Липовыми больничными торговали во время войны в Коврове

 Сейчас торгуют липовыми справками о прививках

Трудно поверить, но даже в самые трудные для страны годы — в Великую Отечественную войну — случались истории, более типичные для нашего беспринципного времени, когда «все покупается и все продается». А именно: в Коврове торговали липовыми больничными листами. И покупали эти бюллетени некоторые несознательные работники оборонного предприятия. Все вкалывали на совесть, руководствуясь лозунгом «Все для фронта, все для победы!», а эти искали возможность «отдохнуть».

Эта криминальная история произошла в городе Коврове летом 1942-го.

Шел второй год Великой Отечественной войны, гитлеровцы захватили Крым и Севастополь, рвались к Сталинграду, к Волге и Кавказу. В кольце блокады оставался Ленинград. Сохранялась угроза Москве.

А в Коврове не только ковалось оружие будущей Победы, но и велось следствие по уголовному делу о фиктивных больничных листах. Фигурантами его стали сотрудники 1-й поликлиники и работники завода имени К. О. Киркижа, что позже стал именоваться в честь оружейника В. А. Дегтярева…

Хищение в больнице

В августе 1942 года сотрудники Ковровского горотдела НКВД узнали о том, что в 1-й городской поликлинике Коврова некие злоумышленники похищали чистые бланки больничных листов. Тогда же появились данные о том, что на местном оружейном заводе некоторые рабочие предъявляли сомнительные больничные листы, по которым на длительное время освобождались от работы.

Инструментальный завод №2 имени К.О. Киркижа. Фото: i.mycdn.me

Завод — одно из крупнейших оборонных предприятий страны. Идет война. Поэтому сотрудники госбезопасности сработали предельно оперативно. В кратчайшие сроки они выявили виновных в подделке документов и уклонении от работы (тогда это трактовалось как саботаж).

Выяснилось, что в поликлинике № 1 (очевидно, при первой горбольнице) работала медсестра Мария Комарова. Она и организовала преступный бизнес на «левых» больничных.


Из характеристики медсестры Комаровой. Работает в 1-й горполиклинике с октября 1941 г. в качестве медсестры глазного кабинета. За время работы в глазном кабинете дисциплинированностью и выдержанностью не обладала, неоднократно вступала в пререкания с врачом при распоряжениях о необходимости выполнения той или другой работы или при указаниях на недостатки и упущения при работе, почему ее в конце концов пришлось перевести на менее ответственную работу с 24 февраля 1942 г. в терапевтический кабинет для работы по приему больных с врачом Карлиной Л.В. Во время работы в терапевтическом кабинете с порученной работой Комарова М.С. справлялась более удовлетворительно, хотя у ней иногда бывали недоразумения личного характера с врачом Карлиной… По своим личным качествам Комарова М.С. отличается хитростью и изворотливостью».

Как оказалось, медсестра в мае 42-го похитила книжку бланков больничных листов. При помощи не в меру предприимчивой ковровчанки Пелагеи Бурмистровой — женщины без определенных занятий, Комарова наладила сбыт «левых» больничных листов.

Мзду в виде хлеба и карточек на хлеб подельницы делили пополам.

Характерно, что Бурмистрова свои сугубо корыстные преступные действия оправдывала тем, что, мол, «ребятам тяжело беспрерывно работать и нужно отдохнуть».

25 кг муки и машина дров

Во время расследования преступлений Комаровой и Бурмистровой выявилась также преступная деятельность врача-терапевта той же поликлиники Лидии Карлиной. Как оказалось, она тоже торговала липовыми больничными.


Характеристика врача Карлиной. Работает в 1-й горполиклинике в качестве врача-терапевта и заведующей здравпунктом фабрики Абельман с 30 августа 1940 г. Обладает слабой врачебной эрудицией и не стремится пополнять свои врачебные знания, почему все время качество ее работы стоит на низком уровне. Карлина Л. В. мало дисциплинирована, нуждается в постоянной проверке выполнения поручаемой ей работы. При всех этих отрицательных качествах она хитра и изобретательна в нахождении всяких «объективных» причин. За упущения по работе имеет три выговора: один за нарушение порядка работы по прививкам и два – за уклонение от выполнения служебных обязанностей, выразившемся в непосещении больных на дому. За плохую работу в качестве заведующей здравпунктом фабрики Абельман была снята с этой работы и заменена другим работником.

Как установило следствие, Карлина незаконно выдавала подложные больничные листки лицам, не желавшим работать. Этим способствовала проведению саботажа. Ну, и сама наживалась. Например, за поддельный бюллетень и справки с шофера завода Стехова она получила взятку в размере 25 кг муки.

Карлина незаконно выдала заводскому шоферу Алексею Ивановичу Стехову (кстати, ранее дважды судимому) больничный лист и обещала договориться с врачами призывной комиссии об освобождении его от призыва в РККА.

Помимо этого, Карлина «выдавала незаконные больничные листки контролеру ОТК завода № 2 Птицыной, по которому последняя гуляла 5 дней, шоферу того же завода Михееву и просила его за это привезти ей машину дров».

По законам военного времени

Вместе с медсестрой Карповой, ее подельницей Бурмистровой, врачом Карлиной, шофером-уклонистом Стеховым на скамью подсудимых также попали рабочие завода имени Киркижа, купившие липовые больничные. Среди них токари Василий Карпов и Михаил Антипов (ранее он получил строгие выговоры за подмену бракованных деталей и прогул), а также фрезеровщик Егор Князькин, ранее уже судимый.

Из них Карпов по фиктивному больничному «отдыхал» 26 рабочих дней, Антипов — 36, а Князькин — 16. И это в условиях военного времени, когда даже дети и старики порой сутками не выходили из цехов!

Из допроса подсудимого Стехова:

Вопрос: Вы знали, что завод им.Киркижа в настоящее время изготавливает оборонную продукцию, и Вы, не выходя на работу, срываете выполнение программного задания по изготовлению оборонной продукции?

Ответ: Да, я прекрасно знал, что, умышленно не выходя на работу по поддельным больничным листам, я способствовал невыполнению программного задания завода по изготовлению оборонной продукции, которая идёт на фронт.

Прогульщики хорошо понимали, что творят. Тем более, что из-за нехватки рабочих на заводе простаивали станки. Об этом тоже говорится в материалах уголовного дела.

Следственное дело № 533 направили на рассмотрение Военного трибунала войск НКВД Ивановской области.

Военный трибунал 30 ноября 1942 года приговорил Комарову и Стехова к расстрелу, Бурмистрову, Карпова и Антипова — к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ), Князькина — к 5 годам ИТЛ, Карлину — к 6 годам. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 18 декабря 1942 года высшая мера Комаровой и Стехову заменена 10 годами ИТЛ.

Осуждена обоснованно

Следствие также выявило преступную беспечность и неуместное благодушие заведующего поликлиникой № 1 г. Коврова Павла Иосифовича Евсюкова. У него под носом происходили указанные безобразия, однако ответственность он не понес. Во всяком случае, из уголовного дела это не видно.

Женский лагерь в 1930-1940-е годы. Фото: history-foto.livejournal.com

В качестве эпилога можно добавить, что в 1993 году Лидия Карлина написала заявление в Генеральную прокуратуру РФ с требованием признать ее жертвой политических репрессий. Однако Генпрокуратура вынесла решение о том, что врач ковровской поликлиники во время Великой Отечественной войны была осуждена обоснованно.

В наши дни печальной реальностью стала покупка «липовых» сертификатов о якобы сделанных прививках от коронавируса. Это во многом перекликается с событиями давней поры. И там и тут налицо доведенный до абсурда преступный эгоизм. Возможно, и ответственность за подобное должна быть соответствующей…

*****

Комментарий руководителя Музея истории органов безопасности во Владимирской области Андрея Соловьева: 

В статье затронуто сразу несколько актуальных на сегодня вопросов.

Во-первых, столкновение личных и государственных интересов. В советское время ответ был однозначным: «раньше думай о Родине, а потом о себе!» И дело было не только в коммунистической идеологии, но и в общинной психологии общества, которая для этой самой коммунистической идеологии была благодатной почвой. Любители пожить за чужой счет не только осуждались в судебном порядке, но и на уровне бытового восприятия.

И, хотя с юридической точки зрения умысел на контрреволюционный саботаж в действиях описанного в статье «медицинского ООО» и его клиентов не особо усматривается, не надо забывать, что действие происходит весной-летом 1942 года, тяжелейшего года Великой Отечественной. И завод № 2 выпускает оборонную продукцию, идущую прямо на фронт. Причём график работы напряжённый, на пределе сил, из-за нехватки кадров простаивают станки, каждые рабочие руки – на счету.

Поэтому позиция следователей понятна, она чётко обозначена при ведении допросов обвиняемых, и кроется за ней не желание отчитаться вскрытием организованной группы саботажников, а чувство справедливости и, как это ни громко звучит, государственным подходом. Следователи – сами ковровчане, и как работают на заводе их родственники и знакомые, им объяснять не надо.

Именно осознание большинством населения первичности интересов государства по отношению к личным интересам помог нашей стране выстоять в той войне.

Пришли иные времена, и интересы личности выдвинулись на первое место.

Нас уговаривают сделать прививки, соблюдать санитарные меры безопасности – но находятся те, кто воспринимает эти призывы как покушение на их личную свободу. МНЕ не надо, Я НЕ ХОЧУ. И покупают справки о прививке. И есть те, кто эти справки ПРОДАЁТ, выливая весьма недешёвую по себестоимости, но бесплатную для граждан вакцину в канализацию. Не за хлебные карточки уже, не за мешок муки – но за наличность.

Но суть та же: ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС. Итог у всех на глазах: пандемия продолжает свое «победное шествие». И достаточно сравнить распространение болезни в Китае с его жесткой позицией с масштабами заболеваемости в странах, считающих себя «оплотом демократии».

Во-вторых, обращает на себя внимание то обстоятельство, что никто из участников описанной в статье  преступной схемы, включая главврача поликлиники, не трясётся от страха перед «кровавым НКВД».

Читая изложенные в статье материалы дела, начинаешь сомневаться в набивших оскомину причитаниях о якобы царившей в СССР атмосфере всеобщего страха и недоверия. Да и невинными жертвами фигуранты дела явно не выглядят. Кому выгодны легенды о «жутком советском прошлом», думаю, уже большинству стало ясно.

Станислав Головцов 

Фото: i12.fotocdn.net