18+

Фестивальные заметки о театре, зрителях, отголосках прошлого и… кентаврах

Ольга Гунина делится своими путевыми наблюдениями

В прошлом году Владимирский театр драмы принял участие в 13 фестивалях, проходивших в нашей стране и за рубежом. Нам есть что показать, поэтому предложений поступает много. Если в одно и то же время проходят сразу два-три фестиваля, то театр отдает предпочтение новому городу, новой стране или новому фестивалю. Делается это для того, чтобы о городе Владимире и Владимирском театре драмы узнали как можно больше людей. Участвуя в фестивальной жизни, ты не только себя показываешь, но и на других поглядываешь, особенно в других странах. Координатор фестивальных и гастрольных программ Ольга Гунина делится своими интересными путевыми наблюдениями.

Интернациональный язык театра

Фестиваль в Армении, на котором мы были в 2018 году, меня во многом удивил. Он нацелен в первую очередь на развитие моноспектаклей и монодрам именно армянских. Все спектакли идут на языке носителя либо языке автора, и никаких переводов никто не требует. В один день я просмотрела пять спектаклей, и ни одного на русском языке. Потому что в театральном искусстве не только слово и язык являются решающими. Важны актерская подача, эмоциональная выразительность, пластика, жесты, интонация.

В Македонии обязательно нужен перевод. Они хотят, чтобы люди поняли, в чем суть содержания, а по-русски многие там уже не говорят. Причем в той же Армении огромное количество людей знают наш язык. Или в Киргизии, где до сих пор в школах его изучают и жители блистательно говорят по-русски. И в Молдавии говорят на русском языке. А вот в Македонии и других Балканских странах уже не помнят его. Хотя когда мы с ними общаемся на смеси русского и английского – в принципе все понимаем.

На XII Международном театральном фестивале «Священная Муза» в Монголии, г. Улан-Батор

В декабре прошлого года, на показе спектакля «Сны Гамлета» в Сараево, было очень мало русскоговорящих. Поэтому бегущей строкой давали английский текст. Через какое-то время он сбился, и спектакль зрители досматривали без перевода. А потом люди подходили к нам и говорили: «Мы все поняли. Это было так интересно!»

Наш любимый зритель

Моноспектакль «Сны Гамлета» существует у нас только третий сезон. И за два сезона мы проехали с ним 11 фестивалей – международных и российских. И везде он имел успех!  Современная драматургия, оригинальное решение режиссера с применением компьютерных технологий, сложные внутренние отношения героя с самим собой и миром вызывают интерес везде. Потому что тема внутреннего погружения – кто я? откуда? зачем? куда я иду? и чем это кончится для меня? – вызывает философское «Быть или не быть?» А если быть, то кем быть? И если не быть, то без кого не быть?

Как психолог я всегда обращаю внимание на зрителей. Мне очень интересна их реакция. На фестивале в Армении в первый или второй день я заметила пожилую, около 80 лет, армянскую женщину со статной фигурой, как у балерины. Ее нельзя было не заметить: театральный костюм ярко-красного цвета, старинная белая блузка, киношное лицо горянки с горящими глазами. Она посещала все фестивальные спектакли. И вот после спектакля «Сны Гамлета» все выходят на улицу, май, жара, и эта женщина кричит нам с сильным армянским акцентом: «Аладышев – ты самый лучший!» Остальные зрители поддержали ее аплодисментами.

Мы обернулись, спрашиваем сопровождающих, кто это. Нам говорят: «О, это уникальная женщина! Выйдя на пенсию, она стала ходить на все выставки, все спектакли, все театральные фестивали». Никакого отношения к искусству она никогда не имела, но мы видели, как многие интересовались ее мнением о просмотренном спектакле. Вот такие у нас бывают зрители!

На площади Республики в Ереване. 2018 год

Любовь и боль Балкан

Впервые в прошлом году мы были в Белграде. И увидели там много осколков последней Балканской войны – это было и в драматургии, и в тех проектах, которые привезли другие театры. Глядя на них, осознаешь, как мы в России защищены, в какой зоне комфорта пребываем. Потому что если заедешь на Балканы, то увидишь, как там все остро. Как этот Сараев был перепилен на две части. Еще 25 лет назад там жили православные сербы, а теперь часть города у них отобрали. Я видела людей, у которых остались там квартиры, они ушли оттуда с мамами, маленькими детками, остатками денег и документами. Им сказали: «Не возвращайтесь! Ни за вещами, ни за чем!» В лучшем случае сосед давал тысячу долларов за имущество. Тех, кто возвращался, расстреливали или резали прямо на пороге квартир. Это правда!

Нас встречал градоначальник Восточного Сараево. Ему чуть больше 40 лет, и с 14-ти он уже воевал. Он рассказывал, и было видно, как ему больно, как периодически он уходил глубоко в себя. Но он возвращался и рассказывал историю своей страны, как они ее любят и защищают. Как они сейчас строят театр, на какие деньги и как это важно.

Встреча с градоначальником Восточного Сараево

Их патриотизм совершенно другого уровня. Любовь к Родине такая реальная, о которой мы можем только читать в книгах. Только в военное и послевоенное время люди могут проявлять такие чувства. Мы совсем другие…

По следам кентавров

Битола – небольшой город в Македонии, где сейчас проходят крупные европейские театральные и кинофорумы. Председателями жюри там бывают выдающиеся французские и итальянские актеры, например, Изабель Юпер. В Битоле не было театра, и они решили его построить, чтобы привлечь сюда туристов. Собрали деньги, что называется, всем миром. И теперь город обрел известность благодаря прекрасной организации знаменитых театральных фестивалей. Самые значимые из них — Шекспировский и монодрамы. Один проходит в мае, а другой в июне. Мы на том и другом побывали с одним и тем же спектаклем «Сны Гамлета».

И вот в Битоле нам вдруг говорят: «А вы ведь у нас в Гераклее не были». Усадили нас в две машины плотненько и повезли в Гераклею. Приезжаем, ходим, смотрим. Нам рассказывают, что отсюда вышел Геракл, вся тысячелетняя мифология. И ты уже ступить боишься. А гид продолжает: «Представьте, что практически перед вами прошли кентавры». Так это нас вдохновило, кто-то покричал, кто-то попел, кто-то станцевал… Каждый изобразил, что хотел. Мы порадовались, пофотографировались. Впечатлений много, причем не столько информационных, сколько эмоциональных. Потому что история, которую мы учили когда-то в школе, предстала перед нами объемно и зримо. И ты понимаешь, что мир удивительный и его надо беречь!

В Гераклее Понтийской

Но на этом история не закончилась. Я приезжаю домой, рассказываю о нашей поездке своим друзьям по телефону и вижу, как около меня останавливается мой внук с укоризненным вопросом: «Что ж ты кентавров-то не сфотографировала?» Я долго смеялась, а потом также долго ему объясняла. Но, кажется, он так мне и не поверил, решил, что я просто поленилась сфотографировать кентавров.

Записала Татьяна Лысова

Фото Ольги Гуниной

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение