18+

Близ Мстёры найден крест вязниковского ополченца 1812 года

Путешествуя по родному краю в пределах Ковровского и Вязниковского районов неподалеку от известного ныне монастырского скита Акиншино близ Мстеры в поле на месте уже несколько десятилетий не существующей деревни Медведево, Александр Цыбин наткнулся на лежащий в промоине небольшой темный предмет, похожий на крест.

Очистив его от приставшей земли, он понял, что это и есть старый крест, причем выполненный из тонкой позеленевшей от времени меди. В двух противоположных лучах креста имелись по два небольших круглых отверстия, очевидно, для того, чтобы можно было пришить данный знак к одежде или к головному убору.

Крест ополченца 1812 года, найденный на месте деревни Медведево Вязниковского района

Сотрудники Историко-краеведческого музея Ковровского района, которому Александр Цыбин на днях подарил найденный раритет, определили, что это самодельный крест ополченца Отечественной войны 1812 года.

Летом «великого года России» во Владимирской губернии было сформировано шесть пеших казачьих полков Владимирского ополчения общей численностью около 15 тысяч человек, которое возглавил бывший командир лейб-гвардии Конного полка генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын, один из богатейших владимирских помещиков.

В Вязниковском уезде ратниками по большей части из числа местных крестьян комплектовался 1-й пеший казачий полк Владимирского ополчения четырехбатальонного состава, командиром которого стал суздальский и шуйский помещик генерал-майор Петр Кириллович Меркулов. Он выслужился из гатчинцев цесаревича Павла Петровича и сделал карьеру в лейб-гвардии Измайловском полку в царствование Павла I. Позже занимал пост владимирского губернского предводителя дворянства и построил здание Владимирского дворянского собрания, до сих пор украшающее наш областной центр.

В состав 1-го казачьего полка вошли 2515 воинов – именно так в 1812 году официально именовали ополченцев. В том числе 982 ратника из Вязниковского уезда, 1091 – из Гороховецкого уезда и 442 – из Шуйского уезда. В полку также насчитывалось 34 офицера (в их числе бывший суздальский уездный предводитель дворянства полковник князь Егор Александрович Вяземский, занявший должность командира батальона), не считая генерала П. М. Меркулова. Сборным местом для формирования полка стал город Вязники.

Ратники Рязанского ополчения. И тут кресты какие-то «эксклюзивные»

Под началом генерала Меркулова 1-й владимирский полк нес караулы на границах губернии, охраняя ее от французских отрядов. Затем владимирские ополченцы участвовали в освобождении Москвы и в наведении порядка в сильно пострадавшей от пожаров первопрестольной. Затем полк перевели в город Бобруйск – для несения караульной службы. В феврале 1813 года 1-й пеший казачий полк перешел в город Карачев Орловской губернии. Некоторое время эта часть дислоцировалась в Рославле, Одоеве и Белеве, а потом находилась в Бобруйской крепости до расформирования в 1814 году. Известно, что домой во Владимирскую губернию вернулось менее половины ратников 1-го полка, остальные погибли от болезней и тягот службы при плохом снабжении, скудном питании и отсутствии хорошего обмундирования и экипировки.

Известно, что каждый офицер, урядник и рядовой ополчения 1812 года носил на фуражке или шапке медный или латунный ополченческий крест. Такие кресты с вензелем императора Александра I и девизом «За Веру и Царя», например, изготавливал Санкт-Петербургский монетный двор. «Питерские» кресты считаются почти каноническими (существует расхожее ошибочное мнение, что они выглядели только так и никак иначе), однако такие знаки получили лишь полки Петербургского и Новгородского ополчений. Во Владимирской губернии кресты ополченцев пытались изготавливать по образцу таковых для Московского ополчения, однако, очевидно, для этого не было достаточно времени и средств.

Да и не до крестов с тонкими деталями было руководству Владимирского ополчения. Его командир князь Б. А. Голицын в октябре 1812 г. писал владимирскому предводителю дворянства князю М. П. Волконскому о том, что многие воины не были при формировании ополчения снабжены своими помещиками необходимой одеждой и обувью. А в феврале 1813 года выяснилось, что офицерам и ратникам Владимирского ополчения положенное жалованье не выдавалось уже несколько месяцев по причине отсутствия средств у специально созданного для снабжения ополченцев губернского комитета.

Благословение ополченца 1812 года. Художник Иван Лучанинов. 1812 год.

Историк и нумизмат Виталий Бартошевич в статье «К истории ополченских знаков Отечественной войны 1812 года» констатировал: «…Важным фактором, определявшим степень соответствия реальных знаков первоначально задуманным вариантам, был размер финансовых средств, которыми располагало каждое ополчение, поскольку изготовление знаков оплачивалось из сумм, собранных в виде пожертвований и взносов. Всякого рода расходов у ополченских комитетов было не мало, в то время как помещики подчас отказывались делать даже те взносы, которое были определены решениями дворянских собраний. …Понятно, что, столкнувшись с недостатком средств, ополченские комитеты в некоторых губерниях вынуждены были, по-видимому, заказывать знаки попроще и подешевле, чем первоначально предполагалось. … Наконец, возможности изготовления знаков зависели еще от квалификации мастеров-ремесленников и наличия или отсутствия в нужный момент необходимых материалов».

По-видимому, кресты для владимирских ополченцев изготавливали местные ремесленники-кустари, не исключено, что самодельные знаки для себя делали и сами ратники. Именно такой упрощенный сделанный на скорую руку крест и нашел Александр Цыбин.

Вероятно хозяин креста – ратник 1-го пешего казачьего полка из крестьян деревни Медведево прихода Свято-Казанской церкви села Акиншино (позже входившей в Мстерскую волость Вязниковского уезда) оказался в числе тех счастливцев, кто, избегнув многочисленных невзгод и опасностей, вернулся домой в 1814 году. Позже скромный ополченческий крест, видимо, был затерян. А в 1960-е годы не стало и деревни Медведево, попавшей в число «неперспективных» селений. И вот теперь, в 205-летнюю годовщину Отечественной войны, найденный там ополченческий крест стал музейным экспонатом.

Кстати. Медведево была сравнительно небольшой деревней. Так, по данным 1895 года там насчитывалось всего 9 крестьянских дворов, в которых проживало 100 человек. Десять лет спустя дворов там оставалось 8, а число жителей составляло 88. Восемь дворов оставались в Медведево и в канун революционных потрясений 1917 года. Вероятно, столетием раньше в 1812-м там имелось больше и дворов, и людей, но все равно с такого относительно невеликого селения ополченец был призван, скорее всего, только один. А так как списки ополченцев Отечественной войны по большей части сохранились в фондах Государственного архива Владимирской области, то вполне вероятно узнать имя и фамилию владельца найденного ополченческого креста.

На верхнем фото: Деревня Медведево на карте Вязниковского уезда середины XIX века

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение