Мамы уходят “в отказ”

Владимирский Дом ребенка бьет тревогу. Более трети детей, живущих там, - так называемые отказники. Их число месяц от месяца неумолимо растет.

тема недели: брошенные дети

Мамы уходят “в отказ”

Владимирский Дом ребенка бьет тревогу. Более трети детей, живущих там, – так называемые отказники. Их число месяц от месяца неумолимо растет.

Холодное равнодушное слово “отказник” прочно вошло в наш обиход. В год в России около 10 тысяч мам кидают младенцев в родильных домах. Как только непутевая мамаша отходит после родов, берет в руки бумагу с ручкой и подписывает приговор своей кровинушке. “Я, такая-то, отказываюсь от своего ребенка…”

Откажитесь по-человечески!

Однако в последнее время проблема эта усугубилась. Рассказывает главный врач владимирского Дома ребенка Сания Мухамедовна Басловяк:

– Женщины сбегают из роддомов, не оставляя даже так называемой “отказной” записки. “Отказник” – это тоже социальный статус. Когда мама просто исчезает – ребенок становится никем. В свидетельстве о рождении у него стоит фамилия, в подлинности которой приходится сомневаться, так как мама не предъявила никаких документов, подтверждающих свою личность. В графе “мать” и “отец” – прочерк. У нас уходит много времени и сил, чтобы придать им социальный статус. Сразу отдать в приемную семью такого ребенка нельзя. Нужно ждать полгода – вдруг придет мама. Только она почему-то не приходит…

Мы, сотрудники Дома ребенка, обращаемся к будущим мамам: не обрекайте своих детей на страдания. Если вы решили, что родившийся ребенок вам не нужен, пожалуйста, заявляйте об этом официально. Так нам будет проще устроить судьбу малыша, – говорит Сания Мухамедовна.

Статистика говорит, точнее, кричит с надрывом сама за себя. Сегодня в Доме ребенка 113 детей, 45 из них – отказники, в том числе 12 “неофициальных”, о которых сказано выше. Эти 12 младенцев поступили сюда только в январе этого года. В то время как в январе прошлого года таких детей в Доме ребенка было всего двое. Сколько их будет еще?

Кто эти “кукушки”?

Женщины эти чаще всего социально неблагополучны. Живут, как правило, в сельской глубинке. Их младенцы рождаются больными. В лучшем случае будущая мама не становится на учет по беременности, а значит, пускает ее на самотек. В худшем – пьет. Но все равно беременеет и рожает. Есть те, кто зарабатывает, всякий раз получая пособие по рождению ребенка. Правда, таких немного.

Типичный образчик горе-мамы – женщина, которая родила больного ребенка и оставила его в роддоме несколько месяцев назад. Младенцу срочно нужна была медицинская помощь – операция, уход. Все заботы взял на себя Дом ребенка. Мамаша обещала, что вскоре вернется за малышом и найдет деньги, жизненно необходимые на его лечение. Но больше ее никто не видел. Сейчас Дом ребенка подает иск в суд с просьбой лишить его мать и отца родительских прав.

– Когда я восемь лет назад столкнулась с подобным случаем, то была в шоке. Сейчас же только у нас брошенных при рождении детей больше 10, – говорит Сания Мухамедовна. – Эту проблему непременно нужно решать на государственном уровне. Почему за кражу, за насилие людей наказывают, а за отказ от ребенка нет? Разве это меньшее преступление? Но при всем негативном отношении к непутевым мамам только их винить в сложившейся ситуации нельзя. Не менее виноваты безответственные мужчины. Иногда родители молодых мам не принимают их детей, ставя в безвыходное положение.

Беременной женщине надо помогать

Еще одна причина младенческого сиротства – бедность и “социальная брошенность” будущих мам. Большая часть анализов и методов контроля беременности сегодня платные. Чтобы родить здорового ребенка, который бы “понравился” маме, желательно иметь деньги. Почти 100% женщин, бросивших детей, были инфицированы букетом болячек, которые и передали по наследству. Во владимирском Доме ребенка сегодня нет ни одного здорового малыша.

Может быть, пришло то время, когда женщина должна быть ответственна за своего ребенка не только перед семьей, но и перед обществом? Люди, по долгу службы занимающиеся брошенными детьми, считают, что нужно ужесточать законы в отношении родителей. Если семья не в состоянии решить свои проблемы, то должно вмешаться государство. Но прежде чем наказывать бедовых мамочек, нужно оказать самым беззащитным из них помощь и поддержку. Ибо беременная женщина – явление социальное, а не только личное.

Малышей разбирают охотно

Какова же судьба не нужных родителям детей? Дом ребенка становится для них родным домом, а его работники с добрым сердцем заменяют им матерей. Главная цель – устроить ребенка в семью. В прошлом году из Дома ребенка ни один (!) отказник не попал в детский дом – все обрели новых родителей. И это большая удача. В 2004 году было усыновлено 38 детей, 10 из них ушли в российские семьи, 28 самых больных – в иностранные.

Когда мы обратились за комментарием к главному врачу роддома №2 Ирине Михайловне Кирюхиной, она заметно погрустнела:

– В прошлом году в нашем роддоме было 14 таких детей. Когда мы чувствуем, что маме ребенок не нужен, то обязательно ведем с ней беседу. Важно выяснить причину отказа. Бывает, что девушка боится возвращаться домой с младенцем, опасаясь мнения близких. Мы связываемся с родными и стараемся объяснить, что ребенок – это хорошо, а оставлять его – это плохо. Если же мама неблагополучная, выпивает, ведет аморальный образ жизни и категорически отказывается воспитывать своего ребенка – это другой случай. Ей лучше не отдавать малыша – он будет мучиться. В целом же стараемся, чтобы мам-беглянок не было.

Евгения ЦВЕТКОВА.

г. Владимир.

цифра номера

12 детей-отказников поступило во владимирский Дом ребенка только за январь 2005 года.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике