Никита Михалков расскажет про род Янковских

В цикле документальных фильмов "Русские без России", задуманном автором проекта Еленой Чавчавадзе и режиссером Ириной Бахтиной, снята очередная серия под названием "Дальневосточный исход. Фильм первый", посвященная судьбе рода...

В цикле документальных фильмов "Русские без России", задуманном автором проекта Еленой Чавчавадзе и режиссером Ириной Бахтиной, снята очередная серия под названием "Дальневосточный исход. Фильм первый", посвященная судьбе рода Янковских.
С 2000 года к одному из потомков шляхетской фамилии писателю Валерию Янковскому, проживающему во Владимире, регулярно приезжает съемочная группа Российского фонда культуры. Премьера фильма намечена каналом "Россия" на конец мая – начало июня.

Российский Индиана Джонс
История шляхетского рода Янковских напоминает приключенческий сериал, только не вестерн, а истерн, поскольку мятежный польский студент Михаил Янковский волею царя был отправлен на каторгу в Сибирь. Каждый из представителей этого рода легко мог бы заткнуть за пояс самого Индиану Джонса, а извилистый и прихотливый сюжет их странствований – стать сценарием великолепного блокбастера. Не случайно к истории пассионарной семьи обратилась дирекция президентских программ Российского фонда культуры. Вести рассказ о славном роде по традиции будет Никита Михалков.
Потомки средневекового рыцаря Тадеуша Новины, начиная с основателя дальневосточной ветви рода Михаила Янковского, создавшего в конце XIX века в Приморье охотничью империю, отличались своенравием, необычайной одаренностью и предприимчивостью. Сегодня старейшине этого рода владимирскому писателю Валерию Янковскому 98 лет, а его сыну, последнему носителю родовой фамилии и тоже литератору Арсению – 50.
Главную семейную страсть – охоту – мужчины рода Янковских наследовали вместе с оружием и самым ценным трофеем считали тигра. Свои дома они украшали рогами и шкурами убитых на охоте животных. Именно поэтому съемки фильма проходили в суздальском охотничьем хозяйстве.
Сохранилось такое семейное предание. Как-то дед Михаил взял на руки двухгодовалого внука Валерия, поднес его к висящему на стене кабинета немецкому трехствольному, сделанному по специальному заказу ружью и велел прикоснуться к нему. Этот великолепный дриллинг он завещает внуку, который уже в 13 лет добудет на охоте своего первого кабана.
У Валерия Янковского сейчас ружей "почти не осталось" – всего-то два: Иж-12 шестнадцатого калибра и мелкокалиберная винтовка. Самые любимые ружья, в том числе пятизарядный бельгийский браунинг и двустволку "Меркель", пришлось продать, когда семья приехала во Владимир и очень бедствовала. А наследственное дедово ружье в 1946 году было конфисковано советскими войсками, оккупировавшими Корею.
Еще один характерный эпизод из истории семьи Янковских. В 1991 году, когда на полуострове Безверхово открывали памятник Михаилу Янковскому, люди просили его родственников: "Приезжайте нами править, у нас такое бездарное руководство". О том, как правил барин Янковский, здесь ходят легенды.
Революции и войны разметали род Янковских по свету. Мать и бабушка похоронены в Корее. Отец сгинул в иркутских лагерях. Брат и две сестры нашли последний приют на сербском кладбище Сан-Франциско. Ныне семья владимирских Янковских общается с родственниками по материнской линии Шевелевыми, живущими в Калифорнии, и племянником, сыном сестры Виктории Ором Чистяковым.

Дед
Род Янковских весьма обширен. У Ми-ха-ила Янковского бы-ло 12 брать-ев и сес-тер. И весьма вероятно, что на-род-ный ар-тист Рос-сии Олег Ян-ков-ский – тоже по-том-ок од-ной из ветвей этого рода.
Михаил Янковский после освобождения из сибирской каторги, куда был сослан за участие в польском восстании 1863 года, принял участие в экспедиции из Читы на Дальний Восток, после чего получил место управляющего богатыми золотыми приисками на острове Аскольд.
Скопив денег, он арендовал, а позднее приобрел в собственность необитаемый полуостров Сидеми, построив здесь большой двухэтажный дом-крепость с узкими зарешеченными окнами, бойницами и колодцем, где хранился провиант на случай осады. В этом доме появились на свет четыре его сына и дочь.
Наряду с охотой еще одним увлечением Янковских были лошади, и потомок королевских конных рейтар Михаил Янковский создал на полуострове многоотраслевое хозяйство, в составе которого находился конный завод, оленеводческая ферма и женьшеневая плантация. Он вывел лучшую на Дальнем Востоке породу лошадей, использовавшуюся в российской армии. Но, кроме того, оставил след в истории Приморья как географ, орнитолог, энтомолог, естествоиспытатель, археолог и общественный деятель. Ми-ха-ил Ян-ков-ский умер в 1913 го-ду, но сы-новья про-дол-жи-ли его мно-го-чис-лен-ные на-чи-на-ния.
"Он был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, нашел приют и славу в Уссурийском крае. Содеянное им – пример будущим хозяевам земли" – такие слова начертаны на возведенном в 1991 году памятнике деду Валерия Янковского.
А полуостров Сидеми в 1972 году, после конфликта с Китаем на Дальнем Востоке, был переименован в Безверхово в честь пограничника Якова Безверхова, участника боев у озера Хасан.
– Я обратился с открытым письмом к общественности Владивостока и к руководству Приморского края о том, что полуостров достоин называться именем отца, – рассказывает внук Михаила Валерий Янковский. – Пусть у пограничника Безверхова, если он так отличился, будет памятник, но никакого отношения к полуострову он не имеет.

Отец
На рубеже XIX-XX веков двадцатилетний сын Михаила Янковского Юрий отправился в Америку, где изучал коневодство вольнослушателем сельскохозяйственного института в Сент-Луисе и проходил практику на ковбойских ранчо Техаса. Через три года пароходом из Сан-Франциско он привез в Россию чистокровных английских скакунов и организовал во Владивостоке скачки и бега. Сегодня в столице Приморья учрежден Кубок Янковского и ежегодно проводится чемпионат по конному спорту.
Постепенно Юрий встал во главе большого семейного хозяйства. Однако осенью 1922 года семья Янковских, до последнего верившая большевикам, вместе с работниками имения в срочном порядке была вынуждена эмигрировать в Северную Корею. Все имущество первых поселенцев полуострова было брошено и перешло в руки новых властей.
Поселившись в Ко-рее, Юрий на приобретенном участке земли ос-но-ва-л круп-ней-шее на Даль-нем Вос-то-ке охот-ничье промысловое хо-зяйс-тво, имения-курорты "Новина" и "Лукоморье". Любопытно, что рядом с Янковскими в эмиграции поселились бывшие соседи по полуострову Сидеми Бринеры. Тогда их швейцарская фамилия писалась с одной "н". На фо-тог-ра-фии 1937 го-да 17-лет-ний американский актер Юлий (Юл) Бринер, ставший всемирно известным после фильма "Великолепная семерка", запечатлен в имении Ян-ков-ских, где он охо-тил-ся вмес-те со сво-им от-цом Бо-ри-сом Бри-не-ром.
В 1940 го-ду в Хар-би-не вышла в свет легендарная кни-га Юрия Янковского "Пол-ве-ка охо-ты на тиг-ров". Он написал ее к пятидесятилетнему юбилею своей первой охоты. Получивший у суеверных корейцев прозвище Папа Тигр, он по просьбе крестьян защищал их деревни от свирепых хищников, а однажды серьезно пострадал от когтей коварной тигрицы, устроившей ему засаду.
Трое сыновей и две дочки Юрия посещали японскую школу, а дома учились по программе гимназии. В семье считалось обязательным изучение европейских и японского языков. Корейский язык осваивали во время игр с местными детьми и при налаживании деловых контактов. В имении занимались кулинарией, торговали скобяными товарами, строили, охотились, создавали энтомологические коллекции.
В 1945 году, по окончании войны с Японией, имение Новина оказалось в зоне советской оккупации. "По мере ненадобности", как пишут краеведы, министерство госбезопасности арестовывало Янковских, несмотря на то, они пошли служить в Советскую Армию проводниками и переводчиками.
Не избежал испытания ГУЛАГом и Юрий Михайлович. Папа Тигр не дожил до освобождения несколько дней. Он простудился и умер в лагере, на этапе Тайшет – Братск. Могила его неизвестна. Обратный адрес последнего в его жизни письма родным: "Иркутская область, Чунский район, п/о Сосновка".

Сын
Сын Юрия Ми-хай-ловича, Ва-ле-рий, к счастью, здравствует и на-хо-дит-ся в прек-рас-ной фор-ме, нес-мот-ря на свои 98 лет. Вслед за отцом и дедом он тоже стал удачливым охотником на тиг-ров. Сохранилось множество фо-тог-ра-фий, запечатлевших его с "полосатыми" трофеями.
– В Корее порядок охоты был весьма строгим, – замечает Валерий Янковский. – Жестко соблюдались сроки, но, поскольку зверя и птицы было много, лимиты на отстрел не устанавливались. Но такого хамского отношения к зверю и природе, как у нас, там не было. В России браконьерство сегодня процветает. Мне кажется, во многом это зависит от воспитания.
По словам Валерия Янковского, когда-то тигры были врагом номер один. За 15 лет они в хозяйстве деда задавили 50 лошадей, не считая оленей, свиней и собак, сбили с лошади и покалечили человека. Это сейчас тигр как исчезающий вид занесен в Красную книгу, а в те времена с ним не церемонились.
Многие годы жизни Валерий Янковский провел в сталинских лагерях, угодив туда в 35 лет. 24 января 1946 года как военный переводчик он получил отпуск, но по дороге домой в город Канко был арестован и осужден на шесть лет за "оказание помощи международной буржуазии". Через три месяца по его кассационной жалобе состоялся второй суд, который определил ему уже десять лет.
Потом были этапы, рабочий лагерь, побег и снова суд в Уссурийске, где ему уже выдали на "всю катушку" – 25 лет исправительно-трудовых лагерей.
– Это ужасное явление начинают забывать, – говорит Валерий Янковский. – Нас осталось слишком мало, чтобы напоминать об этом. А ведь даже инквизиция не уничтожала людей в таких масштабах, как Сталин.
Тем не менее Валерий Янковский хранит о нелегком периоде своей жизни и приятные воспоминания. Он до сих пор не может забыть уполномоченного капитана Ткаченко, который беседовал с ним после побега из лагеря под Владивостоком, и, разделив горе подследственного, принял участие в его судьбе.
Уже на Чукотке Янковского вдруг вызвали вечером и объявили, что "пришла скидка": 25 лет вновь заменены на 10. С тех пор он всегда вспоминает спасшего ему жизнь человека и после освобождения даже пытался найти его, но Приморский отдел ФСБ в ответ на официальный запрос сообщил, что не знает никакого капитана Ткаченко.
Впоследствии темы семьи, родины, взаимоотношений человека с природой, суровых жизненных испытаний стали ведущими в творчестве Валерия Янковского. А о своих гулаговских странствованиях он написал в недавно вышедшей в свет книге "13 разбойников".

Ольга РОМАНОВА
Фото автора и из архива писателя

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике


Стильные сенсорные выключатели: schneider electric unica top . Контакты к контакторам.
schneider-sale.ru