно писать роман год?! По 2-3 часа в неделю, что ли?
Пишу я только ручкой с неимоверным количеством сокращений. Их прекрасно разбирает моя помощница, которая перепечатывает текст, потом я его несколько раз редактирую.
Когда пишу, через 3-4 страницы делаю перерыв, чтобы размяться, например, на велотренажере.
Для творчества мне не нужны особые условия – могу и в компании на коленке что-то кропать, лишь бы не отвлекали. Но лучше всего пишется на даче под Камешковом во Владимирской области. Там у нас всегда полно гостей, но они мне не мешают.
Вдохновение – вещь загадочная: я могу идти, думать о чем-то совершенно бытовом и вдруг почувствовать – вот! Приходит какое-то особое состояние. А сюжет может родиться из ничего. Например, жду мужа в машине и вижу, что у припаркованного рядом авто нервничает юноша. Я начинаю развлекаться, придумывая, почему он нервничает, кого ждет, куда направится потом: И так может родиться целый детектив. А может и не родиться. Одна какая-то мысль может сложить все.
Я не понимаю творчество через преодоление, когда надо себя заставлять писать. Мне сам процесс в кайф. Даже если бы меня не печатали, я бы, наверное, писала просто для себя, "в стол". Только меньше. А если кому-то творчество приносит муки, так, может, ему лучше поискать занятие по душе? Но работа с удовольствием – это все равно работа, и порой очень напряженная.
Когда заканчиваю книгу, у меня возникает чувство опустошения, какой-то обреченности, ненужности. Это краткий, но очень болезненный момент. Я сразу стараюсь куда-нибудь уехать: дорога, новые впечатления быстро переключают эмоции.

О жанре
Пишут сейчас много, а найти хорошего автора – проблема. В жанре детектива, думаю, скоро появятся серьезные писатели. Раньше у нас здесь был вакуум, сейчас жанр востребован, и естественный отбор делает свое дело.
Часто слышу: "Ведь хорошо написано, а не читают". А чтобы читали, всего-то и надо – знать законы жанра и соблюдать их. Второе – очень сложно. Как вся музыка держится на семи нотах, так и вся литература – на нескольких сюжетах. Если схема один раз сработала, то она будет работать всегда, пока человечество не изменится генетически. Все великие произведения – попса. Но далеко не вся попса – великое.
В плане сюжетов не придумано ничего такого, чего бы уже не было в Библии. Я вот несколько лет эксплуатирую сюжет "Самсон и Далила". Другое дело – насколько искусно я это делаю. Тут уже вопрос мастерства.

О доме
Я живу не просто на три города. Во Владимире – мои корни, в Москве – деловая жизнь, в Питере – дети: сын Родион и его жена Анечка.
А дом для меня там, где моя семья. Место не так важно: его быстро обживаешь. Было время, когда я просыпалась с вопросом: "В каком я городе?" и не всегда угадывала ответ:
Наверное, в итоге мы объединимся с детьми в одном городе, но пока не решили где. Детям дорог Питер: Родион закончил там вуз, уже три года работает. И мы с Сашей любим этот город безотносительно к чему-либо, но питерская погода – это на любителя.
Во Владимире я родилась, живу и очень люблю его. Любя, могу его здорово ругать, но Боже упаси кого-то из невладимирцев критиковать мой город – сразу встану на защиту! Образы владимирских уголков так прочно угнездились в подсознании, что невольно становятся частью моих романов. Я никогда не называю в книгах город, но читатели нередко указывают практически точный адрес описанных улиц, и, приглядевшись, я с ними соглашаюсь.
Во всех трех городах в своих квартирах мы слышим колокольные звоны. Во Владимире рядом с нами Богородице-Рождественский монастырь, в Москве мы живем на Китай-городе: вокруг – одни церкви и сплошной малиновый звон. В Питере у нас квартира рядом со Свято-Преображенским храмом. Там еще и Нева рядом, так что звук расходится изумительно.
Меня не угнетают переезды. Я очень люблю путешествовать, но даже если ты человек мира, надо знать, что есть город, в котором твое место. Как подстилка у кошки: где бы ни бродила – придет сюда. Для меня такое место Владимир. Поэтому здесь у нас всегда будет какое-то жилище.
Есть масса городов, которыми я восхищаюсь. Но только в Риме я всегда чувствую, что должна сюда вернуться. И я обязательно встречаюсь с ним 2-3 раза в год: подпитываюсь его энергетикой, его солнышком. Без солнца я страдаю, а там оно светит 330 дней в году! Чтобы чувствовать себя там еще уютнее, в ближайших планах у меня курсы итальянского языка.

О характере
Мне всегда были очень симпатичны кошечки, бегемоты и ослики. Потом я поняла, что здесь не обошлось без Фрейда – нахожу в себе черты этих животных: спокойствие бегемота, хитрость кошки, трудолюбие и, увы, упрямство осла.
Я человек увлекающийся всяческими теориями. Правда, изучив, для себя выбираю только то, что мне подходит. Йога и фэн-шуй, например, научили спокойствию. Точно знаю, что суетиться не надо: истинные знания придут вовремя. Но спокойствие – это не бездеятельность. Если от меня что-то зависит, то я буду делать все необходимое. Ну, например, если задерживают рейс, я не нервничаю: от меня ведь ничего не зависит. А вот если я прилетаю, и мне надо успеть еще на один рейс, тут уж я разматываю ноги на всю катушку!
Главное в фэн-шуй – это умение жить в мире с миром. Впрочем, этому же учит любая философия. Тут человечество не придумало ничего принципиально нового: то, что сегодня современными методами доказывает наука, уже использовалось людьми на уровне обычаев, обрядов, традиций и даже примет.
Уверена, что все мировые религии растут из одного корня. Основополагающие истины – общие. Вот читаю я Коран, и все на мою православную душу замечательно ложится.

О детстве
Хотела бы, чтобы у моих внуков детство было таким же счастливым, как у меня. Мама работала крановщицей на тракторном заводе, папа – слесарем. И жили мы в заводском микрорайоне, где соседи друг друга еще и по работе знали. Была какая-то особая общность у людей. Квартиры не запирались, а запирались, так ключ оставлялся под ковриком. Мы однажды на дачу уехали на все выходные – пол-окна в комнате оставили открытым. И ничего. Детство прошло практически на улице – летом мы гуляли допоздна, пока у родителей терпения хватало.
Садик для меня папе выделили, когда я пошла в школу. Хохма такая семейная. Поэтому родители работали в сменах так, чтобы не оставлять меня одну надолго. А когда оставляли, усаживали на диван и обкладывали книжками. Поэтому я сама научилась читать в 3 годика. Сначала, когда мне читали, видимо, текст заучивала наизусть, потом по ассоциации вычленяла конкретное слово, а потом уже и буквы узнавала. Гости всегда в ступор входили, когда видели, что такая кроха – а я еще и для трех-то лет была маленькой! – читала вслух. К 4-му классу все книги в доме перечитала и взялась за зарубежную классику. До сих пор обожаю книги.
Лет с 7-ми я любила путешествовать одна по всему городу: садилась в троллейбус и ездила по кругу, наблюдала: Думаю, неплохо, когда ребенку дают возможность побыть одному. Я научилась прекрасно себя занимать и с тех пор не знаю слова "скука".

О семье
Я мечтала стать археологом, но мама решительно этому воспротивилась: муж и дети будут не присмотрены! Так что мне с детства привили классические представления о семье, и с годами я только убедилась в их верности и надежности.
Замуж я вышла в 20 лет. Родиона родила через 12 дней после защиты диплома в университете.
На меня часто примеряют образ Золушки: работала простой воспитательницей, а стала известной писательницей! Но ко мне этот образ категорически не подходит: я и раньше была не на помойке, и сейчас не в князьях.
Думаю, к 50 годам в семье уже важно спокойствие, страсти должны перекипеть и перейти в другое качество. К этому времени у нормального человека все в жизни уже определено и больше думаешь, как помочь детям.

О красоте
Женская красота – понятие зыбкое и очень субъективное. Американцы – любители все подсчитывать – провели эксперимент: 20 мужчин выбирали женщин из 100 снимков, и ни одна не осталась без внимания! Вывод – шансы есть у всех. Главное, чтобы женщина сама чувствовала себя красивой.
Сравнение себя с глянцевыми образцами – это верный путь к неврастении. Я к внешности всегда спокойно относилась и уж тем более сейчас. Для меня главное – жить в мире со своей душой, в гармонии с собой и миром.
Думаю, что к 50-ти годам важнее уже не природные данные, а стиль, ухоженность: Как бы ты ни разглаживал морщинки и не "косил под тинэйджера", 50 лет чувствуются в поведении, во взгляде – тут никого не обманешь, а главное – зачем?! Есть картинка. А есть реальность чувств, которые в 20 и в 50 совершенно разные. Другие эмоции, другие мозги и другая красота.

О покупках
Видимо, стремление к семейному теплу, уюту выражается у меня в том, что я со всего света тащу пледы. У нас их уже штук 20!
Очень люблю приобретать шали, палантины. В них так удобно бывает закутаться, и при этом сохранять стильный вид. Особенно люблю две шали, которые мне связала мама.
Никогда не могу пройти мимо экстравагантной обуви и обожаю разные сумочки.

Записала Алина РОМАНОВА

Досье
Родилась 14 сентября 1959 года во Владимире
Закончила филологический факультет Ивановского государственного университета
14 лет работала воспитательницей в детском саду
Первая повесть – "Ставка на слабость" – написана в 1996 году
За 13 лет написано 62 детектива
По ее книгам сняты фильмы: "Тонкая штучка", "Строптивая мишень", "Алмазы на десерт", "Как бы не так", "Черта с два"
В 2008 году в Польше стала обладателем приза "Большой калибр", самый популярный зарубежный автор
Муж Александр занимается строительным бизнесом
Сын Родион – следователь прокуратуры
Коллекционирует сувенирные пасхальные яйца и фигуры ангелочков – их уже 40.

Кстати
3 малоизвестных факта из жизни Татьяны Поляковой
* Задолго до того, как Татьяна начала писать детективы, она увидела сон. Будто стоит на сцене с актерами: слева от нее – Саша Захарова, справа – Игорь Бочкин. И она должна сказать какую-то речь: Сон они обсудили с подругой и решили, что, наверное, эти артисты приедут во Владимир на гастроли. А спустя несколько лет на премьере фильма "Тонкая штучка" Татьяна со сцены увидела, что та самая ее подруга, сидя в зале, делает ей какие-то знаки. Обернувшись, Татьяна поняла, в чем дело: она стояла на сцене именно с теми артистами и в том самом порядке, как ей снилось, и при этом готовилась сказать вступительное слово.
* В 2006 году Татьяна обнаружила сходство своей повести "Овечка в волчьей шкуре" с романом французского писателя Жана Кристофа Гранже "Империя волков". Литературная экспертиза установила ряд аналогий: перепев есть в названии, у героинь одинаковые имена, обе теряют память: При этом повесть Татьяны была написана на пять лет раньше.
* Первый детектив написала на спор со своим другом – владимирским поэтом Владимиром Пучковым. Они зашли в книжный магазин, где дамы громили любовные романы. Татьяна посоветовала другу: "Напиши, денег заработаешь". Он ответил, что роман написать не так легко. Они поспорили, и Татьяна решила доказать слова делом, только уточнила: "Любовный роман не хочу, а вот детектив, что-нибудь веселенькое, напишу!". И написала. Он прочитал и, ничего ей не сказав, отправил детектив в издательство, которое его опубликовало.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике