Георгиевский скит – обитель преподобного Сергия

Преподобный Сергий Радонежский, один из наиболее почитаемых на Руси святых, основал несколько монастырей. Наиболее известным из них является Троице-Сергиева лавра в Подмосковье, но и в пределах нынешнего Владимирского...

Преподобный Сергий Радонежский, один из наиболее почитаемых на Руси святых, основал несколько монастырей. Наиболее известным из них является Троице-Сергиева лавра в Подмосковье, но и в пределах нынешнего Владимирского региона также есть обители, начало которым положил радонежский игумен. Прежде всего, это киржачский Благовещенский монастырь. Однако есть и другая пустынь, также устроенная самим преподобным, которая сегодня, без сомнения, является наиболее труднодоступной из всех сергиевских обителей. Это Георгиевский скит, расположенный по старому счету в 16 верстах западнее Гороховца среди лесов и болот на левом берегу Клязьмы.

Известие о возникновении Георгиевской пустыни содержится в нескольких летописях. В 1365 году Сергий Радонежский по просьбе митрополита Московского Алексия и юного великого князя Дмитрия Ивановича (будущего Донского) направился в Нижний Новгород для того, чтобы повлиять на нижегородского князя Бориса Константиновича, который спорил о власти с братом Дмитрием – союзником Москвы. Преподобный пришел в Нижний пешком (!) и, пригрозив отлучением от церкви, смирил гордого Бориса. На обратном пути уже тогда прославленный игумен благословил строительство пустыни неподалеку от Клязьмы, где была устроена деревянная церковь в честь Святой Живоначальной Троицы. По преданию, Сергий Радонежский подарил новоустроенной обители серебряный позолоченный напрестольный крест, который сохранялся там до 1930-х годов.
Новая пустынь не теряла связей с Троице-Сергиевым монастырем, а при жизни преподобного – и с ним самим. После победы русских войск в Куликовской битве, перед которой Сергий Радонежский лично благословил Дмитрия Донского и его войско, в Троицкой пустыни близ Гороховца был выстроен второй деревянный храм в честь святого Георгия Победоносца – в память великой победы над татарами хана Мамая. С той поры пустынь стали называть Георгиевской. Однако даже после разгрома на Куликовом поле наследники Мамая, пользуясь раздорами на Руси, не раз опустошали ее пределы.
Зимой 1541 года крымский хан Сафа-Гирей с 30-тысячным войском разорил земли нынешнего Владимирского края. В числе прочих был сожжен город Стародуб на Клязьме, и тогда же была полностью уничтожена и Георгиевская пустынь. Немногие оставшиеся в живых старцы бежали в лесные дебри и там вместе со своими последователями скрывались почти полвека. Только в 1590 году к сыну Ивана Грозного царю Федору Ивановичу обратился соборный старец Троице-Сергиева монастыря Варсонофий Якимов с просьбой помочь восстановить Георгиевскую обитель. Царь повелел выстроить в пустыни новый храм и собрать братию, пожаловав им вотчину Конюш-остров в Муромском уезде, "чтобы Угодника Христова Сергия славилось начало".
К 1628 году в Георгиевской пустыни уже имелись храм в честь св. Георгия Победоносца, кельи и деревянная ограда. В обители проживали иеромонах Гермоген и 10 иноков. Около обители возникла и крестьянская слободка из 14 дворов. Монастырю принадлежало 14 озер и 13 истоков с богатыми рыбными ловлями.
Одним из последних настоятелей Георгиевской пустыни стал строитель Прохор (Спесивцев), вклад которого – массивное напрестольное Евангелие в окладе из позолоченного серебра, пожертвованное в 1691 году, долго сохранялось в Георгиевской церкви как реликвия. В начале XVIII века в царствование Петра I пустынь запустела, а в 1764 году по указу Екатерины II все небольшие монастыри были упразднены и в их числе – Георгиевская пустынь. С того времени обитель Сергия Радонежского стала центром обычного сельского прихода и получила название село Георгиевская Слободка. В 1782 году старые деревянные Троицкая и Георгиевская церкви были перестроены в одну Троицкую с Георгиевским приделом.
В приходе Георгиевской Слободки к 1898 году насчитывалось около 800 человек, не считая старообрядцев, с 1894-го там действовала церковно-приходская школа. Одним из последних тамошних настоятелей стал священник Василий Ключарев, назначенный в Георгиевскую церковь в 1899-м. Однако в 1930-е годы храм в Георгиевской Слободке закрыли. Долгое время церковное здание использовалось местным колхозом для различных хозяйственных целей. Потом пожары и люди завершили уничтожение того немногого, что еще хоть как-то напоминало о Георгиевской пустыни, казалось, навсегда. Тем более что и сам населенный пункт Георгиевская Слободка, именовавшийся как деревня Егорий, перестал существовать.
Очередное, уже третье по счету рождение обители преподобного Сергия состоялось в 1996 году. Восстанавливалась пустынь в качестве Георгиевского скита гороховецкого Николаевского монастыря благодаря инициативе и энергии настоятеля обители игумена Петра (Радзина). И хотя в октябре 2001-го игумен был переведен в Смоленскую Зосимову пустынь в Александровском районе, где спустя полтора года безвременно скончался всего лишь в 46-летнем возрасте, начатое им дело с успехом продолжается до сих пор.
Нынешний скитоначальник иеромонах Аристарх, подобно самому Сергию Радонежскому, работает не покладая рук, в том числе и за водителя, и за лодочника. Скит расположен на пойменном левом берегу Клязьмы, причем ближайший мост имеется лишь в Гороховце, да и то – наплавной, наводящийся лишь в летнюю пору. Поэтому без лодок в повседневной монастырской жизни не обойтись. Река Клязьма неподалеку от деревни Перово Вязниковского района, где обычно переправляются иноки, в ширину достигает 400 метров. Течение достаточно сильное, поэтому на узкой лодчонке перебраться с берега на берег, да еще и с пассажирами на борту, весьма непросто. От лодочника требуется немало сноровки, чтобы лодку не снесло течением. Одно неосторожное движение, и утлый челн вообще может перевернуться! Но с молитвой насельники скита переправляются через Клязьму в любую погоду.
Чернобородый неразговорчивый инок Вячеслав, главный лодочник скита, орудует одинарным веслом с виртуозной ловкостью, успешно борясь с течением и ветром, направляя бег легкой лодочки в нужную точку на берегу.
Лучше всего добираться в скит весной в высокую полую воду. Тогда можно пользоваться моторкой. Георгиевская пустынь когда-то была основана при впадении Луха в Клязьму. Сегодня от прежнего русла осталась лишь извилистая старица. Но в половодье катер может подняться по "Старому Луху" прямо к нынешнему скиту. Там даже имеется деревянный причал для почетных гостей, которые, в основном, и наведываются в скит в конце весны. Летом же, переправясь через Клязьму, до скита надо преодолеть еще около четырех километров отвратительной лесной дороги. Неподалеку от Вязников и Гороховца ныне проводятся соревнования внедорожников. Но никакие искусственные трассы не сравнятся с колеей из жидкой глины вперемешку с огромными пнями и корнями деревьев, рытвинами и ухабами, ведущей в Георгиевский скит. К тому же природе "помогают" кабаны, которые расплодились вокруг в изобилии и, словно диверсанты, местами напрочь перекапывают и без того непроезжую дорогу. Даже "уазик" отца Аристарха проходит этот путь с большим трудом. Если бы не труды братии, которая расчищает колею, добраться до скита от реки и вовсе было бы невозможно. Есть, правда, и другая дорога – за 25 верст в объезд через Гороховец, причем за мостом ее качество почти не отличается от прямого пути от перевоза через реку.
Тот же скитский "уазик" с "блатным" номером 001 передвигается не иначе, как чудесным образом. Каждый раз, перед тем как заводить машину, иноки творят молитву. И мотор вопреки всем законам техники оживает!
В распутицу скит порой неделями отрезан от Большой земли. Труднее всего во время ледостава и ранней весной. По тонкому неокрепшему льду иноки перебираются втроем или вчетвером, обвязавшись длинной веревкой. Если кто-то проваливается под лед, то остальные его вытаскивают. Подобная переправа порой напоминает пресловутую "русскую рулетку", но благодаря покровительству преподобного Сергия все всегда кончается благополучно.
Строения скита, расположенные рядом со старицей Луха в окружении дремучего леса и непролазных болот, состоят из десятка домиков-келий и различных хозяйственных построек. Кроме видавшего виды "уазика" в скиту имеется ГАЗ-66 и трактор МТЗ. Электричества в скиту нет, имеющиеся дизель-генераторы используются редко и экономно. Многое из необходимого для жизни братия делает своими руками. Там имеются обширный огород и массивная теплица. Отвечающий за них инок Сисой с гордостью показывает содержащееся в образцовом порядке хозяйство. Огурцов, помидоров и капусты, собранных с монастырских плантаций, обитателям скита (всего там сейчас проживают 8 насельников) хватит на весь год. Хорошим подспорьем является и рыбная ловля. В окрестных озерах и сейчас обилие рыбы. А в лесах столько грибов, что иноки берут почти одни белые, презрительно игнорируя "всякие челыши", не говоря уже о маслятах и сыроежках. А в лесу поблизости полным-полно разного дикого зверья, и совсем неподалеку от обители обосновался пришедший из Ивановской области мишка:
Молоком, сливками и сметаной скит обеспечивает буренка-кормилица, за ней, как и за недавно появившимся на свет теленком, старательно ухаживает инок Олег, который одновременно несет послушание на клиросе. Внушительные стога сена, заботливо укрытые пленкой, являются непременной деталью местного пейзажа.
В центре скита находится деревянный храм в честь преподобного Сергия Радонежского, выстроенный в старинных архитектурных традициях об одной главе с двухъярусной шатровой звонницей. Наверху имеются 4 средних колокола и несколько колоколов поменьше. Колокольный звон из скита, особенно в погожий день, долетает до Клязьмы, и заезжим туристам на речном берегу кажется, что это эхо от скрытого в глубинах вод былинного града Китежа.
Еще один колокол укреплен на стене одной из келий, в которой имеется небольшая домовая церковь. Это даже не колокол, а корабельная рында, подаренная обители в Гороховце. По ее сигналу братия собирается на молитву, в церковь и на трапезу.
Практически все, хоть раз побывавшие в скиту, сходятся во мнении, что это место особенное, намоленное и благодатное. В обители преподобного Сергия каждого охватывает чувство душевного покоя и просветленности. Знающие люди утверждают, что эти ощущения очень схожи с теми, что дарит паломникам Троице-Сергиева лавра.
Трудно поверить, что всего в нескольких километрах от шумной и пыльной трассы Москва-Нижний Новгород, неподалеку от крупных сел, на глухом заречном берегу за лесами и болотами идет совсем иная, столь непохожая на мирскую уединенная иноческая жизнь. В Георгиевском скиту кажется, что время остановилось, и из леса того и гляди выйдет смиренный старец с дорожным посохом в ветхой ризе и лыковых лапотках с особенным ясным взглядом из-под насупленных бровей – как это уже случилось 644 года тому назад:

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике