Владимир на линии фронта

Исследования Московской Хельсинкской группы (МХГ) и Центра развития демократии и прав человека говорят о том, что Россия переживает всплеск преступлений на почве национальной ненависти. Теракт в Москве осложнил...

Владимир на линии фронта

Скрытая межнациональная война подбирается к границам нашей области

Исследования Московской Хельсинкской группы (МХГ) и Центра развития демократии и прав человека говорят о том, что Россия переживает всплеск преступлений на почве национальной ненависти. Теракт в Москве осложнил и без того тяжелую обстановку. По данным УВД области, в нашем регионе преступлений на национальной почве не зарегистрировано. Но выходцам с Кавказа и мусульманам от этого не легче.

Антиисламская волна

Владимирская мечеть – дом как дом. Только с полумесяцем на крыше. Меня встретила сторож Нурия Хусаиновна. В натопленной избе двое молодых людей в тюбетейках пьют чай "Липтон". Аскар и Рахим – татары, родились и выросли во Владимире.

– Русские и татары живут в мире, – говорят ребята. – Террористы ничего общего с исламом не имеют. Это отбросы общества. А ислам – религия мира и добра.

Нурия Хусаиновна подтверждает:

– 20 лет живу во Владимире, никто ни разу не обозвал, не унизил из-за того, что нерусская.

Жена имама Фирюзя Ханняновна возмущается:

– Как можно ставить ислам на одну доску с террористами? Всей семьей переживали московские события. Радовались, когда все благополучно разрешилось.

Духовный лидер владимирских мусульман имам Рувшан Мязитов заявил "Призыву", что последствия теракта не сулят исламу ничего хорошего:

– Поднимется волна антиисламских настроений. Слава Аллаху, в городе пока спокойно.

В городе тихо. А в области антиисламская кампания уже давно открыта. Вспомним инцидент в Александрове, где в ночь с 25 на 26 апреля националисты осквернили татарское кладбище. Всего пострадало 39 надгробий ("Призыв" от 30 мая).

Правоохранители не доказали, что акт вандализма имел националистическую окраску. Между тем мулла города Анвар Тагиров не сомневается, что кладбище осквернили именно националисты. Как поведут себя молодчики после теракта, не может предсказать никто. Напомним, что татар в Александрове до 15 процентов населения.

Паспортный контроль

На Центральном рынке Владимира кавказцы торгуют фруктами и овощами. Обсуждают новости.

– Не чувствуете всплеска антикавказских настроений?

Азербайджанец Хикмат постановкой вопроса не доволен:

– При чем здесь азербайджанцы? Мы трудяги. К терактам не имеем отношения.

– Но для многих вы "лица кавказской национальности", а уж потом азербайджанцы.

– Да, – соглашается Хикмат. – Торгую в России 12 лет. В России нам живется все труднее. Постоянно проверяют паспорта, регистрацию. Милиция останавливает. Хорошо, если обойдется без оскорблений.

Азербайджанцы признают, что в городе они чувствуют себя неуютно. Понятно, теракт в Москве симпатий к кавказцам не прибавил. Но отлаженный бизнес бросать никто не станет. Значит, придется терпеть. Один их торговцев пожаловался, что ему отказываются продлевать трехмесячную регистрацию. Он вынужден уезжать на родину и лишь затем оформлять регистрацию снова.

Черные, вон!

Узбеку Равшану 21 год. Во Владимир приехал на заработки. Подрабатывает на одном из местных рынков.

По его словам, бытового шовинизма в городе хватает. Сколько раз слышал грозное шипение за спиной: "Ишь, понаехали чернозадые. Убирайтесь к себе домой!". Но самые большие проблемы возникают, когда надо снять жилье. Владимирцы с недоверием относятся к человеку со смуглой кожей. Даже если с регистрацией все в порядке.

Гость с юга не лукавит. Полистайте газету объявлений. Инородцев просят не беспокоиться. Я позвонил в несколько агентств недвижимости и поинтересовался, легко ли южанам снять квартиру?

– Очень трудно, – признались операторы. – А если у них нет регистрации и постоянной работы, то практически невозможно. К кавказцам и азиатам относятся настороженно. Чеченская война виновата.

– Наличие регистрации не защищает от произвола, – признается Равшан. – В любой момент может остановить милиция. В городе есть скинхеды, ночью на улицу стараюсь не выходить.

Чеченского
следа не нашли

Чеченец Магамед Ахматов возглавляет чеченскую диаспору и владимирское отделение "Союза возрождения, мира и согласия в Чечне". Во время теракта к нему нагрянула бригада оперативников с проверкой. Милиционеры искали террористов. Не нашли.

Магамед переживает. Его, коренного владимирца, выпускника политеха, известия о теракте и так ранили в сердце, а тут милиция со своими бестактными подозрениями. И это несмотря на то, что глава диаспоры по собственной инициативе связался с правоохранителями и сообщил, что владимирские чеченцы к теракту отношения не имеют. ("Призыв" рассказывал, как Магамед борется за положительный имидж чеченцев. И весьма успешно).

Я попросил главу диаспоры дать интервью "Призыву". Было интересно узнать настроения и чувства местных чеченцев. Тем более что у нас сложились доверительные отношения.

– Нам надо держаться, – только и выдавил Магамед. – Как-нибудь потом поговорим…

В трубке раздались прерывистые гудки.

По словам начальника областного УВД А.Большакова, во Владимире живут 154 чеченца. Милиционеры обошли каждого. Криминала не нашли. Зато выявили 80 нелегалов. И.о. начальника милиции общественной безопасности УВД области Виктор Клеветов подчеркнул: проверки чеченцев будут проводиться и впредь.

Чаще всего жертвами милицейского произвола становятся именно чеченцы. Участие региональных ОМОНов и других подразделений МВД в конфликте в Чечне приводит к агрессивному отношению к этническим меньшинствам.

Генерал Большаков сам не раз сопровождал владимирский ОМОН в Чечне. Он признает, что межнациональная обстановка в области может обостриться, случись в городе преступление на национальной почве. Неужели и наш патриархальный Владимир может стать городом национальной ненависти?

Андрей ТРОХИН.

г.Владимир.

письмо в тему

Национальное братство

Национальная рознь нередко возникает в наше время. Но она была всегда. А вот мне в Кабардино-Балкарской АССР довелось подружиться с чеченцем Касумом. Он рассказал, как через своего сына породнился с русскими.

После окончания строительного ПТУ сын Аслам ездил в Россию на шабашки. Однажды обмолвился, что женится только на русской. И привез русскую красавицу Машеньку в отчий дом.

Я до войны жил во Владикавказе, работал на заводе, жил в общежитии. Здесь можно было услышать осетинскую и грузинскую, ингушскую и чеченскую речь.

У нас было дружеское единение, праздничные застолья. В то время в этом городе в мире и согласии жили люди 36 национальностей. Сейчас в этих местах беспокойно, страшновато… А ведь прежняя дружба так нужна, как воздух!

Михаил Баша.

Судогодский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике