Обложка среды

Факультет ненужных вещей Во Владимирской области около 3 тысяч студентов получают юридическую специальность. Что их ждет в условиях финансового кризиса?

Факультет ненужных вещей

Во Владимирской области около 3 тысяч студентов получают юридическую специальность. Что их ждет в условиях финансового кризиса?

Недавно президент Дмитрий Медведев обратил внимание на переизбыток юристов в нашей стране. Зачастую уровень знаний этих специалистов оставляет желать лучшего. Глава государства отметил, что если такой выпускник окажется в кресле судьи, следователя или адвоката, это может иметь очень негативный эффект для страны. Как повысить качество юридического образования, почему молодежь рвется к "престижным" профессиям и какие специалисты по-настоящему востребованы на владимирском рынке труда?

Нехлебные "корочки"
Юридическое отделение одного из колледжей областного центра каждый год выпускает 90 новоиспеченных специалистов. Это юристы со средним специальным образованием.
Когда корреспондент "Призыва" зашел в кабинет завотделом Михаила Алексеевича (назовем его так), там была довольно "домашняя" обстановка. На столе закуска: огурчики, черный хлеб и кетчуп. Тут же – пустые стопки. Рядом притулился коллега по цеху с читавшимся безразличием в лице.
Сам Михаил Алексеевич, впрочем, оживлен. Времени – час дня. В коридоре – многоголосье студентов.
– У нас конкурс 8 человек на место! Так и напиши, – распорядился завотделом. – Мы готовим кадры для органов внутренних дел! Сто процентов выпускников находят себе работу.
– Президент говорил, у нас перепроизводство юристов:
– А ты ему передай, у нас в стране юристов на душу населения в два раза меньше, чем в Америке!
Под предлогом передать привет президенту выхожу в коридор. У гардероба – смешливая стайка ребят.
– Да если б знала, ни за что бы в этот колледж не пошла, – изменилась в лице третьекурсница Зоя. (Ей в этом году получать заветные "корочки"). – Нам обещали трудоустройство в милицию. А сегодня сказали, что девушек не берут! Я сама из Вязников. У нас милиционеры ходят по домам – приглашают на работу парней после школы, которые отслужили в армии. А у меня диплом почти в кармане. Что, зря училась?
– А другие девушки?
– Да почти никто нормальную работу по специальности не находит. Устраиваются кто куда.
– У вас и платники есть?
– Ага. В год 26 тысяч вынь да положь. Раньше после колледжа на 3-й курс юридического института принимали. Со следующего года будем поступать на общих основаниях.
С юридическим дипломом колледжа можно рассчитывать на работу в патрульно-постовой службе или на место секретарши где-нибудь в суде. Ребята понимают, что это рядовые мало-оплачиваемые должности, и не торопятся работать по специальности.
– Не хочу в милиции работать, – признается третьекурсник Сергей из Судогодского района. – А вот от должности юрисконсульта в хорошей фирме я бы не отказался.
– Не отказался бы он! – с ехидной усмешкой встревает сокурсница Зоя. – Кто бы на эту должность тебя взял.
Кажется, Сергею возразить нечего:
Для кого-то диплом колледжа – ступенька в высшую школу, а кто-то пытает счастья в других профессиях. Многие из ребят разочарованы в качестве такого образования и не скрывают, что поступили под влиянием собственных иллюзий, под нажимом родителей или просто "за компанию". Профессия юрист – звучит престижно, но за престиж нужно платить (вернее, расплачиваться). В 90-е годы прошлого века юрфаки появились в медицинских институтах, сельхозакадемиях, политехнических вузах и даже ПТУ, которые каждый год пачками выпускали молодых специалистов. Однако количество не всегда перерастает в качество, да и перекос на рынке труда образовался более чем внушительный.

Маляры нужны, а не юристы
По данным начальника отдела профобразования областного департамента образования Светланы Болтуновой, в учебных заведениях Владимирской области порядка 3 тысяч студентов, которые получают дипломы юристов, примерно столько же экономистов – как очников, так и заочников.
– Конечно, это переизбыток, – говорит Светлана Анатольевна. – Рынок труда переполнен. Но мы ничего поделать не можем. Вузы нам не подчиняются. Из 35 средне-специальных учебных заведений области всего лишь 13 подведомственны нашему департаменту. Есть отраслевой заказ, он формируется департаментом по труду и занятости по заявкам предприятий и согласуется с органами местного самоуправления. Этот заказ мы размещаем в подведомственных учебных заведениях, чтобы они учитывали ситуацию на рынке труда.
Сейчас более всего востребованы рабочие кадры, выпускники учреждений начального профессионального образования по направлениям "машиностроение" и "металлообработка". Не хватает операторов швейного оборудования. Если касаться вузов и средне-специальных учебных заведений, пользуются спросом работники инженерно-технических специальностей (см. таблицу).
Рабочие руки нужны в масштабе всей страны. Однако рабочие профессии престижными не назовешь, а потому молодежь по-прежнему рвется в юристы-экономисты. Может быть, финансовый кризис отрезвит юные головы?
Жительница Мурома Ольга Долганина год назад окончила местный филиал Владимирского госуниверситета. Девушка получила диплом юриста по специализации "уголовное право".
– Я сейчас работаю юристом в агентстве недвижимости, – говорит Ольга. – Зарабатываю четыре с половиной тысячи рублей. Продавцы в магазинах и то больше получают.
– Вы пробовали устроиться в милицию? Наверное, там больше заработки?
– Мой молодой человек не хочет, чтобы я там работала.
– Не жалеете, что выбрали эту профессию?
– Что толку жалеть-то!
– Где сейчас ваши бывшие сокурсники?
– Мальчишки – в армии. А девочки кто где. У кого дети родились – домохозяйки. Немало тех, кто по специальности работает. Но знаю, что заработки у всех скромные. Молодому юристу в Муроме очень сложно найти хорошее место. Все списываю на экономические проблемы, не теряю надежду найти высокооплачиваемую работу.
Сокурснице Ольги Алене Черняковой (имя изменено) не повезло.
В сентябре прошлого года она ушла с должности секретаря городского суда, собиралась найти лучшее место, но грянул финансовый кризис. Уже семь месяцев Алена не может найти работу по специальности и стоит на учете в службе занятости. Говорит, для нее не нашлось вакансий ни в суде, ни в прокуратуре, ни в следственном управлении.
– А вы готовы работать по специальности за четыре с половиной тысячи, как Ольга?
– Да. Главное, что по специальности. Квалификацию жалко терять. А тут все-таки стаж идет.
Алена – далеко не единственный молодой юрист, которого постигла печальная участь безработного. Занять вакантную должность с опытом работы менее 3-х лет проблематично.
Так, среди вакансий юрисконсультов, заявленных в Центре занятости населения Владимира, требования к опыту свыше 3-х лет – обычное дело, зато практически не востребованы юристы -выпускники годичной давности.

Число юрфаков кардинально сократят?
Николай Николаевич Атабеков – патриарх владимирской адвокатуры и выпускник знаменитого Московского юридического института. Он занимается адвокатской практикой уже более полувека (!) и до сих пор в строю, несмотря на то, что переступил 86-летний рубеж.
– В российских вузах открылось большое количество юридических факультетов, даже в колледжах. Конечно, это переизбыток. Проблема в том, что не хватает квалифицированных преподавателей. Может, они как юристы сами по себе и хорошие, но преподавательская стезя – особый талант. Уровень юридической подготовки, на мой взгляд, за последние годы снизился. Я в течение 18-ти лет был председателем президиума Владимирской областной коллегии адвокатов. Если сравнить профессиональный уровень нынешних молодых адвокатов с квалификацией тех, кто приходил к нам в 60-70-е годы, то, мне думается, адвокаты "старой школы" имели более качественную подготовку. Юристов следовало бы готовить не на факультетах общеобразовательных вузов, а в специализированных вузах или на факультетах классических университетов.
– Что делать с юристами со средне-специальным образованием?
– Секретарям судебных заседаний, помощникам адвокатов и судей вовсе необязательно иметь высшее юридическое образование – достаточно среднего юридического. Среднее юридическое образование следует сохранить. Хотя и здесь не мешает навести порядок. Не всякий колледж может подготовить хорошего юриста среднего звена.
– Министр образования и науки Андрей Фурсенко предложил ввести квалификационный экзамен. Выпускник юридического вуза или факультета, чтобы получить право заниматься юридической или адвокатской практикой, должен сдать квалификационный экзамен.
– У нас в адвокатской палате области есть квалификационная комиссия. Перед тем, как юрист станет адвокатом, он должен сдать экзамен в квалификационной комиссии областной адвокатской палаты. И только после сдачи экзамена его внесут в государственный реестр адвокатов области.
– Есть предложения проследить зависимость: от того, насколько успешно молодые юристы и адвокаты сдадут квалификационные экзамены, будет зависеть и дальнейшая судьба вуза, диплом которого они получили. Если вуз выпускает хороших специалистов, учебное заведение получит господдержку, а если нет, – лишится права готовить юристов.
– Идея неплохая, но как она будет реализовываться? Возникают сомнения. Что станет, если 90 человек сдадут квалификационный экзамен, а 10 – нет? Или соотношение будет примерно поровну? Нужно улучшать, прежде всего, качество подготовки. Если в техническом вузе есть юридический факультет – это нонсенс. Назвать факультет юридическим несложно. А имеется ли там достойный профессорско-преподавательский состав, который может дать качественные знания студентам?
Начальник отдела правового обеспечения и судебной защиты Управления федеральной службы судебных приставов по Владимирской области Эльвира Сергеева тоже признает, что молодым выпускникам юридических факультетов не хватает знаний.
– Раньше к нам приходили юристы после окончания юрфаков Ивановского, Нижегородского и Саратовского госуниверситетов, – говорит Эльвира Валентиновна. – Там они получали серьезное фундаментальное образование, где основной предмет – теория государства и права. Это вузы с богатой историей, со сложившейся профессурой. Сейчас же приходит молодежь с дипломами вузов, о которых мы даже не слышали. Много юрфаков открылось в непрофильных вузах.
Если смотреть в разрезе нашей специальности – судебного пристава-исполнителя, то современные реалии предъявляют повышенные требования к этой профессии. Необходимо разбираться в рынке ценных бумаг, знать законодательство об интеллектуальной собственности, владеть современными подходами к исполнительному производству и т.д. У неквалифицированного юриста времени на приобретение этих знаний попросту нет, – настолько велик вал исполнительных документов.
Тем временем государство намерено серьезно изменить систему юридического образования. Вполне возможно, что число юрфаков в России будет существенно сокращено.
А введение квалификационных экзаменов для юристов, по словам министра, – "вопрос не сегодняшнего и не завтрашнего дня". Ассоциация юристов России предлагает создать в стране реестр юридических дипломов и ввести систему негосударственной аккредитации юридических вузов. Также планируется составлять рейтинги правовых факультетов.

Кризис может увеличить спрос на юристов
Директор регионального центра содействия трудоустройству выпускников ВлГУ Елена Архипова заверила нашего корреспондента, что работодатели ценят выпускников юридического факультета, и подавляющее большинство молодых специалистов находят работу. Более 90 процентов выпускников-юристов в 2009 году будут трудоустроены в соответствии с договорами, заключенными с предприятиями и организациями. Практикуется трудоустройство и по заявкам работадателей. Это значит, что они пойдут работать именно в те фирмы, которые оплатили учебу нужных специалистов. В этом году факультет права и психологии ВлГУ выпустит 49 специалистов, 20 из них – "бюджетники", остальные получили образование на коммерческой основе. Дипломы экономистов получат 232 выпускника, 137 из них – "бюджетники".
Елена Александровна демонстрирует внушительный перечень вакансий, который прислал один из стеклохолдингов Гусь-Хрустального района. И это несмотря на финансовый кризис. Требуются начальник юридического отдела, юрисконсульты, а также экономисты. Это помимо других специальностей – инженеров, механиков, конструкторов и энергетиков.
– Был момент, мне тоже казалось, что юристов и экономистов слишком много, – говорит Елена Архипова. – Но на самом деле все они трудоустраиваются. Когда начнем отслеживать эти процессы с научной точки зрения, сможем сказать точно, какая доля тех или иных выпускников работает по специальности. Мы занимаемся научной работой по прогнозированию востребованности кадров на рынке труда Владимирского региона. Стали опорным вузом по определению перспективных рынков труда Центрального федерального округа. В рамках федерального проекта создаем кадровый сервер, ориентированный на соискателей без опыта работы. В настоящее время занимаемся его внедрением. Это большая аналитическая составляющая, которая будет совмещена с различными базами данных – от службы занятости до Минобрнауки.
Сама Елена Архипова только что вернулась с научной конференции из Петрозаводска, где как раз обсуждались судьбы юристов и экономистов. Ученые пришли к выводу, что финансовый кризис ускорит развитие малого и среднего бизнеса, что станет для юристов и экономистов спасением.
– Если посмотреть на будущую структуру рынка, то она будет несколько иной, – продолжает директор университетского центра содействия трудоустройству. – Те исследователи, кто занимается изучением проблем рынка труда, считают, что перепроизводство юристов и экономистов есть. А те, кто детально изучал рынок вакансий, считают, что в бизнесе увеличится крен на востребованность юристов и экономистов.
– Кому нужен молодой юрист или экономист без опыта работы? Никто его не возьмет на работу.
– В рамках курса современные технологии трудоустройства мы как раз эти аспекты рассматриваем. Как уменьшить адаптационный период, как и откуда раздобыть опыт работы, как повысить свою конкурентоспособность? Знание языка и ряда компьютерных программ – одни из преимущественных факторов. Здесь масса различных инструментов.
– А что с контрактниками, которые получили образование на платной основе?
– Мы не отслеживаем, как они трудоустраиваются. Человек заплатил собственные деньги – как хочет, так ими и распоряжается.
Нужно самому работать над собой. Во время учебы студентам важно осознать, какой багаж знаний они получат. Определиться, в какой организации хотелось бы работать. Кому-то больше подходит работать с людьми, кому-то – с документами. Определенные резервы есть. Требуются кадры новым развивающимся организациям – математики-прикладники, разные технари и другие специалисты.
Только помянули технарей, как в кабинет вошел декан факультета радиофизики, электроники и медицинской техники Александр Самойлов. Профессор только что вернулся с предварительного распределения своих выпускников и очень доволен.
– Да вы что! Да нашим технарям предлагают зарплату в 25 тысяч рублей. Дают общежитие – комнату на двоих. Ядерный центр из Сарова каждый год по 15-20 человек забирает. Там чуть ли не каждый второй – наш выпускник. Слава богу, что я не готовлю юристов!
:И все же прав президент Медведев – слишком много у нас юристов развелось.

Андрей ТРОХИН

Дословно

Теперь самая модная профессия – дизайнер
– Мода на юристов и экономистов проходит, – считает проректор по учебно-воспитательной работе ВГГУ Анатолий Лобанов. – Эти профессии теряют популярность. В нашем вузе более востребованы профессии дизайнера, менеджера по качеству, рекламщика, а также специальность "математические методы в экономике". С большой долей вероятности в этом году снизят контрольные цифры приема по юридическим и экономическим специальностям.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике