Леонид Алексеевич Кузьмин: редактор-рекордсмен

Сегодня редакция «Призыва» отмечает значимый юбилей - 100-летие родной и любимой владимирцами газеты

Потому так хочется рассказывать и рассказывать о тех, кто делал эту историю, о тех, чья жизнь – тоже история. А это значит, что «Призыв»  зовёт нас всех – молодых и стариков – в прошлое, в котором, в отличие от настоящего, есть некоторая завершенность. Ведь всё, о чём мы поведаем в этом очерке, – уже было! Так давайте оглянемся назад и познакомимся с удивительным человеком – Леонидом Алексеевичем Кузьминым, в прошлом веке без малого 25 лет возглавлявшим газету «Призыв». Больше, кажется, никому из её предыдущих и последующих редакторов этот рекорд побить не удалось. Не случилось…

Как закалялась сталь

Он работал как Бог. Целый день в мытарствах, до ночи – читки материалов, вычитки полос. И как бы поздно кто не задерживался на работе, уходя, он всегда видел с улицы светящееся окно кабинета редактора.

Жизнь Леонида Алексеевича Кузьмина была бурной, многогранной, а сам он был человеком страстным, неутомимы и полным кипучей энергии.

Родом Леонид Кузьмин из старинного города Александрова, с XIV века известного как Александровская слобода. А в XVI веке город был резиденцией Ивана Грозного, что являет собой предмет гордости всех александровцев. Ещё до войны там была развита промышленность, а статус Александрова как крупного железнодорожного узла обязывал готовить кадры для его обслуживания. Рабочие профессии были в те годы в чести, потому Леонид после школы, не раздумывая, пошёл в ФЗУ (фабрично-заводское училище, предшественник ПТУ), по окончании которого стал помощником машиниста паровоза.

Работа парню нравилась: романтика – новые города и веси, а прогоны какие – залюбуешься на природу!

Скоро, после того, как поработал Леонид машинистом, трудолюбивого и смекалистого специалиста перевели на работу мастером производственного обучения в его родном железнодорожном училище. А ещё через некоторое время Леонид стал мастером другого ФЗУ – при радиозаводе. И на новой работе Кузьмин проявил себя с хорошей стороны. Самостоятельность молодого специалиста, его настойчивость и целеустремленность позволили руководству завода назначить его на должность директора этого специального учебного заведения.

Но вскоре началась война. Радиозавод как стратегическое оборонное предприятие вместе с училищем были эвакуированы в Петропавловск (Северный Казахстан). Легко сказать… А дело было не из лёгких: демонтировать станки и линии, упаковать всё оборудование и учебные принадлежности, погрузить в вагоны и обеспечить сопровождение… Конечно, главную скрипку в эвакуации играла дирекция завода, но и Кузьмин там был не последний человек. А ему-то ведь только исполнилось 26 лет…

На новом месте, как во всей нашей стране, вновь прибывшие жили и трудились по законам военного времени. Недоедали, недосыпали, делали всё, чтобы снабдить фронт всем, что от них требовалось.

Скоро местное партийное руководство обратило внимание на директора ФЗУ, человека молодого, но очень решительного и даже настырного, – качества столь необходимые в преодолении возникающих в жизни проблем. Ему была предложена работа в партийных органах.

Теперь Леониду Алексеевичу надо было выполнять, пожалуй,  наиответственнейшую работу – мобилизацию людей на ударный труд ради обеспечения фронта продовольствием. И здесь проявились его незаурядные организаторские способности. И он справился. А за одну операцию – он возглавил десант коммунистов на спасение из-под снега урожая пшеницы – был награждён считавшимся боевым Орденом Красной Звезды.

Да, Казахстан это – Средняя Азия, воспринимаемая россиянами, как вечная жара, горы фруктов и овощей. А вот север Казахстана – это почти Сибирь: и снега, и морозы под тридцать. Так что жена Леонида Алексеевича, по воспоминаниям их детей, долго не могла без слёз вспоминать, каким муж вернулся из глухой, необжитой, открытой всем ветрам степи – почерневшее лицо и потрескавшиеся, кровоточащие от мороза и ветра губы.

По возвращении после войны во Владимирскую область Леонид Алексеевич, как уже состоявшийся партийный работник, продолжил эту линию деятельности. Он возглавил партийную организацию самого крупного и сложного Гусь-Хрустального района.

Главный корреспондент

Ещё со школьных лет у Леонида предметом особого почитания были культ познания и культ книги. Поэтому, наверное, не случайно, работая на радиозаводе, крупнейшем в стране предприятии, впоследствии одним из первых приступившим к выпуску телевизоров, Леонид Алексеевич, как человек начитанный и грамотный, редактировал заводскую многотиражку. И это ему очень нравилось, но было чем-то вроде увлечения, по сегодняшнему – хобби. Но внимание на Кузьмина обратило Владимирское областное руководство по другим его качествам: никогда, на каком из руководящих постов он ни был, не позволял никому писать за себя доклады и выступления – всё делал сам. К тому же обладал незаурядными ораторскими способностями – очень достойная кандидатура для рекомендации на учёбу в ВПШ (Высшая партийная школа при ЦК КПСС).

Единственный из четвёрки отправленных в Москву владимирцев Леонид Алексеевич закончил учёбу с отличием. И был по возвращении утверждён редактором областной газеты «Призыв».

Какой была напряжённой работа, сколько энергии, какого профессионализма требовалось от всех сотрудников редакции, если учесть, что газета была – ежедневной, а техника печати – примитивная, набор текста – ручной… Молодым в компьютерный-то век это представить трудно.

Да и газета была другая – полный комплект отделов: промышленности, сельского хозяйства, учащейся молодёжи, культуры, спорта и, конечно, писем, по тем временам – самый главный. Ведь письма читателей были пищей газеты. Это – новости, это жалобы, просьбы о помощи, критика в адрес начальства, чиновников, коммунальных служб и т.д., сообщения о передовых методах труда, проведённых мероприятиях, значимых событиях, происшествиях… Всего не перечислить.

На собрании в редакции газеты “Призыв”. 1970-е

В функции отдела писем входила регистрация всей почты, распределение согласно тематике по отделам, где заведующий передавал их своим сотрудникам-корреспондентам.  Каждое письмо должно было быть в действии: или опубликовано, или проверено и подготовлен материал, или отправлено в соответствующую, чаще вышестоящую организацию для принятия мер.

Обязательно при этом редакцией должен был получен ответ – какие приняты меры. Потом если ничего не сделано, газета выступает с критикой в адрес чиновника, не откликнувшегося на сигнал читателя. У учётчика отдела писем был работы – выше крыши. Беспризорной не оставалась ни одна корреспонденция, даже (а это случалось) нелепая.

Ежедневно в редакцию приходили десятки писем. В год их набегало до 15 тысяч. Простые люди – читатели знали: в «Призыве» их письма обязательно прочтут и по ним будут приняты действенные меры. Люди доверяли газете. Контроль прохождения письма в отделах вёл тот же отдел писем. И, конечно, за этим зорко следил редактор: в глазах читателя нельзя было запятнать честь, чистоту и правду газеты. Он, читатель, был главным для неё. Недаром подписка выросла при Леониде Алексеевиче до 80 тысяч экземпляров в день. Это значило, что практически каждая семья области получала «Призыв».

Особый лоск, живость восприятия, читабельность газете придавало жанровое разнообразие публикаций. Несомненно, главными жанрами для ежедневной газеты были информация и репортаж с места событий. Чем в первую очередь интересовался читатель. А любимыми – очерки об интересных и знаменитых людях, гостях нашего края, фельетоны, юморески, нынче, к сожалению, практически вымершие.

Как правило, в любой редакции, и «Призыв» не исключение, не все газетчики в равной мере  успешно владели каждым из этих жанров. И редактор, конечно, знал пристрастия и возможности своих сотрудников, поручая им то или иное задание. При этом редактору, главному дирижеру оркестра журналистского сообщества, были просто необходимы недюжинное чутьё и особый дар предчувствия успеха публикаций, коими сполна обладал Леонид Алексеевич Кузьмин.

Большой заслугой Л.Кузьмина стало возведение здания редакции газеты «Призыв» (и там же, кстати, находился СЖ) на улице Диктора Левитана. Правда, при экс-губернаторе его «умыкнули», точно так же, как ранее господа демократы украли у нас День печати 5 мая, который любили все журналисты и отмечали выездом за город. Не понравилось им совпадение с датой выходы газеты «Правда» и днём рождения Карла Маркса. Сделали  13 января – день выхода первого номера газета «Ведомости» при Петре I. Эту дату никто из журналисткой братии не помнит.

И повторится всё

О том, как мир огромен и прекрасен, семья Тамары Иосифовны Дембинской знает не понаслышке: они исколесили матушку Русь вдоль и поперёк. Дедушка её был железнодорожником, а бабушка вообще из потомственных железнодорожников, водивших поезда ещё по Николаевской железной дороге с момента её создания. Образованная и благополучная семья из поколения в поколение передавала чувство приобщённости к искусству, страсть к учению и труду – себе в радость и другим на пользу.

Леонид Алексеевич с женой Тамарой Иосифовной

Тамара, как все в их семье, была очень музыкальна: по слуху играла на гитаре, балалайке, ксилофоне, фортепиано. Хорошо пела.  Но пристрастия и способности её были так многогранны, что можно диву даваться. Ещё девочкой, например, отец пристрастил её к рыбалке. И можно себе представить, каким верным своей страсти человеком она была, если уже в почтенном возрасте становилась чемпионом Владимирской области и призёром РСФСР по подлёдному лову. С детства Тамара увлекалась ещё и спортом, делала успехи, особенно в лёгкой атлетике. Потому по окончании школы в 30-е годы её пригласили там же преподавать физкультуру. Ученики, по воспоминаниям её детей, очень любили мамины уроки – за живость, увлечённость учителя, за фортепианное сопровождение их физических упражнений.

Из школы Тамара перешла на работу в ФЗУ при Александровском радиозаводе, где совмещала две должности – воспитателя группы и библиотекаря. Здесь и пересеклась её судьба с будущим мужем Леонидом Кузьминым, с которым они и прожили нелёгкие, но счастливые 44 года. У них родилось четверо детей – три дочери и сын, воспитание которых легло на плечи Тамары Иосифовны: отец уж больно был занят работой. Хотя его пример, авторитет были всегда непререкаемы. Гордилась семья и его титулами, и  наградами: Заслуженный работник культуры РСФСР, Леонид Алексеевич Кузьмин был ещё награждён орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени и двумя – Знак Почёта, многими медалями, почётными грамотами.

Не знаю, кем хотели видеть своих детей Тамара Иосифовна и Леонид Алексеевич, но они, все четверо, стали педагогами. Наверное, сегодня это звучит парадоксально, но ещё полвека назад, когда наши герои выбирали свой жизненный путь, учителем, наставником молодёжи было быть престижно. К тому же, у этих четырёх людей перед глазами были примеры бабушек, родителей, своих учителей и явное уважение всех граждан страны к этой самой гуманной и целомудренной профессии.

Сорок лет проработала в школе старшая дочь Кузьминых Светлана. Судьба, кажется, с детства определила её выбор: начиная с третьего класса она, отличница учебы, занималась с отстающими учениками. После окончания Московского пединститута её карьера шла по нарастающей: учитель физики, заместитель директора, директор одной из московских школ, Светлана Леонидовна избиралась депутатом II Всесоюзного съезда учителей, стала Отличником народного просвещения, кавалером Ордена «Знак Почёта».

Вторая дочь – Карина, очень рано ушедшая из жизни, тоже успела проработать в школе не так уж мало – 20 лет. Окончив Владимирский пединститут, она работала сначала по направлению в Мордовии, потом в школе №9 г. Владимира учителем немецкого языка, заместителем директора. Получила звание Отличник народного просвещения.

Третьим в семье Кузьминых стал сын Леонид, родившийся в эвакуации, в Казахстане. Он окончил биолого-химический факультет Владимирского пединститута. Заслуженный эколог Российской Федерации. Награждён почётным знаком «За творческий педагогический труд». Кандидат биологических наук, доцент. Научные исследования, легшие в основу его диссертации, он проводил на Западном Таймыре. После защиты работал научным сотрудником Института биологических проблем Севера АН СССР (Магадан). Всего в Арктике и Субарктике Леонид Леонидович  провёл  9 полевых сезонов. Четыре раза проезжал по Колымской трассе, дважды был начальником полевого отряда экспедиции на реку Индигирку, в отрогах хребта Черского.

Почти 30 лет Леонид Кузьмин проработал во Владимирском педагогическом институте.  Был первым, и как оказалось, пока единственным заведующим кафедрой экологии и охраны природы. В его багаже 100 научных и научно-методических публикаций. Среди них и такие, по которым учились школьники от Калининграда до Петропавловска-Камчатского.

Но всё это – лишь схематичное перечисление дат, мест деятельности, регалий. Конечно, сухой язык цифр и названий не может раскрыть диапазона творческих изысканий и открытий замечательного, увлечённого своей работой педагога и учёного, сумевшего жить в гармонии с суровой природой Севера. Полярная область вокруг Северного полюса вместе с прибрежной, граничащей с Ледовитым океаном полосой материка только кажутся ледяной пустыней. В действительности же они полны жизни. Кроме мельчайших организмов в виде крохотных морских водорослей здесь живут белые медведи, моржи, киты голубые, касатки и белухи, нерпы, полярные лебеди, гаги, чайки… И это всё видел Леонид Леонидович, ходил снежными тропами, дрейфовал на льдине. Ездил на снегоходах, в оленьих и собачьих упряжках, летал на гидро- и лыжесамолётах.

Наконец. Леонид Леонидович не только созерцал, но и любовался красивейшей северной природой, от которой просто дух захватывает. Я пишу об этом не как дилетант:  в бытность работы в молодёжной газете мне посчастливилось побывать на Таймыре, где в Норильске, на строящемся алюминиевом гиганте-комбинате «Надежда» работал наш комсомольский отряд. Наша журналистская братия устраивала мне, конечно, экскурсии на гидроплане.

Весной, хоть и очень поздней, тундра оживает. Земля, промёрзшая далеко вглубь, покрывается мхами и лишайниками, в которых расцветает море цветов. Но самыми яркими и удивительными являются жарки – яркоогненные, оранжево-красные. Они – как северный талисман, предмет обожания всех художников и авторов поделок, сувениров, непременно запечатлевающих этот божественной красоты цветок на своих полотнах, изделиях из оленьих шкур.

Самая младшая дочь Кузьминых Тамара родилась, когда родителям было уже за сорок. Нянчить её помогали все – и бабушка, и тётя, и сестра Карина, и даже брат Лёня, которому шёл в то время десятый год. А вот в материальном отношении это время оказалось самым тяжёлым. Леонид Алексеевич и Светлана учились в Москве. Отец в ВПШ, а дочь – в институте получали лишь небольшие стипендии. Да и само время тогда было тяжёлое. В 50-е годы страна ещё не оправилась от войны – из руин поднимались города и сёла, возвращались из эвакуации люди, заводы и фабрики восстанавливались. И как ни помогали бабушка и тётя, основные тяготы ложились на плечи Тамары Иосифовны. Летом она собирала грибы и ягоды, зимой – изготавливала поделки на продажу. Крутилась, в общем, как белка в колесе, но оптимизма не теряла.

Большая семья Кузьминых

Праздник в семье наступал, когда на выходные приезжал отец: в квартире воцарялась особая атмосфера, появлялись дразнящие запахи вкусных столичных продуктов. Как вспоминает Леонид Леонидович, отцу в ВПШ давали талоны на обеды, а он экономил, потом отоваривал их, чтоб привести детишкам гостинцы.

Вот и Тамар выросла. После окончания педвуза стала учителем биологии, потом заместителем директора в школе №9. А до недавнего времени она совмещала должность заместителя директора информационно-методического центра с работой учителя школы. Тамара Хлобыстова – Заслуженный учитель РФ, Отличник народного образования. Её дочь Карина окончила естественно-географический факультет. Её выбор был, наверное, не случаен: очень уж заразителен был пример дяди – Леонида Леонидовича замечательного педагога и интереснейшего учёного.

Меня, конечно, заинтересовали повторения имён в семье: это что – традиция? Особенно, конечно, имя Карина – может, что-то связано с Арменией? Ан нет. Ответ Тамары Леонидовны был весьма неожидан:

– Нет, это связано с челюскинцами.

В экспедиции Отто Юльевича Шмидта, пытавшейся пройти из Мурманска во Владивосток за одну навигацию на «Челюскине», случилась беда: их судно было раздавлено льдами. Во время вынужденной зимовки женщина, член команды, родила девочку, которую назвали Кариной в честь Карского моря. А в то время люди были патриотичны, и это событие, затем и благополучное спасение челюскинцев не оставило в стороне и чету Кузьминых – Тамару и Леонида, назвавших свою дочь ставшим в то время таким известным именем. А когда родилась дочь у Тамары Леонидовны, в сторону Севера, напомнив этим давнюю историю, направил стопы брат Леонид. Я помню всплески такого патриотизма в советском обществе: очень многие роженицы, например, называли сыновей Юрами после полёта первого человека в космос Юрия Гагарина.

Да, собственно, можно брать пример и равняться на такую замечательную и успешную семью Кузьминых и главу семейства Леонида Алексеевича, с которого брали пример и на которого равнялись его дети и внуки.

Словно первая любовь

Конечно, основную информацию о жизни и деятельности Л.А. Кузьмина я получила от его детей – Леонида и Тамары, живущих во Владимире. Чтоб иметь представление о «Призыве» тех лет, полистала подшивку газеты в областной библиотеке. Конечно, она была рупором всех важнейших событий в мире, в стране и области. Вся жизнь владимирцев – трудовая, культурная, досуг, учёба и отдых – находила отражение в материалах газеты. На любой вкус, запросы и пристрастия читателя.

А вот о нововведениях редактора-новатора и его организаторских способностях мне рассказали люди,  долгие годы работавшие с Леонидом Алексеевичем.

Начну же я с воспоминаний сына, который, ещё мальчишкой много раз ездил к отцу в Москву, где тот учился.

– Для меня это был такой праздник… Мы ж его редко видели, скучали. А мне уже было 11 лет. Как-то пришёл к нему в общежитие, а он на занятиях. Сижу. Жду. Вдруг заходит мужчина, спрашивает его. Когда узнал, что он на занятиях, представился: Роберт Вассман.

Это был тоже слушатель ВПШ из ГДР, редактор газеты города, где жили западные славяне. Он, мягко говоря, русский язык знал не очень, и Леонид Алексеевич с ним занимался, помогал. Они к тому времени уже подружились. Теперь Роберту надо проверить свои знания по спряжению глаголов, и он спросил мальчика: может ли он ему помочь? Конечно, Лёня выслушал немецкого ученика, где надо – поправил.

– А когда папа умер, Роберт прислал телеграмму: «Мы потеряли настоящего коммуниста, патриота».

Вот так. То, что Леонид Кузьмин – истинный патриот своего Отечества, понял за годы обучения даже иностранец. Об этом же и многом другом рассказали коллеги Леонида Алексеевича. Так, Светлана Игнатьевна Баранова, заслуженный работник культуры СССР, член Союза журналистов, а впоследствии и член Союза писателей России, до прошлого года возглавляла Владимирское отделение СП России. Газета «Призыв» была и её первой и долгие годы единственной газетой, где, как она считает, прошла замечательную школу становления как журналиста. И о редакторе своём у неё самые тёплые воспоминания.

– Это был деловой и очень ответственный человек. Он настолько серьёзно, ответственно подходил к решению каждого, даже незначительного, вопроса, что кто-то удивлялся: мол, что тут думать – раз, два – и в дамки. И очень за всё переживал, домой всегда документы брал, что-то изучал, что-то выверял: никаких ошибок, неточностей или недосказанностей в газете быть не должно. С Леонидом Алексеевичем мы в редакции организовали клуб журналистов. Отмечали знаменательные даты, делились опытом, рассказывали об интересных встречах. Гостями клуба часто становились художники, иногда с выставкой своих работ, актёры, музыканты, директора производств, деятели науки.

Говорят, Леонид Алексеевич был для коллектива как отец родной. Он всех любил. Очень уважительно ко всем относился. Прекрасный семьянин, Леонид Кузьмин эту атмосферу доверительных, дружеских отношений сам, не ведя того, перенёс на коллектив редакции. Он заботился о сотрудниках, добивался выделения им квартир. И сам, постоянно совершенствуя своё      образование, сремился организовывать учёбы своим подопечным…

Кроме всего прочего, при Кузьмине «Призыв» стал базовой газетой для практикантов двух самых главных вузов страны – МГУ и ЛГУ. Студенты-москвичи и ленинградцы ежегодно проходили практику в «Призыве».

Вскоре после назначения на редакторство «Призыва», Леонида Кузьмина избрали председателем Владимирского отделения Союза журналистов СССР. Но нужен был секретарь Союза.

– По рекомендации Леонида Алексеевича я была избрана секретарём, – рассказала Галина Леонидовна Салова. – Я работала тоже в «Призыве», он меня хорошо знал. Но как таковой областной журналисткой организации у нас не было. Все были разобщены, никаких контактов, общих дел. Районная журналистика варилась в собственном котле. А собираться, общаться было не на что – организация не финансировалась. И Леонид Алексеевич очень быстро сориентировался: нужны деньги, и их надо заработать.

Так как у СЖ не было не только денег, но и помещения, все мероприятия, встречи проводились в стенах редакции.

Леонид Кузьмин задался целью укрепить журналистскую организацию, чтобы газетчики всей области могли общаться. Организовали мы при своём клубе фотостудию. Стали выпускать всякие программки, планшеты с фотографиями – сообразно тематике с цитатами под фото. Готовили их к каждому мероприятию или знаменательной дате. Потом их размножали, увеличивали в размере и – продавали. Покупали колхозы, совхозы, учебные заведения, заводы и фабрики. Стали поступать заявки и заказы от райкомов партии, исполкомов. Это ведь была агитация и пропаганда передовых методов труда, людей труда, высоких достижений.

Скоро появились деньги. Мы стали приглашать во Владимир из районных газет. Сами стали ездить по области, а затем и по стране. Где мы только ни бывали! Просматривая фотографии, всё это вспоминается. Вот мы с Леонидом Алексеевичем в белых халатах – смешные такие – в Прибалтике на птицефабрике, в одном из колхозов. Потом был детский сад с тёплыми полами, опять в колхозе – автоматическая дойка коров. Хорошо жили, красиво. Сейчас они, правда, называют нас оккупантами. Так где это видано, чтоб оккупируемые жили лучше оккупантов?

И это всё – поездки, общения Леонид Алексеевич называл расширением кругозора и учёбой – обязательными  для каждого журналиста. Он это всё поощрял, иногда и сам участвовал. Естественно, каждый такой вояж потом отражался на страницах «Призыва».

Скоро о нашей организации заговорили в Москве, к нам стали присылать из других регионов (Иваново, Рязань, Тверь) набираться опыта. И даже иностранных гостей. Да мы и сами уже могли и принимать гостей из-за границы, и сами к ним ездить. Например, из Усти-на-Лабе, города-побратима Владимира.

А главное – по воспоминаниям коллег Леонида Алексеевича Кузьмина, с ним в то время работавших, это любовь его к газете, как к живому существу. Как первая любовь – одна и на всю жизнь.

Надежда Липанс.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике


Обсуждение