Обложка вторника

Насильно трезв не будешь? Законодатели предлагают вернуть принудительное лечение от алкоголизма. Депутаты ряда субъектов Федерации выступили с законопроектом, согласно которому в нашей стране могут появиться широко известные в...

Законодатели предлагают вернуть принудительное лечение от алкоголизма.
Депутаты ряда субъектов Федерации выступили с законопроектом, согласно которому в нашей стране могут появиться широко известные в советское время ЛТП – лечебно-трудовые профилактории для алкоголиков. Если депутаты Госдумы РФ инициативу поддержат, выпивох и дебоширов будут лечить принудительно и, возможно, заставят работать. Между тем во Владимирской области не осталось ни одного медвытрезвителя, а милиция спорит с медиками, кто должен заниматься пьяными гражданами.

Пьеса горькая – "На дне"
48-летний житель Владимира Олег Ромашов (имя и фамилия изменены) в седьмой раз попадает на лечение в областной наркологический диспансер. Олег имеет высшее образование и когда-то имел престижную работу. Зелье превратило его в настоящего старика. Землистый цвет лица, мешки под глазами, потрепанный вид – весь его облик выдает алкоголика с большим стажем.
– Я, наверное, раз тринадцать кодировался – не помогает, – признается Олег. – Все время срываюсь. На учете в диспансере с 1993 года. У меня родной брат два года назад от алкоголизма помер. Работы не было, с женой развелся, вот и пил.
– Вот вы хотите, чтобы вернулись ЛТП и алкоголиков лечили принудительно?
– Неплохая идея! – оживляется Олег. – Там же люди работали, делом занимались. Порядок!
– А если вас в ЛТП?
– Ну, не знаю:
Энтузиазма у Ромашова явно поубавилось. Не очень-то охота сидеть в застенках на казенном коште и вкалывать во благо государства.
– Да Ромашову абсолютно ничего не нужно, – тет-а-тет говорит мне заведующий отделением для лечения больных хроническим алкоголизмом областного наркодиспансера Михаил Рышкевич. – Мужик на себя давно махнул рукой. Живет на воле так, как удобно, пьет, что захочет и когда захочет. К нам и то согласился лечь под нажимом жены, страхом потерять квартиру. Дело почти дошло до развода. Чего только не было – дебош, пьянки-гулянки.
Самый большой ужас для Ромашова – "плохая запись в трудовой книжке". Мужчина перебивается случайными заработками – кроет крыши, столярничает. (Это после высокопоставленной должности на одном из заводов). Боится, как бы из-за пьянки не испортились отношения на работе. Такое вот у него мужское честолюбие. Профессиональные навыки при алкоголизме исчезают в последнюю очередь – отчасти верно замечание, что талант не пропьешь. Ромашов, наверное, неплохой специалист, крыши латает отменно и в душе себя больным не считает. "Да я, если захочу, хоть завтра брошу!" Только "завтра" это – словно точка на горизонте: чем дольше к ней идешь, тем дальше она откатывается.
Будущее Олега полно неопределенности. Ну снимут у него абстинентный синдром, "прокапают" лекарствами, вернется он к своим собутыльникам – Колючему и Шарику. И снова все сначала? Жена будет страдать, соседи тихо злиться, а прохожие – бросать презрительные взгляды. ЛТП, конечно, проблему не решит, но заставит алкоголика всерьез подумать о жизни (если осталось, чем думать), да и семья вздохнет с облегчением. Месяц-другой, а то и год можно пожить в тишине и спокойствии.
В данный момент в областном наркодиспансере лечатся 70 алкоголиков. 30 пациентов – в отделении неотложной помощи, там, где люди лежат под капельницами в бессознательном состоянии или в бреду. 40 человек – в отделении для лечения больных хроническим алкоголизмом. Алкоголь не щадит никого. Тут и бывшие интеллигенты, и токари-пекари, мужчины и женщины, молодые и старые, худые и полные. Отличительное свойство – потухший взгляд и какое-то коровье смирение. Я не встретил ни одного веселого человека – все тихие, понурые, раздавленные тяжелыми думами. Случайные люди сюда не попадают.
– Они у нас за долгие годы пьянства впервые книжку в руки берут, – говорит Михаил Рышкевич. – А еще питаются полноценной пищей. Сегодня на завтрак ели пшенную кашу с сосиской, пили чай.
Все по расписанию. В 6 утра – подъем, в 10 вечера – отбой.

В Голландии наркоманов лечат насильно
Дискуссии о принудительном лечении наркоманов и алкоголиков время от времени вспыхивают в нашем обществе. Эксперты полагают, что принудительно вылечить человека от алкоголизма невозможно. Правозащитники бьют тревогу – восстановление ЛТП не приведет к искоренению пьянства, а станет инструментом расправы над неугодными. При этом даже в таком "оплоте демократии", как США, практикуется лечение алкоголиков из-под палки. Чего стоят скандальные истории с боксером Майком Тайсоном и светской львицей Пэрис Хилтон, которые злоупотребляли спиртным. А в самой либеральной и толерантной Голландии – о, ужас! – насильно лечат героиновых наркоманов. А чем наркоман отличается от алкоголика? Да ничем. В обоих случаях деградация, а в итоге – смерть. Алкоголь – "узаконенный наркотик".
Нарколог Михаил Рышкевич к идее возрождения ЛТП относится настороженно:
– Сначала нужно создать материальную базу, потому что принудительное лечение алкоголиков требует немалых затрат. Это же, по сути, тюрьма. Потребуются медицинские кадры, охрана, колючая проволока. И законодательство необходимо менять. Закон должен быть гибким. В ЛТП нельзя отправлять кого попало, а только тех, кто неоднократно совершал преступления, нуждается в изоляции и лечении. Думаю, родственники алкоголиков поддержат инициативу вернуть ЛТП. Лично я бы сделал упор на профилактику.
– Вы говорите о тех, кто еще не попал в сети "зеленого змия". Но людей-то нужно спасать здесь и сейчас.
– Да, в некоторых развитых странах героиновых наркоманов лечат без их согласия. Знаю, в Америке пьяных водителей лечат принудительно. Алкоголизм, наркомания – социальные болезни. Сравните: какая на Западе социальная среда и какая у нас? Отсюда пьянство. Если у человека есть семья, работа, то и процент ремиссии большой. А что делать, когда полный беспросвет? Ну, снимем мы пациенту физическую зависимость от алкоголя, проведем курс детоксикации, а психологическая зависимость останется. Выпишем алкоголика – и что? Он попадет в прежнюю среду, к собутыльникам. Это сложная комплексная проблема. Мы же пытаемся бороться со следствием болезни, а не с причиной.
– А если у человека нет силы воли, он думает, как бы напиться и забыться? Что с ним-то делать?
– Спасать карательными мерами? Мы в XXI веке живем, давайте это учитывать.

Бомжи умирают возле больницы
Вообще-то принудительное лечение алкоголиков у нас в стране частично существует, если человек допился до такой степени, что возникает алкогольный психоз, или белая горячка. Такого пациента "скорая" отвозит в наркодиспансер, где он лечится от 3 до 14 дней. После курса лечения никто задерживать пациента не вправе – он может встать и уйти. Куда? Опять на улицу?
Владимирские участковые двумя руками за систему принудительного лечения алкоголиков. Они по долгу службы сталкиваются с пьяными гражданами. По некоторым данным, более 40 процентов бытовых преступлений совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.
– От возращения ЛТП точно хуже не будет, – уверен участковый 4-го административного патрульного участка Октябрьского РОВД Алексей Акимов. – Страх угодить в ЛТП был определенным сдерживающим фактором. Люди пить не перестанут, но будут это делать по-умному. Все эти алкоголики, семейные дебоширы стоят на учете. Мы их периодически проверяем. Составляем протоколы, налагаем административные штрафы. Выпивохи, конечно, не платят. Мировые суды сажают нарушителей в изолятор временного содержания на срок до 15 суток – и это все.
Участковый Акимов прекрасно знает все питейные заведения Октябрьского района, где тусуются "любители выпить погорячее". Пока завсегдатаи в кабаке, сделать с ними ничего нельзя – имеют право. Но стоит такому "клиенту" выйти на свет божий, как он попадает в поле зрения милиции. От алкоголиков можно ждать все что угодно. Здесь и площадная брань, и драки, а то и поножовщина.
– Когда видим на улице лежащего пьяного, его не забираем, – говорит Алексей Акимов. – Это не наша обязанность, а службы скорой помощи. Один раз милиционер заметил на улице пьяного, доставил его в больницу, а человек по дороге скончался. Так коллегу чуть не уволили. Раньше пьяных забирали в медвытрезвитель при горУВД. У них имелась спецмашина. Полтора года назад медвытрезвитель ликвидировали.
– То есть алкоголики никому не нужны? Как же наркодиспансер?
– Туда в пьяном виде не забирают. Да, принимают людей с белой горячкой, но в этот момент человек на самом деле трезв. На госпитализацию можно рассчитывать только в тяжелой стадии опьянения. Полежит выпивоха в приемном покое, протрезвеет – и пошел на все четыре стороны.
– А если пьяный бомж?
– Такие умирают у больницы скорой помощи.
– Их даже до больницы не довозят?!
– Может, и довозят, но по документам эти люди нигде не числятся: Их просто выкидывают по дороге.
:А мы обсуждаем ЛТП, вспоминаем права человека. Выходит, право умереть у человека есть, а право выжить отсутствует?

Стражи порядка с медиками не договорились
У главврача городской станции медицинской помощи Анатолия Мелкомукова старые счеты к милиции.
– Вызывает нас бдительный гражданин – "вон там в сугробе пьяный валяется". Приезжаем на место, используем алкотестер – 1,5 промилле в крови. Человек не нуждается в оказании экстренной медицинской помощи – требуется отрезвление и наблюдение. Зачем его доставлять в больницу? Звоним в милицию, просим принять меры. Налицо административное правонарушение. Милиция отвечает: "Не наш случай". Так друг на друга и киваем. Недавно собирались по этому поводу у заместителя главы города Владимира Веры Гуськовой. Бодались два часа – так ни к чему и не пришли. Медвытрезвитель нужен городу! Проблему бы решили! Там чистая кровать, теплое помещение. Выпивоху помоют, продезинфицируют. Теперь пожинаем плоды межведомственной недоговоренности. Милиция постоянно строчит на нас жалобы. "Поступил сигнал – на улице пьяный человек. Почему не отреагировали?". Да потому!
О советских ЛТП главврач вспоминает с ностальгическими нотками. Владимирский тракторный завод с удовольствием использовал труд клиентов ЛТП. Как-то так получается, что среди алкоголиков особенно много людей, у которых руки растут откуда надо. Не способен к квалифицированной работе – рой траншею, мети улицу, благоустраивай территорию.
– Определенный процент от алкоголизма после ЛТП излечивался, – говорит Анатолий Николаевич. – Я знаю алкоголиков, которые под страхом инсультов и инфарктов с выпивкой завязали. Врачи так и говорили: "Будешь пить – умрешь".
– Больных с наркологической патологией насильно лечить, конечно, можно, но мы не готовы к тому, чтобы их лечили в системе здравоохранения, – говорит заместитель главврача по организационно-методической и консультативной работе областного наркологического диспансера Елена Сахарова. – У нас и без того достаточно высокая нагрузка. Если человек, страдающий алкогольной зависимостью, неоднократно совершил преступление, нужно определиться: ЛТП – в первую очередь наказание или лечение? Алкоголики часто ведут себя неадекватно, представляют опасность для общества. Безусловно, их следовало бы изолировать. ЛТП, на мой взгляд, нужны. Но как это сделать?
– Какой процент обратившихся к вам за помощью после лечения находится в стадии ремиссии?
– Проследить этот процент не всегда возможно. Если человек перестает употреблять алкоголь на долгое время, он может у нас вовсе не появиться. А может прийти по собственной инициативе, рассказать об успехах. В 2008 году мы сняли с учета по ремиссии 971 человека из числа хронических алкоголиков. Это 33,4 процента. 49,9 процента – летальные случаи. Оставшиеся проценты относятся к лицам, попавшим в места лишения свободы, переехавшим в другие регионы и т.д.

Андрей ТРОХИН
Фото автора и В.Михайлова

Прожекты

ЛТП XXI века – не тюрьма, но спецлечебница
Самый первый ЛТП открылся в СССР в 1964 году. В постсоветской России лечебно-трудовые профилактории своим указом упразднил Борис Ельцин, сочтя их нарушением прав человека. Вновь ввести принудительное лечение в 2007 году первой предложила Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, спустя год идею поддержал начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин. Но доводы правоохранителей не сочли достаточно вескими. Глава МВД Рашид Нургалиев еще в прошлом году предлагал возродить принудительное лечение алкоголиков. Инициатива министра наткнулась на возражения медиков. По заверениям Нургалиева, несмотря на это, милиция намерена продвигать проект в жизнь. По замыслу милицейского ведомства, спецпрофилактории логичнее разместить в структуре Минздравсоцразвития, а путевки на лечение должен выписывать суд. Курс лечения больному определит врач-нарколог. Участие милиции по этому замыслу сводится к доставке больного в лечебницу и поддержании больничного режима внутри заведения. ЛТП XXI века – это не тюрьма с медицинским уклоном, как раньше, а спецлечебница. Правда, сбежать оттуда будет проблематично, и распорядок дня станет более жестким, чем в обычной больнице, – по крайней мере, так определено в милицейском проекте.

Досье "Призыва"

В регионе 26 тыс. официальных алкоголиков
По данным МВД России, на учете в милиции стоят почти 254 тысячи хронических алкоголиков и более 212 тысяч семейных дебоширов на почве пьянства. Во Владимирской области, как сообщило региональное УВД, 7,9 тыс. хронических алкоголиков, имеющих проблемы с законом. А всего, по данным наркологов, в регионе 26 тысяч алкоголиков, стоящих на медицинском учете. Это видимая часть айсберга.
Сейчас по всей стране работают 180 центров и отделений детоксикации. Эксперты МВД считают, что этого мало.
Во Владимирском областном наркодиспансере – 4 наркологических отделения на 103 койко-места. По области – 9 наркологических отделений на 241 койко-место. В областном центре из числа всех вызовов "скорой помощи" 12 процентов так или иначе связаны с алкоголем – опьянение в чистом виде, сопутствующие травмы, циррозы печени, токсические гепатиты, психозы, язвы желудка и т.д.
В стране с каждым годом сокращается число вытрезвителей. В 1992 году их было 1055, в 2002-м – 714, в 2008-м – 554. В настоящее время во Владимирской области нет ни одного подобного учреждения.

Напряжение в сети
Сошлем алкашей в деревню!
Интернет-форумы пестрят мнениями об инициативе законодателей возродить ЛТП.
"В принципе, если больных не лечить, "аликов" и наркоманов можно помещать в ЛТП. А если посчитать, сколько обмороженных и искалеченных алкашей (и бомжей), которые остались без ног-рук из-за пьянки, содержит государство в домах инвалидов, а также при больницах в отделениях для отказников? Может, лучше их "загнать" в ЛТП? Где они были бы сыты, одеты и хоть как-то себя обслуживали".
"Кого в ЛТП – так это бомжей. Они уж совсем из-под крыла закона вышли. А тут на совершенно легитимном основании собрать этих "друзей" и поместить под крышу. Режим, лечение, питание, работа, самоокупаемость. Если бы наши чиновники были нормальные, так и надо было бы сделать".
"По всей России полно заброшенных деревень. Наши алкаши к спартанскому образу жизни привычные. И не нужно таджиков и китайцев сюда пускать. Треть страны под лавочками валяется. Если хорошо продумать, они из деревни уезжать не будут. Настоящих алкашей не так и много, в основном пьют из-за обстоятельств. И никаких лекарств не нужно. Еда, труд и свежий воздух".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике