Обложка вторника

Многодетная семья лишилась родительского дома Жарким июльским вечером семья Комаровых отправилась на речку купаться, а буквально через час стало ясно - возвращаться им больше некуда. Дом, в котором...

Жарким июльским вечером семья Комаровых отправилась на речку купаться, а буквально через час стало ясно – возвращаться им больше некуда. Дом, в котором мама Виолетта и ее семеро детей прожили восемь счастливых лет, сгорел. В один миг многодетная семья лишилась собственного крова и уверенности в завтрашнем дне.

Родительский дом – начало начал
Виолетта Комарова всегда мечтала о большой семье. В детстве ее любимыми игрушками были куклы. Им она дарила материнскую теплоту и ласку. Потом появились дети: сначала девочка, потом мальчик. С супругом, правда, отношения не сложились – они развелись. Вышла замуж во второй раз, родила еще пятерых. Виолетта не предполагала, что у нее будет семеро детей, но восприняла это как подарок свыше – ведь, по ее мнению, господь в нашей жизни дает каждому ношу по силам. Мужу этих самых сил не хватило – не выдержав бремени житейских проблем, он ушел из семьи, оставив Виолетту наедине с будничными заботами.
Поднимать на ноги семерых детей, пятеро из которых – несовершеннолетние, – задача не из легких. Всех нужно накормить, обуть, одеть, каждому уделить внимание, подарить любовь и ласку. Многим родителям и на одного-то времени не хватает, а тут – семеро…: О том, что такое работа, Виолетте пришлось забыть с рождением Артема, которому сейчас десять лет. Вслед за ним появились Наташа и Саша, обе девочки – инвалиды по слуху. Они требовали повышенного внимания и многочасовых занятий. Сашенька ничего не слышала и совсем не говорила. Год мама с дочкой стояли в очереди на бесплатную операцию по установке слухового аппарата. После вмешательства хирургов девочка открыла для себя мир звуков, стала учиться объясняться не жестами, а словами. Сегодня пятилетняя Саша уже может о многом рассказать, воспринимает речь окружающих. Комаровы очень надеются, что такую же операцию можно будет сделать в будущем и Наташе.
Виолетта всегда стремилась к тому, чтобы в их деревянном домике в Кольчугине ребятишкам было хорошо и уютно.
– Я все эти восемь лет, что мы прожили в этом доме, создавала там родительское гнездо. Чтобы, куда бы ни забросила судьба в дальнейшем моих детей, они всегда знали, что есть место, где их любят и всегда ждут.
Год назад старший сын Егор заработал денег и пристроил к дому терраску – комната в 20 метров и кухня в 12 стали тесноваты для такой большой семьи. Буквально накануне страшной трагедии Комаровы приступили к внутренней отделке пристройки. Из остатков дерева Егор построил младшим братишкам и сестренкам детский домик во дворе, собирался поставить качели. Старшая сестра Катя разрисовала забор – на стене радостно заиграла красками радуга и распустились желтые подсолнухи. Комаровы мечтали нарисовать синее море с парусниками, даже краску для этого купили…: Но замыслам этим не суждено было сбыться.

Короткое замыкание – это не шутка
14 июля навсегда останется в памяти Комаровых. Огонь, вспыхнувший в этот день на чердаке дома, разделил жизнь семьи на "до" и "после", оставив после себя лишь пепел горьких воспоминаний и горку обугленных детских игрушек.
Столбик термометра поднялся в тот день выше 30 градусов. Ребятишки, которые привыкли проводить время на речке, изнемогали от жары. Друзья семьи согласились отвезти детвору на машине, а Виолетта с четырехмесячным Кирюшкой отправились к речке пешком. Пока Виолетта купалась с детьми, в коляске малыша надрывался мобильный телефон. Десять пропущенных вызовов – сразу понятно, что-то стряслось. Но все же услышать ТАКОЕ она не ожидала:
– Я тут же перезвонила, и мне сказали: "У тебя дом горит!" Естественно, я была в шоке, поэтому ответила: "Этого не может быть. Это очень жестокая шутка". Я оставила детей на старших и поехала на машине в город. К дому уже сложно было подойти – вокруг много народа, пожарные. Я заскочила в калитку – терраска полыхала, горела кухня, передняя была залита водой. В детской песочнице стоял телевизор – кто-то его успел вынести из горящего дома. А дальше все как в тумане. Все, что было с трудом, копейка к копейке, нажито годами, в один миг пропало. Мне позвонили с речки, я сказала: детей не привозите, везти их больше некуда.
Вся одежда находилась в террасе – она сгорела полностью. Дети остались в том, в чем уехали на речку, – в купальниках и плавках. Местные жители сразу же принесли пеленки и ползунки для Кирюшки, одежду для детишек. Ребят развезли по друзьям и родственникам, показывать им то, что осталось от их любимого дома, долгое время не решались. Сама Виолетта с младшим сыном жили у соседки.
Прошла неделя, трехлетняя Вика, гостившая у бабушки, стала со слезами проситься к маме. Было ясно – рано или поздно придется объясняться с детьми. Взрослые решили сказать так: старый дом был плохой, он сломался, мы построим новый. Но детей не обманешь. Пятилетней Саше жестами объясняли – дом сломался, как разламывается ветка напополам. Но девочка отрицательно помотала головой и показала другой красноречивый жест – как спичка чиркает о коробок. Трехлетняя Вика, первый раз после пожара пришедшая к дому, прислонилась к забору и залилась слезами: "Ой, мой домик! Ой, мой домик!" Девочка до сих пор вспоминает тот страшный день и постоянно повторяет: платья мои сгорели, тапочки у мамы сгорели. И даже четырехмесячный Кирюшка чувствует, что что-то в семье произошло.
Причиной пожара стало короткое замыкание в электропроводке. Позже специалисты нашли неправильные скрутки. Да и стоявшая на улице жара сделала свое дело, не оставив шанса на спасение жилья.

Чужой дом никогда не станет родным
Погорельцы скитались по родственникам и знакомым. Через две недели администрация города предоставила семье двухкомнатную квартиру в поселке Белая Речка на время восстановления дома. Сроки восстановления в протоколе заседания жилищной комиссии администрации Кольчугинского района прописаны не были. Сколько продлится это временное проживание, сказать сложно. Комаровы стоят в очереди на социальное бесплатное жилье. Но, по словам многодетной мамы, особых перспектив на скорое получение жилплощади у них нет. Сгоревший дом, как сказал страховой агент, восстановлению не подлежит. А это значит, нужно строить заново. На что и кому? Часть дома была застрахована на небольшую сумму, не успели застраховать террасу, а имущество было не застраховано вообще. Недавно Виолетта взяла в кредит кухонный гарнитур. Только-только собрали, даже тарелки не успели расставить – и тут пожар. В администрации предложили выписать лес на корню, но обрабатывать его опять же некому: единственный старший сын – в армии, да и вряд ли мальчишка в восемнадцать лет один осилит строительство нового дома. Приценивались Комаровы и к готовым срубам. Самый дешевый – 120 тысяч рублей. Так и это только полдела.
Квартира, в которую въехали погорельцы, также потребовала немалых капиталовложений. По словам соседей, ранее в ней проживала семья алкоголиков, а жилплощадь закреплена за двумя несовершеннолетними детьми, которые сейчас находятся в детдоме. В каком состоянии была квартира, представить несложно. Саша уже научилась говорить слово "красиво". Войдя в свой новый дом, она сказала: "Это плохо, надо красиво!".
– Мы здесь, конечно, все отмывали. Столько грязи вытащили – ужас, – рассказывает Виолетта Комарова. – Сантехника была в нерабочем состоянии. Мы меняли унитаз, сливной бачок, смеситель в ванной. На кухне гнилые трубы, все течет. Все это делаем за свой счет. Мы понимаем, что это временное жилье, а вынужденный ремонт влетит нам в копеечку. Понятно также, что мы будем уезжать отсюда и все оставим. Но жить так тоже невозможно. Детям в доме должно быть уютно. А здесь стены все ободранные – придется и обои клеить.
Беспокоит Виоллету и оплата коммунальных услуг. Квартиру им предоставили без права прописки. В ней живет сейчас десять человек: семь детей, внучка, она и ее мама. Как будет начисляться оплата за услуги ЖКХ? Счетчики в квартире не установлены, а значит, за воду и газ им придется платить за каждого человека. Когда они жили в Кольчугине, у многодетной мамы были льготы по оплате услуг ЖКХ. Здесь, по словам Виолетты, льгот не будет, потому что погорельцы в квартире не зарегистрированы. Комаровы с ужасом ждут квитанции за август. Платить им нечем. Проблема с алиментами – бывший муж сейчас не работает. Две пенсии – по инвалидности, детские. Итого месячный доход семьи – 12-13 тысяч рублей. Из них около десяти уйдет только на питание. И что остается? А деньги нужны везде. Собрать справки – проблема. В город из Белой Речки приходится ездить на такси – Кирюшку надолго одного не оставишь. Сашеньке трех батареек для слухового аппарата хватает на три дня. В месяц на эти цели приходится тратить около тысячи рублей. Да мало ли нужд у семьи из десяти человек?!
Дети никак не привыкнут к новой квартире. Выросшие в частном доме, они не могут понять, почему здесь ругают за то, что можно было делать там. Так, в первые дни приезда они разложили в подъезде на лестничной площадке свои игрушки. С топотом бегали по квартире и стучали юлой по полу. На мамины "нельзя" с удивлением говорили: "Раньше у нас там мышки жили, а теперь люди". Выпустить их во двор погулять Виолетта без присмотра не решается. Саша вышла – ее сразу же стали дразнить и обзывать. Вика упала с горки, стукнулась головой. Теперь девочки проводят большую часть времени у спасенного кем-то телевизора – других развлечений пока нет.
Но Виолетта не отчаивается, говорит: все преодолимо, главное, что есть крыша над головой. Помогли семье жители Кольчугина и района, сотрудники завода "Электрокабель", частный предприниматель Митрошкин – владелец сети магазинов "Купец". Одежду и игрушки продолжают приносить до сих пор. Этим погорельцы обеспечены полностью. "Все необходимое есть, остальное роскошь", – говорит Виолетта. Но самая главная проблема так и не решена. Что будет дальше с жильем?
– Осознания того, что с нами случилось, до сих пор нет, – говорит Виолетта. – Постоянная суета не оставляет времени думать. Осознание придет позже, осенью. И тогда мы поймем – вот мы живем в этой квартире, но она чужая, не наша. Чего мы ждем? Неизвестно. Это очень тяжело.
Появится ли у Комаровых новый дом, где мама сможет заново вить родительское гнездо, практически с нуля, шаг за шагом? Ведь главное, чтобы у детей было счастливое детство, чтобы они как можно быстрее забыли о той трагедии, которая обрушилась на их семью, и чтобы трехлетняя Вика перестала повторять: скоро снова будет огонь. Очень хочется сказать маленькой девочке и поверить самим в эти слова: "Огня больше не будет никогда, у вас будет новый дом, лучше прежнего, в котором вам будет уютно и тепло".

Юлия ДЕНИСОВА
Фото автора

Официально
В администрации Кольчугинского района нам сообщили, что они помогали семье только на начальном этапе. Сейчас делами погорельцев занимается городская администрация. Именно ей решать, как облегчить жизнь семье Комаровых. В частности, они могли бы посодействовать в установке приборов учета потребления воды и газа, чтобы уменьшить расходы на оплату коммунальных услуг.
Главный специалист по учету и распределению жилья отдела ЖКХ администрации города Кольчугина Маргарита Паньковская сообщила, что семья стоит на очереди по договору социального найма. Когда именно Комаровы получат жилье, Маргарита Михайловна сказать не может. Все коммунальные платежи в квартире, где временно проживают Комаровы, лягут на плечи самих погорельцев. Правда, Маргарита Паньковская уверяет, что льготы у многодетной матери будут сохранены – для этого ей нужно собрать пакет необходимых документов.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике