Посол в Кабо-Верде

Благодарность Наталье Поклонской

Спасибо Поклонской! Наталье — спасибо! Благодаря ей, узнал такую страну — Кабо-Верде. Название, конечно, слышал и раньше, но не вникал — что это, где это… А тут — полез в Интернет, ознакомился.

Это чудесное место, друзья! Во-первых, не просто государство, а островное: 10 крупных и 8 мелких клочков земли в Атлантическом океане. Во-вторых, какое имя, пусть сейчас упразднённое — Острова Зелёного Мыса! Оно вбирает в себя нашу детскую романтику: морскую ширь, сочность тропических лесов, берега далёкой страны… Да и современное название Кабо-Верде подкупает экзотикой и загадочностью.

Я благодарен Поклонской и завидую ей. Всякой завистью — белой, чёрной, ультрамариновой, какой хотите. Меня подмывает крикнуть: «На её месте должен быть я!». Но я молчу, ибо в Кабо-Верде меня не пошлют, а вот в скорбный дом за такие заявления — могут. Иногда надо скрывать свои чувства.

Кабо-Верде, Кабо-Верде… Там есть потухшие вулканы и щебнистые нагорья — «лунный пейзаж». Там скалистые берега и мягкий климат. «Каждый остров уникален по природе и ландшафту» — сообщает Википедия, и я хочу облазить эти острова, обойти их все 18, чтобы понять уникальность каждого.

Но обойдёт и облазит их Наталья Поклонская, скромная девушка из посёлка Алексеевка, дослужившаяся до республиканского прокурора и депутата Госдумы. Она уже начала штудировать португальский язык. Там очень сложная фонетика, сказала она.

Верю: целеустремлённая, она выучит португальский. И креольский. Я — нет. У меня природная тугоухость на португальский, креольский и любые другие иностранные. Знаю пару фраз по-армянски. Боюсь, в Кабо-Верде это не пригодится.

Кстати, о языках. Если после 150 граммов смотрю по телеку Deutsche Welle, то через какое-то время начинаю всё понимать. Не факт, что картинка в моей голове совпадает с тем, что говорит с экрана Олаф Шольц, но у меня полное ощущение аутентичности. Можно попробовать ту же штуку с португальским, но есть риск, что взбунтуется печень, да и кабо-вердийцы будут в недоумении: чего это посол вечно подшофе?

Против Поклонской у меня — ни единого шанса, понимаю. Я бы попросился к ней в дипмиссию, ну, не знаю, кем (третьим советником и атташе мне явно не светит), ну, хотя бы архивистом или садовником. Стричь кусты и газоны на Кабо-Верди, что может быть лучше?

Осознаю, что мои притязания на представительство в заморских островах смешны и нелепы. Даже для этого нужно предварительно сделать карьеру, выбрать нужную партию, взлететь на политический Олимп. Нужно как-то засветиться. Доказать благонадёжность. И так далее.

«А как ты думал?» — говорю я себе, горько усмехаясь. Во дни гонений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины надо не только чесать великим и могучим, надо что-то делать, как делала это Поклонская. Ведь даже Санчо Панса для того, чтобы стать губернатором Баратории, сначала оставил уютный дом, влез на осла и потащился за своим сумасшедшим хозяином по пыльным испанским дорогам. Ты же и пальцем не пошевелил, но туда же: «Остров мне, остров!»

Да не один, а восемнадцать!

Нет, воплощение романтических детских грёз тоже надо заслужить делом, возможно, неприятным и сопряжённым с опасностью. Путь политика не устлан цветами и пахнет отнюдь не розами. Поклонская пошла по нему, пусть неровно и под свист зрителей, иногда замысловато и как-то по-своему, в своей манере. Но пошла. И потому увидит Кабо-Верде.

Увидит Острова Зелёного Мыса. Увидит береговые скалы. Потухшие вулканы. Лунный пейзаж. И зелень тропических лесов. Всё то, о чём мы, умные и осмотрительные, знаем по детским книжкам и из Википедии.