16+

Если бы не реформа энергетики, Россия стояла бы на грани катастрофы

Согласно плану реформирования российской энергетики, РАО ЕЭС России как компания прекратит свое существование к 1 июля 2008 года. А 18 декабря в Москве председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс встретился с группой журналистов, среди которых был и наш корреспондент. Разговор шел, естественно, о том, чего удалось добиться за годы реформирования и что ждет энергетику страны в дальнейшем.

– Анатолий Борисович, мы уже много говорили о необходимости реформирования энергетики, но все же, давайте повторимся, тем более, что встречаемся мы с вами, видимо, в последний раз.
– Владимир Ильич Ленин говорил, что настоящий коммунист может охарактеризовать суть своих взглядов одной фразой – всякая частная собственность должна быть уничтожена. Я, кстати, считаю, что это правда – все важное можно описать кратко. Так вот, суть реформы электроэнергетики можно описать также одной фразой: разделение ее на монопольный и конкурентный сектора.
А уже раскрывая идею более подробно, напомню, что в России электроэнергетика разделена по видам бизнеса на монопольный сектор, где нет места свободным ценам, где тарифы регулируются государством – диспетчерскую службу и сети, и конкурентный сектор: сбыт и генерацию, где растет либеральный рынок. Делается это с одной очевидной целью – привлечь в энергетику страны многомиллиардные инвестиции.
– Можно несколько подробнее о тех структурах, которые составят тот и другой сектора?
– В конкурирующий рынок вошли оптовые генерирующие компании (ОГК), их у нас шесть, ГидроГК, 11 территориальных генерирующих компаний (ТГК) и вновь созданная структура Интер РАО ЕЭС. В монопольном секторе останутся федеральная сетевая компания, системный оператор, холдинг МРСК (межрегиональных распределительных сетевых компаний) и структура Энергетические системы Востока.
Это что касается элементов реформирования. Теперь далее – рынки. Это прежде всего, оптовый рынок электроэнергии (создан с 1 сентября 2006 года). На нем успешно работают такие сегменты, как либерализованные розничные рынки электроэнергии, рынок мощностей, рынок системных услуг и рынок производственных финансовых инструментов, который нам еще предстоит создать в следующем году.
– Как я понимаю, все, что вы сейчас назвали, по сути своей является фундаментом решения главной проблемы – привлечения инвестиций в отрасль.
– Совершенно верно. Я с 1999 года рисую т.н. "кресты Чубайса", доказывая, что России необходимы новые энергомощности, что без них она окажется на грани катастрофы.
Кажется меня поняли. Теперь главный вопрос – куда инвестировать, где приоритеты. Мы разработали по сути, план ГОЭЛРО-2, целевое видение развития электроэнергетики России до 2030 года. Более конкретный документ – Генеральная схема размещения объектов до 2020 года. И две инвестпрограммы – 2008-2010 и 5-летняя с 2008 года. Это программы уже с документацией, определенными площадками, мощностями, заказанным оборудованием и т.д. До 2010 года благодаря этим инвестиционным программам выработка электроэнергии в России увеличится на 28947 МВт.
– В российской экономике есть еще один фундаментальный вопрос – где деньги, Зин?
– Денег надо много – 3,38 триллиона рублей. Это не в пиво, не в чипсы инвестировать, и даже не в нацпроекты. Это сравнимо со всей величиной Стабилизационного фонда страны, т.е., всего того, что вся Россия накопила за эти годы в качестве подушки безопасности.
Мы эту проблему решили. У нас уже есть триллион частных инвестиций. Это треть всех необходимых денег. А когда у вас есть триллион, получишь все остальное: собственные средства, кредиты и т.д.
Я вам так скажу – если бы не было реформы электроэнергетики и этого триллиона, ситуация могла бы развиваться по двум сценариям. Первый – бросить в строительство новых генераций и сетей Стабилизационный фонд, который, как я уже сказал, примерно равен сумме нашей инвестиционной программы. Тогда вся страна немедленно почувствовала бы любые капризы международных рынков и поставила бы под угрозу самое ценное, что в государстве есть -макроэкономические показатели.
Вариант второй – повышение всех тарифов в три раза одномоментно. При этом варианте я не берусь судить, кто бы и как комментировал итоги выборов 2 декабря и главное – 2 марта будущего года.
– А что после 1 июля 2008 года, Анатолий Борисович? В том, что ваши способности кризисного менеджера высочайшей квалификации будут востребованы, я не сомневаюсь. А вот что будет с самой энергетикой? С ценой на энергию? В конце концов, с теми 400 тысячами акционеров РАО ЕЭС?
– Первое – энергия будет с каждым годом продаваться все больше и больше по свободным ценам на либеральном рынке. Цена будет формироваться исходя из соотношения спроса и предложения. Это уже происходит и сейчас – на свободном рынке в 2007 году будет продано примерно 25% произведенной энергии. С тем, чтобы к 1 января 2011 года все 100 процентов энергии продавались по конкурентным ценам. Таким образом, государство будет полностью исключено из процесса формирования тарифов.
Второе – что касается акционеров РАО ЕЭС. Текущая рыночная капитализация РАО ЕЭС на сегодняшний день составляет примерно 57,7 миллиарда долларов США. При разделении РАО ЕЭС сумма его частей составит около 80 миллиардов долларов. А поскольку каждый акционер РАО ЕЭС России получит взамен акций РАО ровно такую же долю во всех компаниях целевых структур на пропорциональной основе, он, акционер, как минимум, не пострадает.
– Еще один вопрос, связанный не с энергетикой непосредственно, но все же важный в целом для экономики страны. Масштабные задачи, которые решает сегодня РАО ЕЭС, видимо, потребуют крупных заказов – и как следствие, на реформе РАО ЕЭС смогут неплохо заработать десятки предприятий России в ряде секторов экономики. Так ли это?
– Абсолютно верно! Реформа РАО ЕЭС – это настоящий локомотив развития российской экономики, причем, заметьте, самых передовых ее отраслей. Назову лишь несколько цифр. С 2006 по 2010 годы наши заказы на энергомашиностроение возрастут в 7,1 раза (до 695 миллиардов рублей), на изделия электротехники – в 3,4 раза (до 195 миллиардов рублей), заказы для угольной промышленности возрастут на 40%, в газовой отрасли – на треть, в промышленности стройматериалов – в 8 раз, в строительно-монтажный комплекс -более чем в 6 раз, в проектно-изыскательские работы и науку – в 2,8 раза.

Текст: Игорь ЕФРЕМОВ.
Фото из архива редакции.
Москва-Владимир.

Только цифры
2007 год прошел под знаком IPO энергетических компаний. Например, только ОГК-3 в марте привлекла $3,1 миллиарда инвестиций, продав 37,9% своих акций "Норильскому никелю". Цена размещения в 2 раза превысила прогнозы аналитиков.
Всего в 2007 году 10 генкомпаний РАО ЕЭС разместили эмиссию. Общая сумма средств, привлеченных для инвестиционных целей, составила 310 миллиардов рублей. Но это только начало – в первом полугодии 2008 года еще 8 ОГК проведут свои IPO.

Сказано
Председатель правления РАО ЕЭС России
Анатолий Чубайс:
– Вопрос о главных личностных достижениях за 10 лет работы в РАО ЕЭС и простой, и сложный одновременно. Простой потому, что мне и моим коллегам была изначально ясна ключевая задача реформы – создание конкурентного рынка электроэнергии, привлечение громадных инвестиций в ее развитие – и как следствие – в Россию в целом. И эта задача успешно решена. А сложный потому, что задача такого масштаба не могла быть решена кем-то одним персонально. Реформа – это ежедневный труд тысяч специалистов – от члена правления РАО до рядового сотрудника энергонадзора. Поэтому отвечу так – лично я горжусь тем, что мне довелось 10 лет руководить командой, которая способна решать задачи любой сложности.

Просмотры: