Деньги подземелья

Под землей теперь развлекаются, а не прячутся. Наследие "холодной войны" находит сегодня самое тривиальное применение По данным ГУ МЧС по Владимирской области, в нашем регионе насчитывается свыше 200...

Под землей теперь развлекаются, а не прячутся. Наследие "холодной войны" находит сегодня самое тривиальное применение
По данным ГУ МЧС по Владимирской области, в нашем регионе насчитывается свыше 200 бомбоубежищ. Только в одном Владимире – больше 100. Как показала проверка, половина из этих объектов не используется для народнохозяйственных целей и не пригодна в качестве убежищ.

Приватизировали на свою голову
В лучшем случае на их месте располагаются кафе или склады, в худшем – подвалы, затопленные грунтовыми водами или обжитые бомжами. Такие объекты практически не подлежат восстановлению.
– Раньше убежища строило и содержало государство, – говорит заместитель начальника управления гражданской защиты ГУ МЧС России по Владимирской области Руслан Блинов. – Советский Союз распался, прошла приватизация. Что получили в итоге? Многие убежища со временем потеряли свои защитные свойства. Потому что их инфраструктуру годами никто не поддерживал. Что-то было незаконно приватизировано, а сейчас "оторвать" эти объекты в пользу государства уже невозможно. Истек срок исковой давности. Мы все равно не сдаемся – судимся за право вернуть убежища в собственность государства, но тщетно. Суды проигрываем.
Вообще-то, сдавать убежища под кафе и склады законом не запрещено при условии, что при этом они не будут перестраиваться. Склады не должны занимать площадь более 40 процентов. В случае начала войны или стихийных бедствий эти объекты станут использовать по прямому назначению.
Знаете ли вы, что в ЦУМе "Валентина" есть бомбоубежище? На его месте теперь – развлекательное заведение . Представители МЧС как раз и судились по поводу этого "лакомого кусочка". В ЦУМе большая часть площадей приватизирована, а часть так и осталась в государственной собственности. Например, коридор, который ведет в убежище, – в частной собственности. Чтобы попасть на стратегический объект, каждый раз нужно спрашивать разрешения собственника. Теоретически туда могут и не пустить.
В бомбоубежище на Большой Московской возле арки, ведущей к вокзалу, располагается кафе. Практика показывает, что, когда у объектов гражданской обороны есть арендатор, это гораздо лучше. Убежища хотя бы не деградируют.
Бомбоубежища есть на каждом крупном предприятии области. Во времена "холодной войны" предполагалось, что бомбовая атака в первую очередь ударит по фабрикам и заводам. Поэтому работники предприятий должны искать спасения под землей.
В более-менее сносном состоянии бомбоубежища на заводе имени Дегтярева в Коврове. Все-таки предприятие оборонное. Нет нареканий по Вязникам. А вот в Муроме и Гусь-Хрустальном проблемы есть.
Самое идеальное убежище во Владимире – на заводе "Точмаш". Эмчеэсники проводят там учения. На Кольчугинском заводе цветных металлов защитные сооружения затоплены. На Владимирском тракторном заводе примерно та же картина. Предприятие было на грани развала, и до стратегических объектов у руководства попросту не доходили руки. За несколько лет система гидроизоляции практически разрушилась.
Имеется свое убежище в "Белом доме", надо думать, к нему претензий нет. Зато в здании владимирской мэрии прятаться от бомб негде. Убежище для руководства города находится в Юрьевце и сейчас ремонтируется. Ежегодно в каждом субъекте Федерации на федеральные средства основательно восстанавливается по одному убежищу. Например, в позапрошлом году в Муроме полностью привели в порядок такой объект. На эти цели потрачено несколько миллионов рублей. Там созданы идеальные условия – установлены новая вентиляция, герметические двери, противовзрывные ставни. Полы выложены плиткой, красуется современная сантехника. Заселяйся и живи.

Куда бежать, если война?
Спрашиваю у эмчеэсника Руслана Блинова, куда бежать, если завтра война?
– Будет подан сигнал гражданской обороны: "Внимание всем!". После чего передадут сообщение по телевидению или радио. Организуем эвакуационные пункты. Основной способ защиты населения – эвакуация. Возьмем любую деревню, любое сельское поселение Суздальского района. По загородной зоне противник, как мы считаем, бить не станет. Он будет бить по городам, стратегическим объектам.
– К тому же Суздаль находится под защитой Женевской конвенции! – уточняет начальник отдела государственного надзора в области гражданской обороны Петр Денисов.
– Да, Суздаль в этом плане – место безопасное. Посмотрим, пойдет враг против Женевской конвенции или нет? – подхватывает полковник Блинов. – Возьмем сущность гражданской обороны. Она свое развитие получила в эпоху "холодной войны", американо-советского противостояния. Расчет шел на ракетно-ядерный удар. Так?! Бомбоубежища строились, чтобы укрыть население, сохранить работоспособность экономики. Строились предприятия, которые в соответствии с оборонным заказом в условиях военного времени должны выпускать ту или иную продукцию. Необходимо было уберечь персонал этих предприятий, сохранить производство.
– Все мы смотрели фильмы о войне. Начинается бомбежка – люди бегут в бомбоубежища:
– А вы бегите в подвал! Подвал можно отнести к объекту гражданской обороны. Он сдержит определенное давление ударной волны и служит в том числе противорадиационным укрытием. Такое укрытие в случае прямого попадания бомбы в подвал, конечно, не спасет. Но если здание рухнет – подвал останется, а люди уцелеют. Проникающая радиация, как поражающий фактор ядерного взрыва, попадет и туда, но если защитные меры будут применены, она может и не пройти, или облучение будет с коэффициентом ослабления. Уже кое-что!

Хотите противогаз? Пожалуйста!
Как выяснил наш обозреватель, при желании любой владимирец на случай ядерной войны может приобрести даже противогаз. В самом деле, вы видели, чтобы средства индивидуальной защиты находились в широкой продаже хотя бы в военторге? Я лично нет. Россия – не Северная Корея, и вроде бы официальных врагов у нас нет, если не считать президента Грузии Саакашвили. Оказывается, во Владимире работают представительства фирм, которые продают индивидуальные средства защиты. Услуга ориентирована, разумеется, не на рядовых граждан, а на различные предприятия. Но при желании и самый обычный человек может заказать себе противогаз, респиратор или защитный капюшон. Например, самый дешевый противогаз стоит 590 рублей, а самый дорогой – 1323 рубля.
Как заверили в МЧС, наш регион полностью укомплектован индивидуальными средствами защиты. Другое дело, что одна треть стратегических запасов требует замены. Срок хранения противогаза – 25 лет. По истечении этого времени его нужно менять. В 90-е годы прошлого века этим, естественно, никто не занимался. Так что не всем хватит исправных противогазов. Одна надежда – мир пока не под угрозой. Вроде бы:

Андрей ТРОХИН

Наше досье

Что такое бомбоубежище?
Бомбоубежище – защитное сооружение, объект гражданской обороны, предназначается для защиты укрываемых от оружия массового поражения в военное время и стихийных бедствий в мирное, а также для нужд народного хозяйства и обслуживания населения.
Бомбоубежища были широко распространены в период Второй мировой войны. Одним из самых известных бомбоубежищ времен Второй мировой является фюрербункер, в котором провел последние месяцы Гитлер. Позднее, во времена "холодной войны", в странах, втянутых в эскалацию конфликта, активно строились противоатомные бункеры, называемые по старинке бомбоубежищами.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике