Парагвайская резня

Соседи - они и в Южной Америке соседи

Казалось бы, немцы – disziplin und оrdnung, — а туда же! Стали персонажами криминальной хроники, где органичнее фигурировать российским бандитам, итальянской мафии или, на худой конец, японской якудзе.

Читаю с утра новость: «В Парагвае реставратора и его дочь убили из-за скрипок Страдивари». И подробности: трое граждан Германии задержаны по подозрению в причастности к убийству соотечественников — 62-летнего археолога и реставратора музыкальных инструментов и его дочери-подростка.

Визит к минотавру. Братья Вайнеры, Георгий и Аркадий. Только фамилии не наши, крови больше, скрипок тоже не одна, а четыре и обстановка экзотическая – южноамериканская.

«Бернард фон Бредов был обнаружен мертвым в своем доме в городе Асунсьон. В ванной комнате было найдено тело его 14-летней дочери Лорины. Мужчина лежал на столе с огнестрельным ранением в голову, его дочь убили выстрелом в живот. Предположительно, Бредова перед смертью пытали, а в его доме что-то искали. Полиция считает, что целью преступников были редкие скрипки Антонио Страдивари XVII-XVIII вв., принадлежавшие реставратору…».

История — смесь искусства и банальщины. Этот самый Бернард фон Бредов, уроженец Баварии, аккурат когда ему стукнуло 60, решил перебраться в страну потеплее. Был он к тому времени известным в Европе реставратором музыкальных инструментов и автором научных работ по биологии и геологии. Он ещё в детстве нашёл целый скелет мамонта и тем прославился.

Переехал. Выбрал привычное окружение: соседями были немцы. И одному из них, некоему Граннасу, Бернард фон Бредов отдал на хранение скрипки — четыре Страдивари.  Он решил куда-то съездить ненадолго, да забеспокоился за ценный инструмент — не стащили бы, вот и доверился соотечественнику.

А когда вернулся, сосед-пройдоха сказал, что был пожар, и скрипки сгорели. То ли он как-то неубедительно это сказал, и облапошенный сосед что-то заподозрил, то ли, подбив ещё пару мазуриков, Граннас решил найти у реставратора сертификаты подлинности инструментов, без которых их продать невозможно — это следствию ещё предстоит выяснить. Но факт остаётся фактом: трое бюргеров — всем за пятьдесят уже — замучили хорошего человека и его дочку в погоне за грязным барышом.

Смерть есть смерть, да ещё такая страшная, и, безусловно, история эта крайне прискорбная, тем более что всё это произошло на самом деле, а не в какой-нибудь детективной книжке или кино. Поражает в ней только легкомыслие знаменитого реставратора и ощутимый для каждого россиянина диссонанс.

Диссонанс этот в том, что у нас доверие соседям, как хороши бы ни были с ними отношения, не может простираться до включения в список доверенных вещей произведений стоимостью в миллионы долларов. Соседям можно одолжить, ну, я не знаю, шуроповёрт, бетономешалку, в крайнем случае, автомобиль на сутки или энную сумму денег.

Но любому известно, что даже энная сумма денег, несоизмеримо меньшая стоимости одного колка со скрипки Страдивари, может стать поводом раздора, поскольку её запросто могут зажилить. Лучшие друзья порой расплёвываются друг с другом из-за энной суммы денег, что уж говорить о соседях.

Разборки соседей, в том числе с летальным исходом, и у нас частенько попадают в криминальную хронику, но страсти, породившие душегубство, всегда кипят по причинам куда более мелким и банальным, нежели те, что наблюдались в Парагвае. Мотивом может быть не отданная вовремя вещь. Криво поставленный забор, ущемляющий интересы одного из дачных или сельских латифундистов. Подозрение в том, что похотливый сосед как-то уж больно пристально наблюдал из-за штакетника за твоей женой. И так далее.

Причём криво поставленный забор или брошенный двусмысленный взгляд, как катализаторы агрессии, могут всплыть совершенно случайно во время совместной трапезы после изрядно выпитого. Слово за слово, и за нож. А так до этого были прекрасные отношения и постоянные хождения друг к другу в гости.

Так что в России, думаю, сосед соседу не то что четырёх Страдивари, а и одного не отдал бы. Поскольку наперёд помыслил бы, что это непременно спровоцирует какую-нибудь каверзу. Уж если даже немецкие колонисты со своими disziplin und оrdnung, перебравшиеся в Парагвай для того, чтобы на старости лет наслаждаться солнышком и тропическими фруктами, теряют контроль над собой и размахивают пистолетами, как какие-нибудь бойцы наркокартелей, то на нашей почве страсти могут разгореться и вовсе не из чего.

Само собой, не нужно вовсе исключать соседей из своей жизни. Добрый сосед – большое дело! «Можно жить без друзей, но нельзя без соседей» — написал как-то Томас Фуллер, английский священник и интеллектуал. Но, ей Богу, после парагвайской истории, имея дело с соседями, я всё же буду иногда вспоминать немецкого реставратора Бернарда фон Бредова и его бедную дочурку. Да, у меня нет скрипок Страдивари. И живут рядом со мной не германцы, а большей частью природные русаки. Но ведь и герой нашей истории, ещё мальчуганом откопавший мамонта, не помышлял о том, что его окружают злодеи и убийцы. А вон как оно вышло!

Так уважайте соседей, общайтесь с ними, зовите друг друга в гости, но доверяйте до известных пределов, а одалживая взаймы, будьте готовы к тому, что долг вам не вернут. Это избавит вас от неприятных сюрпризов. А в отдельных случаях — тьфу, тьфу, тьфу! — позволит сохранить жизнь.

Фото: ru-ar.ru