16+

Жестокое и романтическое время

Комсомольцы1Комсомольцы 20-х и 30-х годов – когда-то им посвящались песни и кинофильмы, книги и стихи, их образы служили примером для молодежи. Однако в последние два десятилетия вследствие изменившихся политических реалий о комсомольских вожаках первой половины прошлого века почти не вспоминают. Между тем судьбы этих людей, среди которых были и наши земляки, оказались удивительно насыщенны и драматичны.

«Чистки» в рядах

Сергей Ильич Андреев был ровесником революции 1905 года. Родом из Сестрорецка, следующую революцию 1917-го он встретил в Коврове, куда его отец переехал для работы на пулеметном заводе. В 12-летнем возрасте и сам Сережа начал трудиться на том же предприятии учеником слесаря, где вступил в комсомол. В 1923-м Андреев был избран секретарем комсомольской ячейки Инструментального завода № 2 (нынешнего завода имени В.А.Дегтярева), а в следующем году его приняли в члены ВКП(б). В 1925-м 20-летнего Сергея Андреева избрали секретарем Ковровского уездного комитета комсомола, потом он пошел на повышение – секретарем комитета ВЛКСМ всей Владимирской губернии. А в 1932 году 27-летний активист стал генеральным секретарем ЦК ЛКСМ Украины, причем с «чрезвычайными полномочиями», и получил один из первых в СССР орденов Ленина.

Сделав стремительную карьеру, Андреев выступал за проведение «чисток» в комсомоле, став кем-то вроде инквизитора в среде комсомольских вождей. При этом молодежный генеральный секретарь Украины требовал, чтобы в «чистках» в обязательном порядке участвовал каждый комсомолец. Андреев нагнетал истерию и инициировал «охоту на ведьм». В своих выступлениях он твердил, что «классовые враги, националисты и прочие враждебные элементы пытались остановить победоносное шествие социализма». Генеральный секретарь требовал от обкомов, райкомов и горкомов комсомола разоблачать «предателей украинского народа, шпионов и террористов». С подачи Андреева тысячи молодых людей подверглись необоснованным гонениям и репрессиям.

При этом Сергей Андреев вел чрезвычайно активный образ жизни – научился пилотировать самолет, совершал прыжки с парашютом. В апреле 1936-го на IX съезде ЛКСМ Украины он предоставил слово писателю Николаю Островскому, автору романа «Как закалялась сталь». Прикованный к постели Островский обратился к делегатам съезда с пламенной речью, лейтмотивом которой служил призыв: «Только вперед!»

Андреев считался «человеком Косарева» – всесильного генерального секретаря ВЛКСМ. Но когда в печально памятном 1937-м Сергей Андреев сам угодил под маховик репрессий, тот же Косарев на X съезде комсомола Украины дал прежнему любимцу убийственную (в буквальном смысле) характеристику, назвав его «задрипанным украинцем», «откормленным, как свинья», и «паршивейшим русотипом». В октябре того же года Андреев был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР и 27 ноября 1937 года расстрелян. Полтора года спустя к стенке поставили и Александра Косарева.

Главред «Комсомолки»

Комсомольцы3Ровесником и земляком генсека украинского комсомола был Владимир Михайлович Бубекин, родившийся во Владимире в 1904 году в семье делопроизводителя ветеринарного отделения Владимирского губернского правления. Вова Бубекин успел окончить 4 класса гимназии, но учиться дальше ему не довелось. Сначала в 1917-м умер его отец, потом закрылась гимназия, преобразованная в школу 2-й ступени. Вскоре Бубекина призвали на военную службу, и подобно Павке Корчагину он служил комиссаром всеобуча в Тамбовской губернии. В 16 лет стал комсомольцем, а в 19 – членом РКП(б).

В 1924 году Владимира Бубекина назначили заведующим отделом Пензенского комитета РКСМ, а в 1927-м – секретарем Челябинского окружного комитета ВЛКСМ. Затем комсомольского функционера направили на работу в прессу. Он возглавил главную газету Свердловской области «На смену», а в январе 1930-го был назначен заместителем редактора «Комсомольской правды». Бубекин тоже дружил с комсомольским генсеком Косаревым и в 1932 году стал редактором одной из главных газет Советского Союза.

На посту главреда Бубекин пытался «рулить» не только «Комсомолкой», но и советской литературой. Так, он критически отозвался о романе Ильи Эренбурга «Не переводя дыхания», противопоставляя ему творчество Михаила Шолохова. В 1935 году Бубекин был награжден орденом Красной Звезды «за выдающиеся заслуги в деле улучшения газеты как боевого органа Ленинского Комсомола».
Но 1937-й и для него оказался фатальным. В июле главный редактор «Комсомольской правды» исчез. По одной из версий, его арестовали прямо в рабочем кабинете, куда сотрудники НКВД попали при помощи секретного лифта, о котором сотрудники газеты не знали. Есть и другой вариант ареста Бубекина: во время футбольного матча на стадионе «Динамо» его вызвали через репродуктор и увели.
Говорили, что однажды Сталин позвонил в редакцию «Комсомолки». Состоялся такой диалог:
– Бубекин слушает!
– А кто такой Бубекин?
– Надо знать, – гаркнул в ответ редактор, бросив трубку.
Сталин вновь набрал его номер и продолжил разговор:
– Товарищ Бубекин, говорит Сталин, объясните, пожалуйста, кто вы такой?
Видимо, Сталин этот разговор не забыл…

В августе 1937-го «Комсомольская правда» уже писала о том, что в редакции орудовали враги во главе с главным редактором Бубекиным. Всего тогда было уволено 42 сотрудника газеты из 78, почти все уволенные пополнили число репрессированных. Сам Владимир Бубекин 28 октября 1937-го был приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу как участник антисоветской террористической группы. В тот же день приговор привели в исполнение.

Другой Фейгин

Комсомольцы5Еще один из ровесников Андреева и Бубекина, также выходец из Владимирской губернии, сделавший карьеру в рядах комсомола, – Владимир Фейгин. Его брат Герасим Фейгин тоже был комсомольским вожаком и к тому же талантливым поэтом. Он погиб в 1921 году при подавлении Кронштадтского мятежа. Владимир Фейгин, как и его брат, родился в 1901-м в Белостоке, но вскоре после этого отец-адвокат перебрался на жительство в уездный город Покров Владимирской губернии. Там братья Фейгины учились в местной гимназии.

В апреле 1918-го Владимир Фейгин создал и возглавил в Покрове Союз молодежи «III Интернационал». В 1919-м его избрали председателем Владимирского губкома РКСМ. В следующем году Фейгина направили секретарем губкома в Екатеринбург, потом в Тифлис, одновременно его избрали членом ЦК РКСМ. В 1922 году он даже был в знак отличия произведен в «почетные моряки» и вскоре назначен в губком ВКП(б) в Иваново-Вознесенск. После окон чани я инстит ута красной профессуры Фейгин работал в Наркомате рабоче-крестьянской инспекции, где курировал сельское хозяйство. Он жил в Москве в «доме на набережной», где обитали чиновники высших рангов.

Успешную карьеру Владимира Фейгина прервал все тот же 37-й год. В июне он был арестован, а в октябре Военной коллегией Верховного суда осужден и расстрелян.

В областном центре и Покрове есть улицы Фейгина, но они названы не в честь Владимира Фейгина, а в память о его брате Герасиме, героически погибшем за дело революции. В честь «врага народа», каким долгое время считался Владимир Фейгин, улиц, понятное дело, не называли.

Все трое расстрелянных в 37-м бывших владимирских комсомольцев, Андреев, Бубекин и Фейгин, были реабилитированы в 1955 году, а Андреева даже посмертно восстановили в ВЛКСМ, правда, лишь при Горбачеве – в 1987 году! Комсомольские вожди, сгинувшие в годы политических репрессий, были людьми жесткими и прагматичными. Они не боялись крови, давили «контру», мерещившуюся им где угодно, нередко шли по головам вчерашних соратников и в итоге пали жертвами тоталитарного государства, в создании которого принимали столь активное участие. И знаком их трагических судеб вполне мог бы стать древний символ в виде дракона, заглатывающего собственный хвост.

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *