Удар по классике: пропала ещё одна станция из поэмы «Москва-Петушки»

Реальность всё больше расходится с литературой

На Горьковском направлении железной дороги переименовали ещё одну станцию. Подмосковная Чухлинка стала называться Перово, сообщила «Российская газета«. Это звучит более благозвучно, кто спорит. Но если так пойдёт дальше, то маршрут «Москва-Петушки», воспетый Венедиктом Ерофеевым, будет разительно отличаться от реального, железнодорожного. Чухлинка стала пятой станцией, ныне существующей только в знаменитой поэме писателя, которого владимирцы считают своим земляком.

Нижегородская, бывшая Карачарово

Сейчас владимирцы, следующие в столицу или из неё, привыкают к новой станции Нижегородской. Она соседствует с Серпом и Молотом, чьё наличие означало для пассажиров советских «колбасных электричек» только одно: скоро Курский вокзал.

Строительство станции Нижегородская. Фото Правительства Москвы

Между тем Нижегородская, открытая московским мэром Сергеем Собяниным в 2019 году, есть не что иное, как Карачарово. То самое, приближению к которому посвящена самая короткая глава поэмы «Москва-Петушки». Она состоит всего из трёх слов: «И немедленно выпил».

Карачарово формально не исчезло, оно как бы слилось с соседней Нижегородской.  Сначала Карачарово было платформой, с которой можно пересесть на станцию Нижегородскую, а потом весь этот транспортный узел (кстати, один из крупнейших в столице) получил имя нашего восточного соседа. Обе станции интегрировали в Московское центральное кольцо.

«Заря» новоявленная

Между Чёрным и Купавной, где несчастный герой Ерофеева рассуждает о безмерном своём одиночестве и умении дерзать, сейчас впору делать разбивку. Часть главы посвящать безмерному одиночеству, а часть — умению дерзать. Поскольку на нынешнем пути Венички появилась бы ещё одна станция — Заря.

Станция Заря. Фото: railwayz.info

В ерофеевской поэме Зари нет. Первый раз взошла она в 1995-м, открывшись, и вторично в 2005-м, получив официальное наименование. Назвали её по месту расположения. Она находится в жилом секторе бывшего военного посёлка Заря, который ныне — один из микрорайонов городского округа Балашиха.

Километры с именем собственным

Целый ряд платформ, ранее просто обозначавших расстояние до Москвы в километрах, получили собственные имена. Например, в книге после Фрязево лежит 61-й километр. Именно там Веничка опровергает теорию усатого попутчика о тотальной трезвости тайного советника Иоганна фон Гёте, рассуждает о пользе хороших и плохих женщин и поминает Максима Горького, сидящего голоногим на острове Капри. Сейчас 61-й километр стал остановочным пунктом Казанское.

Название дано в 1991 году по селу Казанское, расположенному в 2 км к югу от платформы.

Следующий за ним бывший 65-й километр теперь Вохна. Звучит красиво, но, в общем-то, там мало что изменилось с ерофеевских времён. О Вохне в Википедии говорится только, что состоит она из двух платформ, соединённых настилом через пути. И не оборудована турникетами.

В книжке это место запомнилось рассказом о безумной любви неведомого приятеля к арфистке Ольге Эрдели и попыткой старика Митрича поведать о колхозном председателе с нетипичным именем (или фамилией?) Лоэнгрин.

В Музее Венедикта Ерофеева в Петушках

В Музее Венедикта Ерофеева в Петушках. Фото «Призыва»

А 85-й километр, где герой Ерофеева уже изрядно набрался и несёт откровенную чушь о своём путешествии по Европе, ныне Кабаново. Из любопытных сведений об этой точке нашлось разве что такое: «Напротив северной части платформы находится жилой сектор деревни Кабановская Гора, протянулась природная территория, лесные массивы, расположено Кабановское озеро».

В основном, платформой пользуются жители города Ликино-Дулёво и дачники, информируют интернет-источники, а в качестве достижений приводят такой факт: «С октября 2014 года на станции размещается билетная касса».

БП 97-й километр: малое приобретение

В реальной жизни появился отсутствовавший в поэме 97-й километр. Почему появился — сказать трудно. В виртуальных просторах о нём сведений никаких, больше о его тёзке в Мордовии.

Вообще-то эта новоприобретённая платформа — часть посёлка Войново-Гора, лежащего на стыке Московской и Владимирской областей. В этом населённом пункте есть ещё одна станция, собственно именуемая Войново, так что 97-й километр — некий приросток.

Возле этой платформы располагается клязьминская заводь Байкал, чуть далее к Крутому — озеро Амазонка, а ещё в нескольких километрах по «железке» — психиатрическая больница № 8 города Орехова-Зуево на улице Торфобрикетной.

Наконец, последнее изменение, вносящее диссонанс между литературной основой и действительностью – платформа 105-й километр. Она теперь носит гордое имя Глубоково. Находится между Усадом и Покровом и ничем героическим не отмечена. В книге на её долю приходится мрачный отрывок встречи Ерофеева с сатаной, подозрение героя о том, что неверен его путь и, наконец, чёрное забытьё.

Станция Чухлинка, нынешнее Перово. Фото: inorehovo.ru

…Остаётся только надеяться, что большая часть фигурировавших в поэме названий не канет в Лету, а прочно устоит как в жизни, так и в литературе. Всё же хочется, чтобы Петушки были Петушками и не постигла бы их участь Чухлинки.

А Чухлинку всё же жалко.

Фото «Призыва»