Обложка четверга

Атаманша Юлия Это единственный в России случай, когда региональное казачество возглавляет женщина - Юлия Ткаченко. Наш корреспондент отправился в село Махра Александровского района, где живет Юлия Пасальковна

Атаманша Юлия

Это единственный в России случай, когда региональное казачество возглавляет женщина – Юлия Ткаченко. Наш корреспондент отправился в село Махра Александровского района, где живет Юлия Пасальковна
Вот уже несколько лет под предводительством единственной в России женщины-атамана Юлии Ткаченко в селе Махра Александровского района живут казаки. А около полугода назад у казаков появилась официальная служба – по новому указу Президента России казачьи подразделения включены в Государственный реестр.
Юлия Пасальковна Ткаченко – потомственная казачка, родом из тех самых ермаковских казаков. Ее необычное для русского уха отчество произошло от старинного казачьего имени Пасальк (от слова Пасха). Отец Юлии Ткаченко родился под Пасху, вот так по-старому его родители и назвали.
Много лет женщина вела самую обычную жизнь – жила в Казахстане с мужем и сыном, работала юристом. А потом, когда сына-военнослужащего перевели в Москву, перебралась поближе к нему, во Владимирскую область. И: стала здесь единственной в мире женщиной-атаманом казачьего войска. Штаб войска Юлии Ткаченко располагается прямо у нее дома.

Как все начиналось:
Семья Ткаченко приехала в село Махра Владимирской области в 1999 году. Место было выбрано не случайно – именно здесь некогда проходил легендарный Ермак.
С нуля начинать было тяжело. Это сейчас Ткаченко построили дом, а когда-то это был обычный участок земли, на котором муж Юлии Пасальковны соорудил нечто вроде шалаша, где они первое время и жили.
Сразу после Нового года в Махру приехали люди из Центрального казачества и, случайно познакомившись с Ткаченко, предложили им создать казачью общину на нашей земле. Тогда казаков было всего шестеро.
Для регистрации общины поехали в Москву. Там посмотрели на документы и предложили именно Юлии Пасальковне стать атаманом.
– Я сказала: "Ну я же женщина! Как я могу быть атаманом?" – вспоминает Юлия Ткаченко. – А наши казаки посовещались и решили: нет, вы будете нашим атаманом, мы вас избираем. Пришлось согласиться. Но тогда уж я им говорю: "Хорошо, я буду вашим атаманом, но не обижайтесь, когда я буду строго с вас спрашивать!".
По словам Юлии Пасальковны, быть женщиной в бурке атамана сложно, но терпимо. Все нужно делать самой, везде нужно ходить, всего добиваться. Не каждый мужчина справится с этим. И даже не каждый мужчина-атаман. Но Юлия Ткаченко справляется. Да, она – женщина, но раз она – атаман, то в этом качестве должна быть наравне с мужчинами.
Сегодня в ее подчинении больше пятидесяти мужиков, а если считать семьями, то в общине уже более 300 человек. Единственная в мире женщина-атаман полдня ездит по своим атаманским делам: обходит подшефных старушек, заказывает подчиненным новую форму, раздает указания, встречается с другими атаманами.
– Муж не ревнует к тому, что я – атаман. Скорее сочувствует. И помогает во всем. Хоть я и атаман, но все-таки – женщина. Да, по долгу службы я главнее его, но дома-то я обычная хозяйка.
Атаман, кстати – должность исключительно выборная. Сейчас казаки переизбрали Юлию Пасальковну на второй срок. Первоначально он составлял 4 года, сейчас – шесть.
– Но если вдруг я буду что-то плохо делать, – смеется атаманша, – или не буду исполнять свои обязанности, меня могут и переизбрать в любой момент.
По званию же Юлия Пасальковна – есаул или, на военный манер, полковник.

Все для людей
Есть такая расхожая в простонародье идея, что казаки на самом деле в центральных областях "подживают" местное население, колонизируют его пространство. Однако селяне отнеслись к созданию казачьей общины неплохо. Сначала, правда, недоумевали – зачем все это нужно в Центральной России?
Но когда казаки начали делать добрые дела для людей – бесплатно дрова возить, делать дороги, проводить, где возможно, газ и свет, то перестали задаваться вопросами. Напротив -благодарить стали.
– Мы за то, чтобы все работали: и казаки, и местные, – говорит Юлия Ткаченко. – У нас, кстати, был специальный деревенский круг. Мы собрали местных и прямо спросили: вы хотите, чтобы здесь были казаки, чтобы казачество развивалось? И вся Махра сказала "да".
У казачества традиция такая есть – на праздники ходить по селу, угощать своей стряпней, дарить подарки, раздавать нуждающимся одежду. Не удивительно, что за помощью жители села в первую очередь к казакам идут, а не в милицию.
Так, например, недавно некоторые махринские жители, придя на родные могилки, увидели, как кто-то безжалостной рукой осквернил памятники, чтобы снять цветной металл. Со своей бедой люди пришли к атаману местного казачества. Юлия Пасальковна не вдается в подробности, но осквернителей могил казаки нашли.
– Воры ночью не спят, но и казаки тоже не дремлют. Выставили караул, поймали злоумышленников – и передали в руки правосудия.

Казак казаку – рознь
Всем известно выражение -"засланный казачок". Не секрет, что сейчас многие люди с сомнительным прошлым и родословной лезут в казачество со своими целями. Непонятно, то ли это отставные бандиты, то ли не успевшие устроиться политики, то ли все сразу. Есть такой контингент и в нашей области.
– Но человека сразу видно. Некоторые приходят, пальцы гнут веером, а приглядеться – даже и близко их корней не видно в казачестве. Сомнительно, что они казаки – и вообще русские. Эти люди специально рознь вносят в наши ряды. Ездил тут один "атаман всея Владимирской губернии", раздавал удостоверения налево и направо. И говорил: кого надо, всех будем в казаки брать.
Это что же такое? А как же казачий круг, испытательный срок? И ко мне подкатывали, уговаривали согласиться с их политикой. Видимо, кому-то сверху все это было нужно. Но я – женщина неподкупная, я – атаман!
Казаки, по словам Юлии Ткаченко – не бандиты. Они работяги. Надо только уметь отличить истинного казака от самозванца:.
Торжественен и красив ритуал посвящения в казаки. Омовение в святом источнике, традиционные удары нагайкой… Все – как исстари велось у казаков. Но самое главное – клятва, в которой вновь вступившие в общину обещают быть казаком – человеком высочайшей нравственной веры. И это не пустые слова. Едва узнав историю святого источника, казаки решили его восстановить.
– Два года мы ходили там, смотрели, что и как. Там было все разбито, все разрушено. Купель была перевернута и сожжена. И никому дела не было.
Тогда собрали мы круг и говорим казакам: ребята, здесь – святой источник преподобного Стефана, ученика преподобного Сергия Радонежского. Здесь – историческое место, тут проходил Иван Грозный, здесь шли пути монахов и гонимых староверов. Здесь шли изгнанные казаки с Дона в Сибирь. Наши деды, прадеды проходили здесь. И что, мы будем здесь просто так сидеть и смотреть на эту мерзость запустения? Давайте сами восстанавливать.
Считается, что этот источник очень древний и целебный. Даже на первый взгляд видно: лес везде стоит обычный и даже чахлый, а вокруг источника – как будто в сказке. В источнике бьют особые ключи – им более 500 лет. Старожилы рассказывают, что в старые времена, купаясь в нем, сами исцелялись от болезней, и младенцев купали этой водой.
Восстановительные работы длились четыре месяца. Начали убирать осенью – вывезли две грузовые машины мусора. Весной – еще восемь. В лесу, можно сказать, сидели безвылазно. В итоге колодец сделали и купель – все своими руками.

Просятся люди в казаки
Можно сказать, что жизнь с появлением казаков в селе стала налаживаться. И если раньше молодежь стремилась из деревень в город, то сейчас молодежь просится в казаки. Приходят даже мальчишки по 6-7 лет с желанием вступить в казачество.
– До недавних пор мы практически никого не могли взять – у нас мало места. Но весной мы начнем строительство нашего штаба, где у нас будет возможность открыть кадетский класс. Три года мы ждали этого решения, и вот, наконец, для нашей общины выделили землю.
Просятся во владимирское казачество жители Кубани, Воронежа – тоже потомственные казаки, родители, деды, прадеды которых были казаками. Даже из Германии и Австрии просятся казаки-беженцы. Устали, видимо, люди в чужих странах быть русскими.
– Настоящий казак обязательно должен защищать российскую родную землю. Казак принадлежит народу, он должен бороться за все – за справедливость, доказывать, что он казак, – делом, работой, учебой, культурой, – считает Юлия Пасальковна.

Мой муж на Мелехова больше похож
Не могли мы не поговорить с Юлией Ткаченко и о том, как показывает казачество современная культура, в частности – не так давно прошедший сериал "Тихий Дон". Фильм Юлии Пасальковне не понравился.
– Сейчас очень мало правдивых фильмов снимают про казаков, и люди почти ничего не знают о нас и наших традициях. Конечно, я посмотрела сериал за отсутствием выбора. Что я могу сказать? Мой муж гораздо больше на Гришу Мелехова похож, чем тот актер.

Текст и фото:
Татьяна ЛАПАТИНА.
Александровский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике