16+

Бензин нынче дорог

С сезонным увеличением автопотока цены на топливо неизбежно начинают ползти вверх. И к этой реакции топливного рынка на спрос автомобилисты уже успели привыкнуть, как к майскому цветению садов. Удивляет другое: цены на топливо во Владимирской области по сравнению с соседними регионами в любой сезон остаются стабильно высокими. «Призыв» попытался разобраться в этой закономерности.

Чьи цифры точнее

Толчком к размышлениям о том, за что и почему наказаны владимирские автомобилисты, стала публикация еженедельного мониторинга Росстата «Об объеме производства нефтепродуктов и потребительских ценах на них». Из нее следовало, что Владимир по уровню цен уже в который раз «победил» Москву вместе с Московской областью, не говоря о других городах ЦФО. По данным на 26 апреля 2010 года, бензин автомобильный в старой столице стоил на 39 копеек дороже, чем в Москве, и аж на 1,43 рубля дороже, чем в Московской области. Нам бы еще их зарплаты!

– Росстатовские цены нельзя брать за некую реальную, отражающую ситуацию на рынке величину, – отвечая на вопрос «Призыва», заметил руководитель управления Федеральной антимонопольной службы по Владимирской области Вадим Соловьев. – В рамках каждой сети заправок есть скидочные кампании, цены выходного дня, дисконтные карты, то есть «стеловая цена», которую за основу расчетов берет Росстат, далеко не всегда совпадает с действительной.

С Вадимом Соловьевым согласен член Владимирской областной топливной ассоциации (ВОТА), генеральный директор ООО «Башнефть» Александр Кострюков. По его мнению, основное количество топлива операторы топливного рынка действительно продают не по стеловым, а по дисконтным ценам со скидкой в 5 – 10%. Кроме того, многие из них работают с юридическими лицами по безналичному расчету с использованием оптовых цен.

–  В связи с высокой конкуренцией, сложившейся в области, АЗС очень активно используют систему дисконтных карт, и таким способом пытаются привязать к себе клиентов, – пояснил он. – Иногда скидки на топливо достигают уровня себестоимости.

По словам Александра Кострюкова, примерно 10 – 15% объема топлива, отпускаемого АЗС в летний сезон, когда разница между оптовой и розничной ценой невелика, на самом деле продается ниже себестоимости.

Президент ВОТА, директор ООО «Ростех» Рустам Вишняков посоветовал «Призыву» пользоваться данными Информационно-аналитического центра (ИАЦ) «Кортес», отражающими более реальную ситуацию на топливном рынке региона.

– Наши методики преследуют разные цели, – осторожно отреагировал на просьбу поддержать своими данными «исследование» «Призыва» директор по развитию и маркетингу ИАЦ «Кортес» (г. Москва) Павел Строков. – Наша информация предназначена прежде всего для коммерсантов, чтобы они могли понять, насколько они в рынке.

Высокие цены спровоцировала кадастровая оценка

Объективными факторами, влияющими на высокую стоимость бензина, Вадим Соловьев считает серьезную налоговую нагрузку на бизнес, которую предприниматели включают в цену продукта, и транспортную составляющую. В качестве субъективных факторов он называет два – неконкурентное поведение участников рынка и сезонный всплеск спроса на топливо.

Что касается высокой налоговой нагрузки, то член ВОТА, генеральный директор ООО «Техно-Ойл», официального джоббера «ТНК», Николай Тихомиров утверждает, что высокие цены в нашей области были спровоцированы высокой кадастровой оценкой земель, которая тем не менее была утверждена постановлением главы региона и вступила в силу 1 января 2009 года. Сегодня плата за землю во Владимирской области в 5 раз выше, чем в Санкт-Петербурге, в 2 раза выше, чем в Москве, в 3-4 раза выше, чем в Московской области, и выше, чем в любом из соседних регионов.

– Годовая арендная плата за землю отдельно взятой АЗС в нашей области доходит до 7 млн рублей, – ввел «Призыв» в курс дела Николай Тихомиров. – Ни в одной близлежащей области аренда столько не стоит. Максимум 1 млн рублей! О возможной реакции рынка на кадастровую оценку В ОТА в свое время предупреждала, ведь на АЗС сидят обычные операторы топливного рынка, а отнюдь не нефтяные короли!

Проблема высокой «транспортной составляющей» исторически связана с тем, что во Владимирскую область нефтепродукты поступали с Кстовского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), или точнее с ОАО «ЛУКОЙЛ-Нижегород-нефтеоргсинтез, НОР-СИ». В субъектах РФ (например, в Мордовии), которые, как и Владимирская область, снабжаются привозным топливом, уровень цен на бензин примерно одинаков, то есть завышен по сравнению с Рязанью, располагающей своим НПЗ, входящим в состав ТНК-ВР Холдинга, Ивановом и Ярославлем, которые обеспечивает топливом Ярославский НПЗ, принадлежащий «Славнефти». В наиболее выгодном положении находятся Москва и Московская область, на топливных рынках которых конкурируют Рязанский, Ярославский, Киришский и Кстовский НПЗ.

– Перевозка топлива бензовозами или по железной дороге дает надбавку к оптовой цене 800 рублей на тонну или более 50 копеек на литр, -подтвердил информацию УФАС президент ВОТА Рустам Вишняков.

Кроме того, как особо подчеркнули члены ВОТА, традиционно дистанцируясь от вольных заправщиков на трассе Москва – Уфа, их АЗС торгуют только качественным топливом, а оно и должно стоить дорого.

И, наконец, по расчетам Вишнякова, с учетом установленных государством экспортных пошлин на нефть цена бензинов сегодня должна быть такой же, какой она была в 2008 году при цене нефти в 107 долларов за баррель. В июне 2008 года литр 92-го бензина стоил 23,10 рубля, сейчас – 22,40 рубля.

Интересно, что высокая цена на бензины поддерживается сегодня и тем, что в кризис дизельное топливо фактически стало для НПЗ отходами. Из тонны нефти в России до сих пор получают только 10 – 12% бензина и 45% – дизельного топлива. Российская промышленность восстанавливается крайне медленно, грузовой автотранспорт используется значительно меньше, чем в период развития экономики, поэтому топливному рынку сегодня не хватает именно бензина.

Дело дошло до того, что НПЗ стало некому сбывать солярку. Парадоксально, но факт: в 2008 году перед кризисом цена дизельного топлива приближалась к цене 95-го бензина, потому что промышленность работала, а машины исправно перевозили произведенную продукцию. Если бы при переработке тонны нефти наши заводы получали хотя бы 20% бензина, это, по мнению членов ВОТА, стабилизировало ситуацию на рынке.

УФАС пристально следит за ценами

С 2008 года УФАС по Владимирской области ежемесячно мониторит уровень цен в регионе по каждому виду топлива и по ценовым сегментам. Повод к строгому контролю дало резкое падение оптовых цен и неизменно высокий уровень розничных цен на топливо с января по апрель 2009 года. После изучения рынка УФАС возбудило административные дела против нескольких компаний, реализующих нефтепродукты в областном центре, по признакам злоупотребления доминирующим положением на рынке (ООО «Техно-Ойл» и ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт») и по признакам согласованных действий по поддержанию цены на бензин (ООО «Оптон» и ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт»).

Неконкурентное, с точки зрения УФАС, поведение представленных на рынке Владимирской области топливных компаний отслеживалось весь

2009  год. В конце года было вынесено решение о злоупотреблении доминирующим положением в отношении ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефте-продукт» с возложением на него административных санкций в размере 3 млн рублей.

– Сейчас, когда мы с вами разговариваем, идет судебное заседание, в котором ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» обжалует наше решение, – сообщил «Призыву» Вадим Соловьев. – Он объясняет завышенные розничные цены 2009года тем, что большая партия бензина была закуплена тогда по старой завышенной цене. Мы в шутку назвали эту закупку «северным завозом».

В тот период, по данным ВОТА, оптовая наценка на нефтепродукты составляла 50 – 60%. По словам Рустама Вишнякова, за 18 лет его работы на топливном рынке это было всего один раз и на протяжении небольшого по времени периода в 2-3 месяца. Тогда нефти было очень много, и вертикально интегрированным нефтяным компаниям на внешнем рынке ее приходилось продавать за бесценок. Убытки составляли 100 долларов с тонны.

В 2010 году оптовая и розничная цены ведут себя вполне предсказуемо, то есть динамика розничных цен соответствует динамике серьезно выросших оптовых. По этой причине руководство центрального аппарата ФАС поручило территориальным управлениям удержать рост розничных цен на дизельное топливо в период посевной. Судя по комментариям ВОТА о перенасыщении рынка нефтепродуктов дизельным топливом, поручение будет успешно исполнено.

Рынок станет более прозрачным

По оценке специалистов, в среднем наценка на топливо в РФ составляет 15 – 2 0%. Операторы рынка, напротив, считают, что жить безбедно можно только при 25-процентной наценке. В связи с этим ФАС предложило правительству в законодательном порядке ввести 35-процентный барьер предельного доминирования той или иной компании на топливном рынке в связи с тем, что на двух рынках – на рынке наружной рекламы и торговых сетей – эти ограничения уже введены, что дало положительный эффект. Если доля какой-либо компании на топливном рынке достигнет этого предела, она не сможет получить разрешение на строительство дополнительных АЗС на территории данного региона.

Кстати, по словам Вадима Соловьева, доля ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» в границах ряда территорий Владимирской области составляет более 35%. Столь осторожное определение зон доминирования появилось в связи с указанием судов, что «потребитель из Мурома не поедет заправляться в Петушинский район», следовательно, злоупотребление преимущественным положением нужно определять на локальных рынках.

– Мы вынуждены изучать поведение компаний в границах города Владимира, Мурома или, например, Муромского района, – рассказал Вадим Соловьев. – Суды принимают во внимание именно доступность АЗС для потребителя.

Второй путь, который предложил для демонополизации топливного рынка ФАС, – введение формулы ценообразования на бензин и постепенный выход независимых операторов рынка, у которых нет материнской вертикально интегрированной нефтяной компании, на биржевую торговлю.

– От введения формулы ценообразования на бензин не стоит ждать чуда, –  предупредил участников рынка еще в декабре 2009 года директор по развитию и маркетингу ИАЦ «Кортес» Павел Строков. Эксперт подчеркнул, что цены на бензин могут не только снизиться, но и подняться, потому что ситуация будет зависеть от очень многих факторов. Зато более понятным станет процесс формирования цены, что повысит прозрачность рынка.

Вертикально интегрированные нефтяные компании восприняли инициативу ФАС в штыки, хотя им ничто не мешает торговать на зарубежных биржах. Они пытаются доказывать, что устроить биржевые торги в России им помешает различная глубина переработки нефти и несоизмеримые затраты на производство нефтепродуктов.

–  У ФАС сейчас нет другого ориентира, кроме мирового рынка, – пояснил Павел Строков. –   Это не значит, что такая ситуация будет вечной. Скорее всего, через некоторое время, когда заработает российская биржа, произойдет некоторое смещение ориентиров, но смысл предложенной формулы останется тем же. Место мирового рынка займет некий биржевой показатель.

ФАС уверена, что сезонные всплески цен будут всегда, пока ситуацию не отрегулирует биржевая торговля подобно тому, как это в свое время сделал федеральный оптовый рынок электрической энергии и мощности. Биржа позволит легализовать цены, сделает рынок более демократичным, конкурентным и прозрачным.

Однако, по мнению ВОТА, введение формулы ценообразования на нефтепродукты с использованием альтернативной экспортной цены есть не что иное, как переход от рыночных методов управления экономикой к административным. Имеет смысл применять этот инструмент в период войны или кризиса, но внедрение его в практику чревато возвращением к застойным советским временам, когда бензин стоил 20 копеек, но при этом его не было ни на одной из 7 владимирских заправок (сегодня их в 6 раз больше).

Кроме того, в России действу ют несколько бирж – Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа, Московская межрегиональная биржа нефтегазового комплекса – и несколько электронных торговых площадок, но на них ни нефть, ни нефтепродукты практически не торгуются – нет нужды.

– Чтобы биржи заработали, нужны свободные продавцы нефти и нефтепродуктов, а у нас почти вся нефть производится вертикально интегрированными нефтяными компаниями, и все НПЗ принадлежат им же, – резюмировал президент ВОТА Рустам Вишняков. – Кому они будут продавать нефть на бирже – самим себе?

С точки зрения ВОТА, пока добыча и нефтепереработка не разделены, говорить о биржевой торговле в нашей стране нет никакого резона. Следует ориентироваться на цены Лондонской биржи, что все сегодня и делают.

Ольга Романова

Просмотры: