“Белая ворона” из деревни Захарово

Народному корреспонденту Михаилу Баше исполнилось 90 лет. Из них полвека он активно сотрудничает с нашей газетой. "Призыв" поздравляет юбиляра.

наши герои

"Белая ворона" из деревни Захарово

Народному корреспонденту Михаилу Баше исполнилось 90 лет. Из них полвека он активно сотрудничает с нашей газетой. "Призыв" поздравляет юбиляра.

Когда собирались рабочие и сельские корреспонденты "Призыва", зал выглядел торжественно-нарядным за счет белоснежных сорочек и галстуков. А вот костюмы были традиционных цветов – черные, темно-синие и темно-серые, редко – коричневые.

На этом фоне "белой вороной" смотрелся Михаил Баша, который из своей сельской глубинки – деревни Захарово Судогодского района – прибывал в светлом костюме. Он чувствовал себя в нем великолепно. Он одевался не под общество, а под внутреннее "я", под ощущение собственной комфортности. Истоки подобной "самоуверенности" в корне рода – кубанских казаков. Цветом же насытили его народные традиции Краснодарского края, Беларуси, Молдавии.

Юбиляр считает себя счастливым человеком, потому как во все времена жил духовной силой слова и музыки. Михаил Павлович прекрасно владеет народными струнными инструментами. Он учил играть на них сельских ребятишек в школе, которой заведовала его супруга Антонина Андреевна. Вместе они прожили пятьдесят один год.

Михаил Павлович с детства работал на земле. Был у них свой хутор, крепкое хозяйство. Потом его раскулачили. Именно хозяйство, а не отца, мать. Отец неожиданно погиб в степи при невыясненных обстоятельствах. Мать же из жизни ушла еще раньше – сжили ее в родне как иноверку. Для двоих парнишек единственным воспитателем и наставником оказался дед Марк Андреевич. Крепок был казак – от земли да от сохи. Тыквы выращивал такие огромные, что на повозку их могли накатить лишь несколько мужиков.

Не стало деда, пошли пацаны батрачить в люди. Сначала в своей станице, а потом решились на отъезд.

На Украине Михаила застал голод. Кругом стояли милицейские посты, никого за оцепление не выпускали. Однажды в "зону" приехал комсомольский вожак, приятель Михаила (он в ту пору был хорошим культработником), вывез его за окружение, спас жизнь. Это было второе рождение кубанского паренька. Оттуда Михаил подался в Белоруссию, а потом в Молдавию. Здесь и встретил свою судьбу – учительницу Антонину Андреевну.

Она в буквальном смысле стала его спасительницей. Захотелось, к примеру, Михаилу написать в газету "Дунайский водник" репортаж о приходе в порт парохода. Ему:

– Вам посещение не разрешили как сыну врага народа.

– Но ведь дети не в ответе за своих родителей.

– Это для вас так, но не для нас.

Учительница убедила охранников, что они не правы.

Антонина Андреевна всю жизнь мечтала жить в городе, а ее супруг старался закрепиться на земле. Так и застряли они в Захарове, к радости одного и огорчению другого.

Земледельческая стезя удавалась, однако только в собственном хозяйстве. В общественном же Михаил был простым исполнителем и со многим был несогласен. Как-то критикнул начальство в газете. Скоро пропала с подворья корова. Нашли ее в картофелехранилище. Объедалась она клубнями почем зря. Корова, чтобы не сбежала, была привязана. Такой вот оказалась месть селькору.

Однажды Михаил Павлович "насолил" крепко зятю, раскритиковав руководителя организации, где тот работал. В семье, конечно, отца поняли, привыкнув к его особой журналистской принципиальности. Другим же до нее явно дела не было.

Несколько десятков лет Михаил Баша трудился в городе Владимире. Был аппаратчиком на химзаводе, сотрудничал в газете "Химик". Служил бойцом вневедомственной охраны. Уже пенсионером работал кочегаром. От копоти бывала черной его спецовка, но душа всегда оставалась живой, светлой. Он по-прежнему находит интересных людей, пишет о них в газеты "Призыв", "Молва", "Судогда и судогодцы". Персонажи часто свои, деревенские.

Что думают сегодня захаровцы о творчестве своего земляка?

Александр Ульянов, представитель среднего поколения, сказал нам:

– Михаил Павлович слишком сладко пишет. Это неправильно. Жизнь всегда с горчинкой – так и отражать ее надо в газетах. Я лично больше помню Антонину Андреевну, хорошая была учительница.

Николай Викторович Герасимов, ветеран труда:

– Может, и нескромно о себе говорить, но вот обо мне, рядовом работнике, он написал. Я отказывался, конечно, а он мне: "Ты, говорит, свое дело хорошо выполняешь. Значит, и писать о тебе правильно". Всю жизнь я слежу за дорогой , очищаю ее от грязи и снега, посыпаю песком. Замечаний по работе не имею. Ну, он и написал. Читать, конечно, о себе неловко, вроде ты герой какой. Но когда он о других рассказывает, мне нравится. Спасибо ему от нас, простых людей. Поздравляем Михаила Павловича с юбилеем! Желаем ему здоровья и новых заметок!

Последний раз Михаил Павлович писал о деревенском пчеловоде. О том, что мед у него первоклассный, многие заказы на него делают. А вскоре к герою публикации пожаловал налоговый инспектор, а прославленный пчеловод явился к "обидчику" с кулаками.

– Я в любом месте найду интересного человека, – говорит Михаил Павлович сегодня, – и напишу о нем. А вот последствия отследить не возьмусь. Мир общественной заинтересованности раскололся. Отсюда и трагедия в Москве с захватом заложников. Я пережил это глубоко. Мне больно.

В деревне Захарово остались висеть в саду несорванные яблоки. У хозяина не хватило сил их собрать. На зиму он перебрался во Владимир к дочери Ларисе. Но весной он снова поедет в свою деревню. Без живой природы, общения с родными сердцу односельчанами он свою жизнь не мыслит.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Фото Рудольфа Новикова.

Судогодский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике