Сергей Рыбаков вынул козыри: ВСМЗ получил деньги на реставрацию Успенского собора

Гендиректор ответил митрополиту
  • 455

Вопрос собственности — деликатный вопрос, прав был митрополит Тихон, рассказавший на прошлой неделе о желании епархии взять под своё крыло Успенский собор Владимира и объяснивший, почему это будет хорошо. Такой он деликатный, этот вопрос, что сегодня, взглянув на него с другой стороны, гендиректор ВСМЗ Сергей Рыбаков уверил журналистов, что собор церкви передавать не надо, ибо то, что есть, уже правильно и тем более — хорошо.

Храм и его управляющие

Но сначала определимся в терминологии. Успенский кафедральный собор – это особо ценный объект, исторический памятник, а потому исключительно собственность государства, и никому более, как ему одному, принадлежать не может.

А вот кому государство доверяет оперативное управление этим объектом — вопрос второй. Поскольку Успенский собор не просто храм, а целый комплекс сооружений, таких «управленцев» несколько.

Успенский собор снизу

Успенский собор во Владимире

Владимиро-Суздальский музей-заповедник ведает судьбой самого шедевра белокаменного зодчества XII века, построенного при Андрее Боголюбском и расширенного Всеволодом Большое Гнездо. Владимирская и Суздальская епархия условно владеет колокольней и Георгиевским приделом, которому всего ничего — он 1862 года постройки. А то, что находится вовне собора — забота Госцентра по сохранению, использованию и реставрации объектов культуры и культурного наследия.

Недавно епархия обратилась в Росимущество с просьбой передать ей здание храма.

Запрос духовных отцов в Росреестр, по словам гендиректора ВСМЗ Сергея Рыбакова, был для него неожиданным и странным.

— В своё время РПЦ претендовала на 12 музейных объектов, — сказал он. — Менее трёх лет назад согласительная комиссия, куда вошли представители министерства культуры, Владимиро-Суздальского музея-заповедника и епархии, подписали протокол, в котором церковь отказалась от своих претензий на данные объекты.

На основной резон митрополита Тихона, предъявленный на прошлой неделе и состоявший из того, что епархия возьмёт на себя расходы по локальной реставрации собора, в которой тот давно нуждается, Сергей Рыбаков ответил козырной картой. Он объявил, что деньги уже есть, их дал Минкульт, и организацией реставрационных работ будет заниматься ВСМЗ, так как это его основная обязанность.

Всё нормально, деньги есть

Напомним, митрополит Тихон говорил о том, что общий проект реставрации Успенского собора стоит так дорого, что никто его не осилит. А уж тем более — не потянет финансово сами работы. Поэтому реставрировать нужно «по частям», и епархия как раз этим займётся, благо меценаты есть.

Фрески Успенского собора

Козырная карта, которую предъявил на встрече с журналистами Сергей Рыбаков, если не опровергла полностью утверждения Его преосвященства, то сильно поколебала.

Минкульт выделил 30 миллионов рублей на разработку проектно-сметной документации реставрации Успенского собора.

— Храм нельзя реставрировать локально, его надо обследовать полностью, это очень серьёзная научная работа, — подчеркнул гендиректор ВСМЗ. — В реставрации главный принцип — не навреди, и потому надо знать весь комплекс проблем собора, понимать картину в целом.

Музей начал подготовку к электронному аукциону, до конца года определит подрядчика, и тот приступит к работе. Проект будет готов в 2023-м. Далее последуют сами реставрационные работы, если, конечно, на них выделят деньги.

На вопрос, почему же о щедрости министерства культуры стало известно только сейчас, когда священнослужители развили нешуточную активность, Сергей Рыбаков скромно заметил, что не привык распространяться  насчёт денег до того момента, покуда не примут окончательное решение. А так да, переговоры с профильным руководством шли давно, ещё в прошлом году, ну так вот вам и пожалуйста — результат!

Юридические тонкости

Но, надо полагать, наличие у музея денег на составление умных бумаг хоть и окажется для епархии сюрпризом, однако вряд ли заставит её отозвать свою заявку из Росимущества. Вероятно, будет найден новый предлог, тем более, что, как ни странно, с точки зрения права духовные отцы имеют довольно сильные позиции.

Они опираются на федеральный закон о реституции церковного имущества, принятый в 2010 году. Другое дело, насколько он коррелируется с ценностью самого объекта: это всё-таки не сельская церквушка, из-за которой, конечно, никто не стал бы затевать сыр-бор, а памятник ЮНЕСКО.

Митрополит Тихон объясняет свою позицию по Успенскому собору

«Проповедовать мораль легко, обосновать ее трудно» — писал Шопенгауэр, и, как ни странно, эта цитата больше подходит к музею, нежели к церковникам. Сегодня у ВСМЗ в активе только протокол согласительной комиссии с «отказной» подписью Тихона, но это не нормативный акт, то есть по иерархии права против закона о реституции он слабоват.

— Но если человек подписал, что он отказывается, то это всё-таки веское основание! Не может же он дать слово, а потом взять обратно! — настаивал Сергей Рыбаков.

Это да. Правда, на встрече с журналистами митрополит Тихон объяснил данный казус. Сказал, что, мол, решение по подаче заявки он принимал не единолично. Людей много — почему не посоветоваться?

— Я не один управляю епархией. У нас коллегиальное управление. Мы советуемся, есть у нас архиерейский совет митрополии, у нас есть епархиальный совет. Собираемся, решаем вопросы и проблемы, — уточнил владыка.

Хотя и говорят, что слово не воробей, вылетит — не поймаешь, но с позиции казуистики не каждое слово пришьёшь к делу. Так что, по всей видимости, музею в споре за то, кто будет управлять главным собором Владимира, всё же потребуются более серьёзные юридические основания.

…А для начала руководителям епархии и музея неплохо хотя бы встретиться лично. Вроде, и трудятся через дорогу, пешочком идти пять минут, но видятся не сказать что часто, всё больше на протокольных мероприятиях, где и словом перекинуться некогда — в общем, на бегу, на бегу… А надо бы за столом, в приятной обстановке и желательно — не в постный день.

Фото «Призыва» и Владимирской и Суздальской епархии