Сирота сбежала из монастырского приюта

Девушка не выдержала жестких условий обители О судьбе 16-летней девушки, бежавшей из приюта Свято-Боголюбовского монастыря, сегодня пишут и говорят центральные печатные и электронные СМИ.

Девушка не выдержала жестких условий обители
О судьбе 16-летней девушки, бежавшей из приюта Свято-Боголюбовского монастыря, сегодня пишут и говорят центральные печатные и электронные СМИ.

Ее письмо с обращением к президенту, патриарху, генеральному прокурору, уполномоченному по правам ребенка при президенте и мольбой о защите от органов опеки Суздальского района было полностью опубликовано в интернет-издании "Ежедневный журнал – ЕЖ". Однако понять, что именно случилось с воспитанницей, пока до конца невозможно. Очень закрыт от посторонних глаз мир монастырских приютов и невидимы миру слезы воспитанниц.
При чтении письма Валентины Перовой невольно возникают ассоциации с бессмертным произведением Чарльза Диккенса "Приключения Оливера Твиста" с поправкой на российскую ментальность. В ее судьбе было все: и пьющий отец, и неизлечимо больная и в итоге погибшая мать, и скитания по городам и весям, и сиротский приют – одним словом, жизнь, полная борьбы, страданий, превратностей и невзгод, как писали в старомодных романах.
"В монастыре жить было трудно, наказывали очень строго, почти ни за что, – пишет Валентина Перова. – Посмотришь не так, воспитателю не понравится, может дать очень много поклонов земных, 1000 без отдыха делать, поставит на неустойчивый стул на всю ночь молиться. Спокойно могут лишить еды на день или на три дня. Бьют ремнем – пряжкой до синяков. А если в комнату зайдешь без Иисусовой молитвы, то 1000 раз заставят открывать и закрывать дверь и при этом читать молитву. :Стоять (службы) было очень тяжело, службы длинные, по 4 часа, а стоять надо не шелохнувшись. Из-за этого у многих девочек больные ноги, и у меня тоже. Врач запретила стоять больше 30 минут, но мы все равно стояли. Летом мы работали на поле, а поле большое, 4 гектара (это детское поле). Работало нас немного, 20 человек девочек. Работали с 6-ти до 8-ми вечера. А перерыв был маленький, один час и 30 мин. Или 2 часа. Уставали очень сильно, нас постоянно подгоняли, а ночью поднимали в 12 часов, и мы полтора часа вместе всей группой молились, а кто стоя засыпал, тех выгоняли в коридор на всю ночь молиться. Мне и еще одной девочке Веронике Сариной все надоело, и мы решили сбежать с монастыря".
Беглянок, сообщает девочка, заломив руки за спину, вернули в монастырь, но легче им отнюдь не стало. Они три дня отсидели "в затворе", не получая пищи, недосыпая и постоянно молясь.
Через некоторое время в приюте сменился воспитатель. Заступившая на пост Наталья Ефремова, кстати, юрист по образованию, как указывает девочка, унаследовала стиль поведения своей предшественницы и даже превзошла ее в строгости. В швейной мастерской были заказаны рубища, в которых дети теперь должны были спать. Законом жизни девочек стал древний монастырский устав. Например, за то, что Валя и ее однокашница Света Кузнецова присели во время службы, им велели остричь волосы.
Вот как Валя Перова излагает причины, побудившие ее ко второму побегу: "Меня и еще одну девочку, Ксению Головченко, наказали очень сильно. Нас посадили в разные комнаты без удобств и практически без мебели на 12 суток без еды (на одних сухарях и воде). Эти комнаты были холодные, а общались мы через форточку, т.к. окна выходили на одну сторону. В это время мы ходили пешком за 3 км сдавать экзамены в новосельскую школу. Учителя в это время заниматься к нам не ходили. Из-за всего этого я сбежала второй раз с Кристиной Федоровой (девочка из нашей группы)".
Укрыли, накормили, одели и обули отчаянных девчонок православные верующие одного из московских храмов, а затем передали в московский же приют "Дорога к дому" при фонде "Нет алкоголизму и наркомании". Как сообщил наш источник в Московской патриархии, по отзывам психолога и воспитателей, которые уже побеседовали с ними, подростки вполне адекватны, но очень запуганы, – реакция, вполне характерная для послушников и воспитанников отца Петра, практикующего сектантские методы обращения с паствой, известного своим почитанием царя Николая II и Сталина, непримиримой борьбой с паспортами, ИНН, пенсиями и страховыми полисами.
По полученным данным, это не первый побег, совершаемый подопечными архимандрита Петра (Кучера). Из монастыря в Задонске от него сбежала женщина. Тогда дело дошло до конфликта с игуменьей. Эту информацию подтверждает и материал за 2006 год, размещенный со ссылкой на ИА на портале : "В 1999 году архимандрит Петр был клириком РПЦ МП и служил в Задонске Липецкой области. Там у него возник конфликт с архиереем, после чего архимандрит Петр порвал с РПЦ МП и по его просьбе был принят митрополитом Валентином Суздальским и Владимирским в РПАЦ. С большим числом (несколько десятков) монахинь и послушниц архимандрит Петр переехал в село Омутское Суздальского района Владимирской области. Здесь одна из его послушниц стала свидетелем того, как он объяснял знакомому клирику из РПЦ МП механизм улаживания конфликтов с правящим архиереем: "Переходишь в раскол, после этого тебя с покаянием возьмут в любое место". В 2006 году архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий запретил в служении архимандрита Петра (Кучера) и временно отстранил его от обязанностей настоятеля Свято-Боголюбовского монастыря во Владимирской области.
Одну из девочек, Кристину, уже забрала из приюта мать. Сироту Валю Перову забрать некому. Об отце ее ничего не известно. Судьбой девочки сегодня занимаются представители общественной палаты РФ, в частности – Борис Хименко, и общественный совет при Президенте РФ.
Мы обратились за комментариями во Владимирскую епархию и были удивлены благостным расположением духа, царящим там.
– Владыко Евлогий две недели назад назначал комиссию по проверке приюта Свято-Боголюбовского монастыря, – успокоил нас пресс-секретарь епархии архимандрит Иннокентий. – Мы собирали детей, спрашивали, довольны ли они своим содержанием. Жалоб не было. Вы же знаете, когда владыко спрашивает, дети соврать не могут.
По словам епархиальной пресс-службы, проверка, учиненная владыкой, обнаружила, что в помещениях, где проживают воспитанницы, плохо работает вентиляция, что дети мало отдыхают и много трудятся, о чем и было выдано предписание настоятелю с требованием изменить приютский распорядок дня.
– Поймите, монастырский приют отличается от светского, – сказал отец Иннокентий. – Здесь своя специфика, религиозное воспитание с особым уклоном, дети берут пример со взрослых, ведь матери в Свято-Боголюбовском монастыре находятся рядом с детьми. Мы доверяем отцу Петру! Если он исповедует такой порядок, что мы можем с ним сделать? Господь видит их усилия и наставляет их на путь истинный.
Беседа со старшим помощником прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних Татьяной Лазаревой имела совсем иную эмоциональную окраску. Выяснилось, что в 4 монастырях Владимирской области содержатся дети. Нарушения были выявлены во всех – и в приюте Свято-Боголюбовского женского монастыря, и в детском доме Свято-Успенского Княгинина монастыря, и в приютах Свято-Троицкого женского епархиального в Муроме и александровского Свято-Троицкого женского в Александрове. Они касались организации питания, условий проживания и правовых аспектов содержания несовершеннолетних.
– Свято-Боголюбовский монастырь всегда отличался более серьезными нарушениями, – пояснила "Призыву" Татьяна Лазарева. – По итогам проверок выносились предписания на имя архиерея и губернатора. Меры были приняты большие, вплоть до внесения в областное законодательство положения о патронате религиозных организаций.
Иными словами, дети, как правило, из неблагополучных семей, проживавших в удаленных регионах, – содержались в монастырских приютах без правовых основ, то есть без каких-либо удостоверяющих их личность документов. В течение 5 лет областная прокуратура методично добивалась введения в детских религиозных учреждениях определенного порядка: приема воспитанников на основании свидетельств о рождении по заявлениям родителей, которых для лишения родительских прав приходилось разыскивать по всей России.
Чем закончится проверка, начатая следственным комитетом при Прокуратуре РФ по Владимирской области по письму воспитанницы приюта Свято-Боголюбовского монастыря, говорить пока рано. Но, судя по тому, что сообщила "Призыву" старший помощник прокурора, случившийся прецедент весьма симптоматичен.

Ольга РОМАНОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике