«Я лично сам буду резать их на куски и бросать собакам …»

Дело гороховецких саботажников
  • 532

Дело это расследовалось в конце войны. Наши войска уже подступали к Берлину. Возможно, поэтому приговоры фигурантам дали относительно мягкие — по восемь лет лишения свободы каждому. Обычно поступали куда суровее. В военное время могли и к стенке поставить. Подсудимыми оказались молодые люди, уроженцы Западной Украины, которые в этот сложнейший для станы период были не на фронте, а под Гороховцом, работали на лесозаводе.

Липовый «комсомолец»

Лесозавод № 2 Гороховецкого лесокомбината — глубоко в тылу. Вдалеке от войны, получая хороший паек, его сотрудники фактически выступили в качестве «пятой колонны» на стороне нацистов…

Все началось еще в марте 1943 года. Оперативники госбезопасности тогда еще Ивановской области (владимирский регион был учрежден лишь в августе 44-го) получили информацию о группе рабочих Гороховецкого военлескомбината — ярых антисоветчиках. Те агитировали против Советского Союза, выступали за саботаж и вообще всячески позитивно отзывались о гитлеровцах.

Главными подстрекателями оказались рабочие-украинцы Михаил Недельский, Степан Бороденко, Иван Хомик и Адам Омельчук, которым не было и 30-ти лет.

Вот, к примеру, как вещал комсомолец (!) Недельский в сентябре 1943 года, плотно пообедав в заводской столовой и, выйдя на воздух, решив поговорить «за жизнь»:

— Москали хуже чем лорды, одни жулики и обманщики, каких нигде не сыщешь… Дай бог, чтобы Гитлер поскорее расправился с этими москалями, тогда я лично сам буду резать их на куски и бросать собакам, даже не посмотрю на то что у меня комсомольский билет в кармане.

А вот его другое откровение, зафиксированное многочисленными свидетелями:

— Немцы над мирным населением не издеваются, а наоборот создают хорошую жизнь. Немцы, если издеваются, то только над коммунистами и евреями, что и правильно делают». И еще: «Что пишут в наших газетах об издевательствах немцев над мирными советскими гражданами все это неправда. Немцы над мирным населением не издеваются, а издеваются только над коммунистами и евреями. А о том, что издеваются над евреями это факт, так и должно быть.

Вот еще цитата того же Недельского:

— Русские хуже фашистов издеваются над нами, работать на них честно не следует, а нужно силы беречь на будущее, когда вернемся домой.

Можно лишь пожалеть, что этот выродок с комсомольским билетом в кармане не попал к тем же фашистам в их концлагерь, тогда, глядишь, прочувствовал бы, что почем. Хотя такой «щирый парубок», желавший резать советских людей на куски и скармливать собакам, скорее всего, сразу бы в полицаи к оккупантам пошел. Или в палачи, что, в сущности, одно и то же.

Не будем надрываться!

А вот так высказывался Хомик 1918 года рождения (в 44-м ему было 26, его сверстники гибли на фронте, освобождая Украину от гитлеровцев, а этот мордоворот, жируя в тылу, еще и злобствовал):

— Дураки кацапы [русские], что служат в Красной Армии, они воюют за 200 грамм хлеба, которые дает населению Советская власть.

При этом он получал хлеба гораздо больше и уж точно не голодал. А вот еще одно откровение того же Хомика:

— Советской власти приходит конец. Немцы и Япония разделят Советский Союз, восстановят свои порядки, и жизнь трудящихся бесспорно улучшится, а мы уедем на родину и заживем там, как раньше жили до Советской власти.

Вот как описывали свидетели «подвиги» мечтавших убивать советских людей и восхвалявших расправы над мирными жителями:

«Недельский, Бороденко и Хомич не хотели добросовестно работать и часто срывали работу всей бригады, например: в конце июня месяца 1944 года вся бригада грузчиков грузила лес на железнодорожные платформы, но Хомич в середине дня бросил работу и ругаясь нецензурно, обратился к бригаде со словами: «так их с вагонами, пускай стоят, а мы не будем надрываться, бросайте работу и пошли домой». Недельский и Бороденко поддержали Хомича, и в результате вся бригада бросила погрузку. Позднее в конце июля месяца сего года, в начале августа и в первой половине сентября 1944 года были случаи коллективного отказа от работы в выходные дни со стороны Хомич, Бороденко, Недельского, а также Чайки и Омельчука».

И подобные случаи саботажа и невыхода на работу (в военное время!) у них случались неоднократно. Можно лишь удивляться терпению начальства таких горе-рабочих, которое долгое время, более года, закрывало глаза на все более наглевших националистов.

Я не я

Однако этому настал конец. В 1944 году все четверо саботажников были арестованы. Началось следствие. И тогда обвиняемые один за другим начали сочинять сказки о том, какие они сознательные. Мол, в прошлом они и революционеры, и подпольщики.

Омельчук, к примеру, упирал на то, что боролся с «панской Польшей» в 1939 году: и красный флаг тайком вывешивал, и листовки за Советскую власть распространял, и в тайной революционной организации состоял, и в польском застенке сидел. Однако после проверки выяснилось, что все это придумано от первого до последнего слова. И сам Омельчук, припертый фактами к стенке, это признал.

— Все что я показал на допросах 25 и 29 января 1945 года о моей принадлежности к подпольной организации является сплошным вымыслом. Выдумал я ее для того, чтобы на следствии показать себя борцом против панского польского правительства, этим самым смягчить свою основную виновность в проведении антисоветской агитации среди рабочих лесозавода №2.

Это отчасти напоминает то, как сейчас пленные украинские военнослужащие на камеру заливают, что служили поварами и шоферами, в россиян не стреляли, а видео и фото с издевательствами над русскими в их смартфонах не ими сняты, но лишь получены от незнамо кого…

Пересмотр дела

По закону военного времени таких злобствующих агитаторов и пораженцев, стремящихся убивать мирных граждан, в том числе по национальному признаку, наверное, сразу следовало бы поставить к стенке. Однако склоняемое на все лады «зверское» сталинское правосудие оказалось куда гуманнее.

Недельский, Бороденко, Хомик и Омельчук были осуждены 16 апреля 1945 года Военным трибуналом войск НКВД Ивановской области по ст.58-10 ч.2 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы каждый. Наверное, сказалась эйфория того победного года. Приговор был вынесен, когда Красная Армия вышла на подступы к Берлину, и разгром гитлеровцев стал делом нескольких дней. Хотя, впрочем, разных предателей, например, печально известного Власова и ему подобных и после войны судили и вешали.

Но четверо националистов из гороховецкого леса сравнительно легко отделались.

А дальше произошло удивительное. В 1957 году приговор в отношении лжеподпольщика Омельчука был почему-то отменен Генеральной Прокуратурой СССР. А в перестроечном 1990 году — в канун развала Союза и «лихих 90-х» на волне всеобщих разоблачений и разгула гласности и псевдодемократии, по протесту Прокуратуры Владимирской области Президиум Владимирского облсуда 3 августа 1990 года приговор военного трибунала в отношении Недельского, Бороденко и Хомика отменил, а дело прекратил за отсутствием состава преступления!

Более того, один остававшийся к тому времени в живых из этих молодчиков еще и компенсацию получил как «жертва политических репрессий» — по 180 рублей за каждый месяц отсидки — по тому времени целое состояние.

А теперь потомки этих «жертв», если и не прямые, то духовные наследники уж точно, воюют под Донецком и Луганском и, наверное, вновь готовы резать нас на куски и бросать псам…

Алексей Уваров

По материалам Государственного архива Владимирской области

Фото: infourok.ru