18+

Херасков воспел гибель Козловского

В южной части Ковровского района есть большое село Иваново. Для того чтобы не путать с одноименным «городом невест», его обычно называют «Иваново-Эсино» по находящейся там станции железной дороги Ковров-Муром Эсино, хотя официальное название все-таки просто Иваново.

Сегодня оно знаменито находящимся там военным городком Ковров-31 – огромным 73-м арсеналом Западного военного округа, который находится юго-западнее села в сосновом лесу и занимает территорию в два с лишним раза больше, чем все Иваново со станцией Эсино.

Бывшее имение князей Козловских село Иваново

Но у этого селения богатая многовековая история, одна из ее страниц которой связана с семейством местных помещиков князей Козловских, владевших ивановской вотчиной в XVIII столетии.

Глава семьи Козловских генерал-поручик князь Алексей Семенович Козловский на рубеже 1750-1760-х гг. занимал пост обер-прокурора Святейшего Синода, а потом был сенатором. А его старший сын князь Федор Алексеевич Козловский прожил короткую, но яркую жизнь, которая больше похожа на исторический роман.

Последний бой

Летом 1770 года на российскую эскадру в Средиземном море прибыл личный курьер императрицы Екатерины II лейб-гвардии капитан-поручик князь Федор Андреевич Козловский. Потомок знатного рода, идущего от великого князя Киевского и Смоленского Ростислава Мстиславовича, внука Владимира Мономаха, Козловский был не просто доверенным лицом государыни, но и известный поэт, переводчик, драматург, чьи пьесы ставились на придворной сцене.

Князь доставил послание императрицы графу Алексею Григорьевичу Орлову. После этого 26-летний гвардеец, будучи сухопутным офицером, мог покинуть эскадру, но упросил графа оставить его до ближайшего сражения.

В июле того же года эскадра Орлова, которой фактически командовал наш земляк владимирский помещик адмирал Григорий Андреевич Спиридов (граф Орлов имел сухопутный чин генерал-аншефа), сошлась с турецким флотом в Хиосском проливе у берега Малой Азии. У турок было почти в два раза больше кораблей, и 1320 пушек против 820 у русских.

Корабль «Святой Евстафий Плакада» накануне Хиосского сражения

Князь Козловский напросился к адмиралу Спиридову на его флагман 66-пушечный линкор «Святой Евстафий Плакида». Во время сражения этот корабль сцепился с турецким флагманом линейным кораблем «Реал-Мустафа». «Турок» был избит артиллерией и взят на абордаж.

Но когда уже пришло время праздновать победу, горящая грот-мачта «Реал-Мустафы» рухнула на палубу русского корабля. Искры попали в открытую во время боя крюйт-камеру – пороховой склад. В считанные секунды огонь добрался до бочонков с порохом и «Святой Евстафий Плакида» навсегда исчез в облаке сильнейшего взрыва. Всего погибло около 600 российских офицеров и матросов. В их числе был и романтик князь Козловский, никогда не служивший на флоте, но закончивший жизнь на мостике легендарного корабля.

Начало боя «Святого Евстафия» с «Реал-Мустафой»

Спасти удалось лишь 60 человек, включая чудом выжившего командира линкора будущего адмирала Александра Ивановича Круза. Еще уцелели адмирал Спиридов и младший брат командующего граф Федор Григорьевич Орлов. В последний момент они вскочили в шлюпку и успели отгрести до взрыва.

Адмирал А. И. Круз — в 1770-м командир «Святого Евстафия»

Позже Спиридов говорил, что его и графа матросы чуть ли не силком посадили в лодку. Так или иначе, но флотской традиции, когда адмирал до конца разделяет судьбу флагмана, Спиридов не последовал.

На смерть поэта

Вслед за «Святым Евстафием» на воздух взлетел и «Реал-Мустафа», а с ним около 900 турецких моряков. Устрашенный гибелью своего адмиральского корабля турецкий флот отступил и укрылся в Чесменской бухте, где на следующий день был полностью уничтожен. Кстати, еще одним героем Хиосского и Чесменского сражений стал командир корабля «Три Святителя» будущий контр-адмирал Степан Петрович Хметевской – помещик Владимирской губернии и потомок старинного суздальского рода.

Подвиг экипажа линкора «Святой Евстафий» в российском флоте был увековечен тем, что такое название последовательно носили несколько военных кораблей. Последним из них стал броненосец «Святой Евстафий», построенный по улучшенному проекту знаменитого броненосца «Князь Потемкин-Таврический» и активно участвовавший в боевых действиях на Черном море во время I мировой войны.

Броненосец Черноморского флота «Святой Евстафий»

Что же касается ивановского помещика князя Федора Козловского, то на его смерть особенно чутко отозвались российские поэты. Например, известный стихотворец Василий Иванович Майков отправил заведующему всеми русскими театрами Василию Ильичу Бибикову целую поэму, в которой оплакивал безвременную гибель собрата.

Поэт В. И. Майков

Выдающийся поэт XVIII столетия Михаил Матвеевич Херасков в эпической поэме «Чесменский бой» (переведенная на французский язык она принесла ему европейскую славу) изобразил, как граф Орлов, находившийся на корабле «Три иерарха», увидел в волнах тело князя Козловского, которого не отправил вовремя назад в Петербург: «Трепещет, стонет он, на волны обратясь,/ И кажется ему вдали Козловский князь!»

Интересный эпизод. За год до гибели князь Федор Козловский посетил великого Вольтера в его имении Ферне на границе Франции и Швейцарии, передав ему письмо Екатерины II и реализовавший собственную мечту познакомиться с фернейским затворником.

Театр из крепостных

Бывший обер-прокурор князь Алексей Семенович Козловский пережил своего старшего сына на 6 лет и скончался в 1776 году. Село Иваново, вошедшее после образования Владимирской губернии в Судогодский уезд, унаследовал второй сын генерала отставной бригадир князь Яков Алексеевич Козловский. Литературными талантами старшего брата он не блистал, зато был завзятым театралом.

В своем имении он даже устроил театр из крепостных. Скончался Яков Козловский в 1808 году. Его супруга Александра Владимировна, урожденная княжна Долгорукова, была родной сестрой Натальи Владимировны Салтыковой, жены воспитателя внуков Екатерины II фельдмаршала светлейшего князя Николая Ивановича Салтыкова.

Семейство князей Салтыковых. В центре Н. В. Салтыкова – родная сестра А. В. Козловской

Салтыковы погребены в своем имении селе Снегирево бывшего Юрьев-Польского уезда, ныне Кольчугинского района. А могилы Козловских затеряны, не говоря уже о поэте Федоре Козловском, после которого не осталось ни надгробия, ни даже стихов – они почти полностью затерялись во времени…

Слово великого. В своих записках признанный классик отечественной поэзии Гавриил Романович Державин рассказал об эпизоде далекой молодости. Когда в 1762 году он служил рядовым в гвардии, то его начальник офицер князь Федор Козловский читал свою трагедию другу поэту В. И. Майкову. Державин хотел послушать, но князь отправил его прочь со словами: «Поди, братец, служивый, с Богом, что тебе попусту зевать, ведь ты ничего не смыслишь». Показательно, что Гавриил Романович не только не остался в обиде, но и не раз говорил о том, что стихи Козловского ему нравились больше других.

Верхнее фото: http://s30802656701.mirtesen.ru/blog/ 43583714010/Gangutskoe-srazhenie-v-litsah

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение