18+

Суздальский кофе: история появления полезного напитка

Памяти выдающегося врача Дмитрия Моренкова посвящается

Цикорий, используемый в качестве заменителя натурального кофе, приносит нашему организму массу пользы. Он бодрит и в то же время показан при бессоннице, расширяет сосуды и снижает артериальное давление. Популярность этот напиток приобрел в середине XIX века. «О распространении у нас цикория, молотого или в сушеных зернах, приготовленных по способу Моренкова, напрасно было бы слишком распространяться», – отмечал в 1853 году писатель Николай Розанов. В Суздале на реке Каменке была построена целая фабрика по производству сухого порошка из цикория по методу, разработанному местным врачом Дмитрием Павловичем Моренковым. В год на ней производилось до тысячи пудов суздальского кофе.

Фото: prostogv.ru

Что это за способ?

Двести лет назад цикорий, как и множество других растений, заготавливали методом сушения и обжигания в печи. Корни его пережигали, затем перемалывали и подвергали воздействию водяных паров. Такая жесткая термическая обработка разрушала активные составляющие растения и лишала продукт лечебных свойств. И вот тут-то как нельзя кстати пришелся метод, разработанный русским врачом Дмитрием Павловичем Моренковым, который применяют и по сей день.

Способ этот заключается в том, что корень цикория сначала режут на небольшие кусочки. А потом подвергают лишь легкому обжариванию. Настолько деликатному, что высушенный таким способом цикорий не обугливается и сохраняет все полезные вещества. Суздальский цикорий настолько понравился людям, что, как отмечалось в экономическом примечании города 1856 года, предприятие Моренкова «породило новую отрасль промышленности – указало жителям выгоду разведения мяты и цикория, во множестве нужных для заведения. Ныне жители засевают этими растениями обширные поляны».

Фото: bigpicture.ru

Суррогат или равный среди равных?

Сегодня упоминание о кофе из цикория может вызвать снисходительную улыбку. Но этот напиток сослужил нам хорошую службу и тогда, в начале XIX века, и в голодные 1920-е годы. А начало XX века – это и вовсе эпоха всяких суррогатов и пищевых подделок. Причем, говоря о подделках, не стоит думать, что кто-то кого-то обманывал. Нет, люди сознательно брали эти эрзац-товары.

Вот любопытная реклама из санкт-петербургской газеты тех лет:

Кофе из винных ягод вошел в обиход в России в 1900-х годах. Сушеный инжир слегка прожаривался. А затем его толкли в ступке. Гималайским житом называли сорт ячменя. «Однажды пан Ромуальд вошел в кухню, где мы со старушкой Козловской пили кофе «Гималайское жито», – писал Константин Паустовский.

Многие виды кофе из этой вековой рекламы ушли из нашего употребления. Ну а цикорий надолго вошел с тех пор в быт россиян, плавно перейдя от «проклятого царизма» в «развитой социализм».  А сейчас он вновь переживает период своей повышенной востребованности, став непременным атрибутом здорового образа жизни.

Кто был изобретателем суздальского кофе?

Сегодня мало кто в России вспомнит  имя Дмитрия Павловича Моренкова. Но для Суздаля он навсегда остался человеком, заслужившим народное уважение и славу. Очерк о нем вошел в изданную в 1910 году книгу «Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы». Поселился Моренков в городе Суздале в 1812 году, когда большая часть жителей Москвы перед вступлением в нее Наполеона I выехали из столицы и искали убежища в соседних губерниях. В Суздале, однако, Дмитрию Павловичу так понравилось, что он остался здесь до конца жизни, на счастье жителей города и уезда.

Выйдя в отставку и проживая еще в Москве, Дмитрий Павлович все свободное время посвящал исследованиям и изобретениям в области медицины. Так, из выданного ему в 1806 г. министром внутренних дел В.П. Кочубеем свидетельства видно, что Моренков усовершенствовал бальзам оподельдок и изобрел крепкую летучую мазь: «упомянутые средства заслуживают особенного уважения по причине полезных действий… и потому дозволяется ему составлять их и продавать всякому, кто пожелает». Тем же свидетельством дозволялось Моренкову «составление также искусственных минеральных вод и преподавание публичных курсов пользования оными». За эти полезные открытия по врачебной части император Александр I высочайше пожаловал Дмитрию Павловичу в августе 1807 г. золотую медаль.

В Суздале Моренков приобрел большой участок земли, на котором развел огороды и сады. Он устроил лабораторию и стал заниматься производством оподельдока, крепкой летучей мази, мятной эссенции и дегтярного мыла. Существует предание, что именно приготовлением мятных капель (цветом чистый янтарь) Дмитрий Павлович стал известен лично императору Александру I.

В сентябре 1826 г. Моренков представил в Санкт-Петербургское Вольно-Экономическое Общество модель изобретенного им перегонного куба, весьма выгодного по части экономии и химии, и описание нового способа приготовлять домашний цикорный кофе. То и другое были признаны Обществом весьма полезными изобретениями,и Дмитрий Павлович был избран в члены Общества.

Дом врача Моренкова, конец XVIII века, памятник градостроительства и архитектуры местного значения. Адрес: г. Суздаль, ул. Лебедева, 8

Суздальское житие Дмитрия Моренкова

Но не только фабрикацией различных лекарственных веществ Моренков приобрел всеобщее уважение. В то время положение медицинского дела здесь было весьма плачевное. И к Дмитрию Павловичу, как к опытному врачу, с первых же дней начали стекаться больные. И он бесплатно всех принимал, и все получали от него не только советы и наставления, но и лекарства и другие пособия без всякой платы. Больных бывало из города и уездов (не только Суздальского) до 5 тысяч ежегодно – цифра для того времени довольно внушительная.

Но оказание всевозможной помощи больным — это была только одна, хотя и главная сторона его благотворительной деятельности.  Дмитрий Павлович имел особое сострадание к содержащимся в местной тюрьме, которую к тому же и исправил на свой счет. Его благотворительная деятельность не осталась незамеченной и в высших сферах. За бескорыстную попечительность его, оказываемую в пособии людям бедного класса, император Николай I наградил Моренкова 11 сентября 1826 г. орденом Владимира IV степени, а 11 декабря того же года изъявил через управляющего Министерством внутренних дел монаршее благоволение за сострадание к узникам и исправление городской тюрьмы в Суздале.

Дмитрий Павлович скончался 3 октября (по старому стилю) 1830 года и был оплакан старым и малым жителем города. При стечении большого количества народа он был погребён возле южной стороны собора Василия Великого Васильевского монастыря. Благодарные суздальцы над его могилой воздвигли особую часовню-памятник, разрушенную в советское время. «Со времени переселения в Суздаль, – гласила надпись на плите, – по самый день смерти, в продолжении 18 лет, был он истинным благодетелем для здешнего края, безмездно раздавая врачебные и другие пособия всем к нему приходящим… Сверх того, все кто только знал его и слышал о благотворительных его подвигах, все имели к нему отличное почтение и уважение, и не только в здешнем краю, но и в целом отечестве нашем оставил он по себе имя благодетеля и друга страждущего человечества».

Слава богу, историческая память хоть и медленно, но возвращается к россиянам. 12 августа 2016 года у западных ворот Свято-Васильевского монастыря была открыта мемориальная доска Дмитрию Павловичу Моренкову – первому учёному доктору Владимирской губернии.

Фото: oldboy.icnet.ru

 

Татьяна Лысова

Заглавное фото: fb.ru

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение