Обложка среды

Как отменить "крепостное право" в деревне Перово? В "Призыв" с просьбой найти управу на "председателя СПК "Перовский" Москалева, забравшего слишком много власти", обратились жители Гусь-Хрустального района.

В "Призыв" с просьбой найти управу на "председателя СПК "Перовский" Москалева, забравшего слишком много власти", обратились жители Гусь-Хрустального района. Чтобы не навлечь гнев выборного должностного лица на ни в чем не повинных селян, сразу оговоримся, что нам позвонили родственники тех, кто остался жить и работать в СПК. Да, впрочем, и они отказались назвать свои фамилии. От председателя, мол, даже районные чиновники плачут, а главе сельского поселения как-то пришлось выяснять отношения на кулаках.
Скажем прямо, изложенная подпольными борцами за справедливость история ввергла редакцию газеты в недоумение. Первое, что пришло на язык: "Вы же сами выбрали председателя, поскольку все вы вольные пайщики сельскохозяйственного производственного кооператива, и, чтобы стать свободными, вам нужно всего лишь переизбрать его большинством голосов!" Но, как выяснилось позже, этот путь кажется и соболезнующим, и самим селянам слишком революционным. Они по старинке ждут избавления от Бога, царя или заезжего Робин Гуда вроде журналиста.
Перовский сюжет в общем-то банален и вкратце таков. В 90-е в этой деревне был образован молочно-животноводческий СПК. Его пайщиками стали жители деревни, а избранным председателем – Сергей Москалев. Постепенно хозяйство пришло в упадок: стадо насчитывает сегодня лишь 60 голов крупного рогатого скота, по новой ферме гуляет ветер. Зарплата работников кооператива сжалась, как шагреневая кожа, и они начали искать лучшей доли в окрестных городах. Вот тут-то и выяснилось, что они – чуть ли не на положении рабов.
– Меня вообще-то уволили, я не сам ушел, – рассказал свою историю обозревателю "Призыва" бывший механизатор СПК "Перовский" Сергей Гожов, единственный из встретившихся нам жителей, кто не побоялся назвать свое имя. – Тогда в хозяйстве работало всего шесть механизаторов, остальные, не выдержав, рассчитались.
В тот памятный для него день Сергей Гожов всю смену отработал на ферме, убирал навоз и порядком намаялся. Под вечер агроном сказала ему, что в срочном порядке переводит его на силос. Поскольку рабочий день реально мог плавно перейти в рабочую ночь, Гожов возмутился.
– Устал?! – с угрозой в голосе спросил проходивший мимо председатель кооператива Москалев. – Ну, иди отдохни:
На следующий же день Гожова, опытного и надежного работника, механизатора с 20-летним стажем, уволили… за "прогулы". В трудовой книжке и.о. инспектора отдела кадров ссылается на пп. "б" п.6 ст. 81 ТК РФ.
– Он надеялся, что я к нему на коленях приползу, – до сих пор переживает нанесенную обиду Гожов. – Потому и трудовую книжку полгода не отдавал, знал, что у меня семья, которую надо кормить:
Почти год Сергей, не имея возможности официально трудоустроиться из-за отсутствия документов, перебивался с хлеба на воду. Сейчас работает в Москве охранником, до этого выполнял обязанности тракториста коммунальной службы одной из московских префектур, но свободным человеком по-прежнему себя не считает.
– Мы с женой мечтаем приватизировать и газифицировать дом: магистральная труба уже дошла до нашей деревни, – поясняет он. – Москалев говорит: "Нельзя! Дом колхозный! Выкупайте за 150 тыс. рублей!" Но и сам как председатель кооператива, в собственности которого находится жилой фонд, ничего не делает для того, чтобы провести газ в наши дома.
Еще более любопытная с точки зрения закона ситуация сложилась с земельными паями, которыми вроде бы владеют колхозники. Например, Сергей Гожов своего свидетельства о праве собственности на землю не видел очень давно. С тех самых пор, как Москалев решил провести инвентаризацию сельхозплощадей хозяйства. Изъятые у граждан документы хранятся, по слухам, в одном из сейфов правления кооператива, и ни один из его пайщиков до сих пор так и не смог воспользоваться своим правом на выделение земельной доли из земель сельхозпредприятия. Более того: председатель великодушно "простил" членам долги кооператива по аренде земельных долей, даже не пытаясь возместить их натуроплатой – комбикормами, стройматериалами, сеном, предоставлением сельхозтехники для выполнения сезонных работ на подсобных участках граждан.
Побывав в гостях у Сергея Гожова, мы не могли не заметить, насколько уютен, ухожен и добротен его дом.
– Так свои же руки-то! – довольно улыбнулся он.
– А разве не колхоз ремонтирует жилье, собственником которого является? – очередной раз удивились мы.
– О чем вы говорите? У председателя зимой льда не выпросишь, не то что материалов для ремонта! Да вы пойдите посмотрите, как у нас в деревне колхозные дома содержат и утепляют, – махнул рукой вдоль проулка Гожов. И мы пошли полюбопытствовать:
Улица Школьная произвела довольно грустное впечатление, и если бы не пушистый, голубой, как на открытке, снег, если бы не солнце, на минутку выглянувшее из-за туч, никогда не знавшие малярной кисти и краски серые строения выглядели бы совсем убого. А вот и утепление по-перовски: снежные валы, насыпанные и утоптанные жителями возле фундаментов унылых бараков. Местное ноу-хау. Гожовский дом и вправду был одним из лучших на этом порядке.
На центральной улице, хлопнув дверцей своего автомобиля, к редакционной машине подошла нарядная женщина.
– Вы зря свою "Тойоту" так близко к правлению поставили. Не дай бог, председатель увидит – мало не покажется, – доверительно сообщила она.
– А что? – насторожившись и надеясь услышать леденящие подробности, спросили мы.
– Здесь имеет право ставить свой транспорт только Москалев. Я вас предупредила, – многозначительно продолжила Елена Круглова, которая, как выяснилось, родилась в этих краях, а теперь, будучи московской жительницей, занимается снабжением местных аптек фармацевтическими товарами.
Посетовав ей на неразговорчивых аборигенов, мы услышали еще одно красноречивое высказывание.
– Да здесь все поголовно Москалева боятся! Давно бы убежали, куда глаза глядят, да он их крепко сумел повязать: у них ни жилья, ни земли, а из документов – одна прописка, – заметила она.
В правлении колхоза нас встретили приветливо, но, увы, Сергея Москалева в тот день нам увидеть так и не довелось: на работе его не оказалось. Работники бухгалтерии по нашей просьбе попытались было вспомнить, кто в Перово депутат сельсовета и мог бы с нами поговорить как представитель законодательной ветви местной власти, но начали путаться в показаниях – то ли Михаил Инатов, то ли Валентина Софронова, а может, ни тот, ни другая, а вовсе кто-то третий:
Несолоно хлебавши мы сели в машину и отправились к главе муниципального образования Демидовское Василию Панину, который согласился изложить "Призыву" свое видение ситуации в деревне Перово, находящейся в сфере его полномочий.

Ольга РОМАНОВА
Фото А.Кротова

P.S. В период подготовки материала обозреватель "Призыва" всеми доступными средствами пытался связаться с руководителем СПК "Перовский" Сергеем Москалевым и узнать его точку зрения. В день нашего приезда в Демидово и Перово до Москалева так и не смог дозвониться глава сельского поселения Василий Панин. Не было Москалева и в деревне. Четыре телефона СПК, предоставленные в распоряжение редакции администрацией сельского поселения Демидовское, молчат до сих пор, а сотрудница администрации, продиктовавшая нам их, с сомнением сказала: "Да вы вряд ли его застанете. Его в Перово никогда не бывает!"

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике