Ветеран «СМЕРШа» Анна Волкова отметила 101 год

Воспоминания сотрудницы контрразведки

Вчера, 6 августа 2021 года, жительница деревни Воскресенское Александровского района Анна Андреевна Слепынина отметила своё 101-летие. Долгожительница — ветеран Великой Отечественной войны, причем служила она в легендарной контрразведке «СМЕРШ». Сотрудников этой службы военной поры почти уже не осталось. Анна Андреевна рассказала о себе и своем боевом пути.

Из учителей — в «СМЕРШ»

Анна Волкова (такова ее девичья фамилия) родилась 6 августа 1920 года в деревне Воскресенское Александровского уезда Владимирской губернии. Окончила Александровское педагогическое училище. Потом работала педагогом начальных классов в Ново-Воскресенской сельской школе, учительствовала в школе военного городка на станции Арсаки Ярославской железной дороги. Там она и встретила Великую Отечественную войну.

Дальние окрестности Москвы нередко бомбила гитлеровская авиация. Один из авианалетов пришелся на Арсаки, после чего семьи военнослужащих оттуда эвакуировали в глубокий тыл. Учить стало некого.

В те дни в поселок прибыла на временное место дислокации воинская часть. Гражданскому населению объявили, что туда требуется на работу секретарь. Анна Волкова, оставшись без учеников, попробовала устроиться на новое место. В расположении части с девушкой побеседовал командир Патрикий Федорович Голованов. Он остался доволен потенциальной сотрудницей и сообщил ей, что отныне она будет служить в контрразведке «СМЕРШ».

Аня даже не поняла сначала, что это такое. Однако лежавшие на столе документы с грифом «Совершенно секретно» наглядно подтверждали, что все очень серьезно.

Рядом с передовой

Вопрос поступления Анны Волковой на службу в «СМЕРШ» окончательно решался в Москве на Лубянке. Из Александрова до столицы на поезде недалеко. Столичные особисты, подробно расспросив обо всем новую коллегу, дали добро на зачисление её в кадры. И вручили вчерашней учительнице новенькое служебное удостоверение.

Анна Волкова в годы войны. Фото из семейного архива

Так Анна стала делопроизводителем отдела контрразведки «СМЕРШ» 17-й штурмовой инженерно-саперной бригады резерва Верховного Главнокомандования. Числилась она вольнонаемным сотрудником, хотя начальник отдела и обещал ее аттестовать на присвоение воинского звания. Но сделать этого не успел.

— Со станции Арсаки наша войсковая часть переправилась в Ногинск, где и завершила свое формирование,  — вспоминает Анна Андреевна. — А из Ногинска бригада была направлена на Ленинградский фронт, участвовала в боях, завершившихся окончательным снятием блокады Ленинграда. Моя первая фронтовая награда — медаль «За оборону Ленинграда».

Отдел «СМЕРШ» всегда находился километрах в двух от передовой.

Мера вынужденная, продиктованная интересами безопасности. Хотя и под артобстрелы попадали. Однажды, уже в Германии, немецкие снаряды рвались совсем близко от здания, где расположился отдел «СМЕРШ».

 — Начальник отдела тогда спросил меня: «Страшно?» «Да» — ответила я. А оперработники отдела (их было по одному на каждый батальон бригады) большей частью находились в обслуживаемых ими подразделениях. Так что воевали мы, как и все, каждый на своем посту…

На чистую воду

Архивные документы свидетельствуют, что 17-я штурмовая инженерно-саперная бригада, где служила Анна Волкова, в составе Ленинградского фронта участвовала в Красносельско-Ропшинской, Выборгской, Нарвской наступательных операциях, в освобождении городов Красное Село, Гатчина, Выборг, Териоки.

27 января 1944 года бригада была удостоена почетного наименования Гатчинская, в марте и июне 1944-го ее дважды наградили орденами Красного Знамени.

Анна Андреевна с улыбкой рассказывает о специфике своей фронтовой службы, в том числе и полной взаимозаменяемости сотрудников в нелегких условиях военного времени:

— В мои обязанности входило ведение секретной документации, подготовка приказов по отделу, прием и отправка почты. Были случаи, когда оперативники просили меня выполнить за них ту или иную «бумажную» работу. За это начальник отдела поругивал и меня, и оперативных работников, но до взысканий дело не доходило. Иногда приходилось «обеспечивать прием» наведывавшихся иногда в отдел проверяющих: девушка я была непьющая, и полагавшиеся мне «фронтовые» 100 граммов аккуратно сливала в бутылку. Когда возникала необходимость накрыть для проверяющих стол, эта бутылочка шла в ход. Если часть передислоцировалась, то я, собрав секретную документацию в чемодан, ехала к новому месту на машине в сопровождении охраны.

Оружие, удостоверение и значок сотрудника «СМЕРШ». Фото: yaplakal.com

Впрочем, служба бывшей учительницы отнюдь не сводилась к бумажной работе. Однажды ей даже довелось выполнять задание, как заправскому оперативнику, выявляя предателей и паникеров, собиравшихся перейти на сторону врага.

— В нашу бригаду пришло пополнение из красноармейцев, то ли вышедших из окружения, то ли освобожденных из немецкого плена — за давностью лет точно уже не помню, — поделилась подробностями этой когда-то совершенно секретной операции Слепынина. — Среди них были и мои земляки, уроженцы Ивановской области (Александровский район в те годы туда входил. Прим. автора). Наши оперативники получили информацию, что среди бойцов бригады некоторые вновь прибывшие красноармейцы ведут изменническую пропаганду, склоняя сослуживцев сдаваться в плен. Вот начальник отдела и попросил меня при удобном случае встретиться со своим земляком из нового пополнения, разговорить его, попытаться узнать, действительно ли ведутся такие разговоры.

«Удобный случай» произошел в лесочке, куда Анну с группой бойцов отправили собирать малину — тыловики не упускали любую возможность внести разнообразие в питание бойцов. Земляк тоже там оказался. Познакомились, разговорились.

— О том, что работаю в отделе «СМЕРШ», я, конечно, ему не сказала. И вот в ходе разговора этот солдат потихоньку начал меня агитировать, что, мол, нечего зря кровь проливать, надо при первом же случае переходить на сторону немцев, что таких желающих в части немало, нас, мол, целая группа. Слушала я его заинтересованно, и мой собеседник все больше и больше рассказывал и о своих намерениях, и о своих «единомышленниках», решившихся на измену.

Вскоре группа изменников была арестована и предана суду Военного трибунала. 2 июля 1944 года была вручена самая дорогая и значимая для девушки медаль «За боевые заслуги» № 1017819, как значилось в приказе, «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество».

Возвращение

Фронт был фронтом, и смерть витала над всеми, в том числе и над сотрудниками «СМЕРШа». Один эпизод гибели боевого товарища навсегда врезался в память Анны Андреевны:

— Служил у нас оперуполномоченным лейтенант Анатолий Бирюков, мой ровесник, может, чуть моложе. Как-то Анатолий зашел ко мне решить какой-то служебный вопрос, мы еще с ним о чем-то поговорили, и он ушел в штаб. Через короткое время получаю письменное указание начальника отдела заказать в комендантском взводе гроб и выписать похоронку на лейтенанта Бирюкова. Оказывается, по дороге в штаб его убил снайпер.

Личные вещи Анатолия я, по указанию начальника, продала, а деньги выслала его матери, письмо ей написала. Мать Анатолия потом написала мне, просила сообщить, что говорил ее сын в последнее время, какие слова…

Война для Анны Волковой закончилась в немецком городе Кюстрин на Одере.

К тому времени она познакомилась с будущим мужем — старшим фельдшером-лейтенантом медицинской службы Петром Никифоровичем Слепыниным. В победном мае 1945-го Анна, уже Слепынина, вернулась домой в Воскресенское, где у нее родился сын Владимир.

А в 1947 году вместе с мужем она отправилась в длительную командировку в Японию, так как муж был назначен фельдшером Советской военной миссии в Токио. Там Анна Андреевна два с половиной года проработала библиотекарем в центре японской столицы, где и воспитывала сына. Затем Слепынины вернулись на Родину.

Ветеран «СМЕРШа» отметила 101-летие

Дальнейшая судьба Анны Андреевны была связана с ее главной мирной специальностью — педагогикой. Учителем она проработала в общей сложности полвека, воспитав несколько поколений учеников, и в 1973 году была удостоена почетного звания «Заслуженный учитель РСФСР».

И сегодня эта удивительная женщина сохраняет оптимизм, бодрость духа и отличную память, став живой легендой для своих земляков.

Андрей Смирнов

Фото из семейного архива Анны Слепыниной